Стэнфордский тюремный эксперимент: как американцы холокост пытались объяснить

0
60

Стэнфордский тюремный эксперимент: как американцы холокост пытались объяснить

«Вирус нацизма»

После Второй мировой войны просвещенная мировая общественность пыталась ответить на вопрос – как человечество допустило массовое уничтожение себе подобных в лагерях смерти?

Чем можно объяснить появление чудовищных организаций наподобие СС и «Отряда 731»?

Впервые профессиональным психиатрам удалось столкнуться с представителями «высшей расы» на Нюрнбергском процессе. Одним из них был Дуглас Келли, наблюдавший за психическим здоровьем нацистской верхушки в течение всего судебного процесса.

Келли был убежден, что все подсудимые психически тяжелобольные люди. Иначе не объяснить зверства, на которые они оказались способны.

Обратной была точка зрения врача-психиатра Густава Гилберта, считающего военных преступников скорее здоровыми людьми с небольшими отклонениями. Позже оба врача напишут два бестселлера – Гилберт «Нюрнбергский дневник», Келли – «22 камеры».

И действительно, часть «пациентов» производила впечатление невменяемых. Геринг жестко сидел на паракодеине. Алкоголик Роберт Лей путался в восприятии цветов. А Рудольф Гесс был уверен, что его методично травят, и жаловался на потерю памяти. Позже он, конечно, сознался, что симулировал идиотизм в надежде избежать наказания.

Стэнфордский тюремный эксперимент: как американцы холокост пытались объяснить

Чернильные кляксы теста Роршаха
Настоящим шоком для психиатров стали итоги IQ-тестирования военных преступников.

Несмотря на несовершенство подобных методик оценки умственных способностей, IQ-тест формирует общую картину развития личности. Самый впечатляющий результат показал Ялмар Шахт, человек, ответственный за нацистскую экономику, а самый скромный IQ зафиксировали у Юлиуса Штрейхера. Однако даже у ярого пропагандиста-антисемита развитие интеллекта было выше среднего.

Штрейхер, вообще, был очень занятным арестантом. С ним никто из обвиняемых не хотел разговаривать, принимать совместно пищу и даже сидеть рядом на заседаниях судебного процесса. Отщепенец среди изгоев, всецело одержимый ненавистью к евреям.

Густав Гилберт писал о Штрейхере:

«Навязчивая идея давала о себе знать почти в каждой из бесед с ним в камере еще до начала процесса.

Штрейхер считал своим долгом убеждать на предмет его компетентности в области антисемитизма каждого посетителя своей камеры, причем помимо своей воли скатываясь при этом на похабно-эротическую или богохульную тематику, по-видимому, более всего вдохновлявшую его».
Доктор Келле вторил коллеге:

«Создал для себя систему догматов веры, которые при поверхностном рассмотрении казались логичными, но были основаны только на его личных чувствах и предрассудках, а не на объективных фактах.

Эту систему он разработал и осуществил настолько основательно, что сам твердо верил в это.

Во время моих бесед со Штрейхером оказалось невозможным общаться в течение нескольких минут, чтобы он не начинал обсуждать «еврейский вопрос».

Он постоянно думал о еврейском заговоре.

Двадцать четыре часа в сутки каждая его идея и каждое его действие вращалось вокруг этой идеи».
С медицинской точки зрения, это было типичной параноидальной реакцией.

Но при всем этом, Штрейхер продемонстрировал уровень IQ выше среднего. Психиатрическая экспертиза, организованная по инициативе адвоката Ганса Маркса, признала Штрейхера вполне вменяемым и способным себя защищать.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  На Сахалине на акцию протеста вышел один человек. В остальных регионах было кучнее (Большая подбока видео)

Антисемитизм сквозил из матерого нациста буквально отовсюду. Так, доктору Гилберту он по секрету признался:

«Я уже заметил – трое из судей – евреи… Я умею определять кровь. Этой троице не по себе, когда я на них смотрю. Я это вижу. Я двадцать лет потратил на изучение расовой теории. Характер познается через комплекцию».
Отвратительный нацист и умер отвратительно.

К виселице его пришлось тащить насильно, перед смертью он бился в истерике и кричал:

«Хайль Гитлер! Сегодня у вас тут веселое еврейское празднество? Но все же это мой, а не ваш Пурим! Настанет день, когда большевики перевешают многих, очень многих из вас!».
Как утверждали свидетели, остальные приговоренные к смерти умерли более или менее быстро, а вот Штрейхера пришлось душить чуть ли не руками.

Но вернемся к психологическим портретам остальной нацистской верхушки.

В среднем IQ у 21 заключенного равнялся 128 – это очень неплохой показатель даже для руководящего сословия.

Примечательно, что Герингу очень не понравилось его третье место в рейтинге подсудимых нацистов, и он даже потребовал повторного тестирования. Но почетные лавры «самого умного нациста» так и остались у Ялмара Шахта.

Стэнфордский тюремный эксперимент: как американцы холокост пытались объяснить

Нюрнбергский процесс
Психиатрические исследования показывали, что у нацистской верхушки с мозгами все нормально.

Тогда где искать пресловутый «вирус нацизма»?

Определенные надежды доктор Келле возлагал на тест Роршаха. Суть его в интерпретации симметричных относительно вертикальной оси чернильных клякс – подсудимых просили назвать первые пришедшие на ум ассоциации.

Выяснилось, что уровень творческого потенциала у нацистской верхушки очень скуден. Казалось бы, вот оно объяснения зверской сущности! Но и здесь результаты никак не выбивались из средних значений для популяции.

Ответственные за развязывание самой жесткой в истории войны и гибель миллионов невинных в лагерях смерти оказались вполне нормальными людьми, пусть и очень умными.

Это поставило мировую психиатрию в очень неудобное положение – наука не смогла объяснить такое злодейство отклонениями в мозговой деятельности.

Итоги работы с нацистами оставили глубокие следы и в сознании психиатров. Дуглас Келле покончил с собой в 1958 году, по примеру Геринга отравившись цианистым калием. Он до конца своих дней восхищался самоубийством Геринга, называя это мастерским ходом. Еще один психиатр Мориц Фукс разочаровался в методах психиатрии и посвятил себя служению Богу в духовной семинарии. Только Густав Гилберт остался верен своей профессии и ушел из жизни психиатром с мировым именем.

Но проблема «вируса нацизма» так и осталась нерешенной.

Инициатива Зимбардо

Доктор наук Филипп Зимбардо к 1971 году уже был весьма именитым ученым-психологом. В его послужном списке была работа в Бруклинском колледже, Йельском и Колумбийском университетах и, наконец, с 1968 года он трудился в Стэнфорде.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Новости Новороссии от 30.04.2021

Среди его научных интересов особое место занимали вопросы проявления жестокости со стороны обычных людей. Например, когда вчерашний учитель или сельский врач становятся кровавыми надсмотрщиками в лагере смерти. Зимбардо определенно пытался довести до конца дело Гилберта-Келле и выяснить, наконец, в чем заключается тайна «вируса нацизма».

Стэнфордский тюремный эксперимент: как американцы холокост пытались объяснить

Филипп Зимбардо
Для своего знаменитого Стэнфордского тюремного эксперимента Зимбардо привлек 24 здоровых и психически устойчивых добровольцев-мужчин из числа студентов, которых он разделил на три группы случайным образом.

В первой группе девять парней определили как «заключенных», во второй оказалось девять «надзирателей» и еще шесть резервных на случай, если у кого-то не выдержат нервы или здоровье.

В подвале факультета психологии Стэнфордского университета была заранее подготовлена импровизированная тюрьма с камерами и решетками. Для пущей достоверности в «задержании» мнимых заключенных участвовали настоящие полицейские городка Пало-Альто. У студентов взяли отпечатки пальцев, выдали тюремную робу с индивидуальными номерами и даже заковали в цепи.

Как утверждал сам Зимбардо, сделано это было не с целью ограничения движений, а для полноценного вхождения в роль заключенного. Брить арестантов наголо организатор эксперимента не решился, а только одел на голову каждого по нейлоновому чулку. В соответствии с планом эксперимента, девять «заключенных» разместили в трех камерах, из удобств оборудованных лишь матрасами на полу. Окон для естественного освещения камер в подвале предусмотрено не было.

Стэнфордский тюремный эксперимент: как американцы холокост пытались объяснить

Стэнфордский тюремный эксперимент: как американцы холокост пытались объяснить

Стэнфордский тюремный эксперимент: как американцы холокост пытались объяснить

Стэнфордский тюремный эксперимент
«Надзирателей» снарядили защитной формой, солнечными очками с зеркальными стеклами, чтобы избегать зрительного контакта с «жертвами», и резиновыми дубинками. Зимбардо запретил пользоваться дубинками и вообще применять физическое насилие в отношении мнимых заключенных.

При этом обращаться по именам к людям за решеткой было строго запрещено – только по индивидуальным номерам. К «тюремщикам» обращаться можно было исключительно «мистер тюремный офицер».

Здесь автор эксперимента пытался воспроизвести условия дегуманизации личности человека в нацистских лагерях смерти и японском «Отряде 731». Если немецкие надсмотрщики различали узников по номерам на татуировках, то японцы вообще называли своих жертв просто бревнами.

По правилам на девять заключенных в университетской тюрьме должны были присутствовать как минимум трое надзирателей, остальных Зимбардо отпускал домой до новой смены дежурства.

Каждая смена длилась стандартные восемь часов.

Кстати, каждому участнику эксперимента (и «заключенному», и «тюремщику») полагалось 15 долларов за две недели.

Сам Филипп Зимбардо играл роль начальника тюрьмы, а его коллега Дэвид Джеффри принял на себя должность главного тюремного надзирателя.

Весь эксперимент фиксировался на видео, а Зимбардо проводил с участниками ежедневные беседы, письменные тесты и опросы.

В случае обострения ситуации, «тюремщики» могли вызвать подмогу из числа резервной группы.

Первое чрезвычайное происшествие случилось уже на второй день исследования.

Окончание следует…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь