Военно-политические итоги 2021 года. Colonel Cassad

0
27

Военно-политические итоги 2021 года. Colonel Cassad

Военный эксперт, автор аналитического Telegram-канала Colonel Cassad Борис Рожин представил для международной редакции Федерального агентства новостей краткий обзор по основным военно-политическим событиям и тенденциям. В обзор вошли события во всех ключевых мировых вооруженных конфликтов и гибридных войн.

Европа

1. Война на Украине продолжает оставаться главным горячим конфликтом в Европе. Конфликт продолжается в рамках перманентной позиционной войны, которая поддерживается США руками киевского режима. Очевидно, что США не заинтересованы в прекращении этого выгодного конфликта, который регулярно генерируют кризисы, которые отдаляют Россию от Европы и порождает экономические и политические конфликты между ними. Режим в Киеве остается инструментом, а издержки Украины не существенны. Текущей кризис вокруг втягивания Украины в НАТО и требования Россией письменных гарантий безопасности, отражают последствия того курса США, который привел к гос.перевороту на Украине с последующим использованием Украины как инструмента против России. Наряду с иранской ядерной программой и вопросом Тайваня, война на Украине остается одним из главных потенциальных спусковых крючков крупной региональной или даже глобальной войны.

2. Холодная война между США и РФ набирает обороны, а Восточная Европе усилиями Вашингтона превращается в Новый Железный Занавес или Санитарный Кордон против России. Это не выбор России, но выбора у нее особо и нет – США не оставляют особого выбора – либо сдаться, либо бороться. РФ выбрала путь борьбы, что будет обуславливать продолжение эскалационного трека, так как правила новой Холодной войны еще не выработаны, а старые правила взаимоотношений между США и РФ уже утеряли свою актуальность. Помимо Украины, интересы США и РФ будут сталкиваться в вопросе Белоруссии, Молдавии, Сербии, Армении, Грузии.

Страны НАТО в большинстве своем будут вольно или невольно поддерживать курс США на эскалацию, что, впрочем, не исключает актов фрондерства и непослушания со стороны тех, кто видит, что США уже не те, что раньше.

3. Белоруссия после провала государственного переворота 2020-го года вынуждено встала на путь более тесной интеграции с Россией, так как период многовекторности 1994-2020 года подошел к концу. Свежие подвижки в военной интеграции Белоруссии и изменение её риторики относительно ядерного оружия и европейских угроз, достаточно наглядно отражают простую истину – Белоруссия с Лукашенко осталась по нашу сторону Железного занавеса. Без Лукашенко, она скорее всего оказалась бы по другую сторону баррикад. Белорусский раунд Россия у США выиграла, что, впрочем, не отменяет попыток США добиться смены режима в Минске в выгодном для себя ключе и превратить Белоруссию в такой же инструмент антироссийской политики, как и Украина.

Военно-политические итоги 2021 года. Colonel Cassad

Ближний Восток

1. Война в Сирии как конфликт с большими наступательными операциями фактически закончилась в марте 2020-го года. Но антитеррористические операции в восточной части страны, позиционные бои в Идлибе, борьба с захватом США территорий Дейр эз-Зора и Ат-Танфа, остаются на повестке дня. Плюс на территории Сирии идет гибридная война между Ираном и Израилем. Несмотря на победу правительства Башара Асада в гражданском конфликте, до стабилизации в Сирийской Арабской Республике (САР) еще очень далеко. Россия и Иран работают над этим, но сопротивление Вашингтона, Тель-Авива и Анкары затрудняют процесс окончательного изгнания незаконно присутствующих иностранных сил и их наемников с территории Сирии, а также разгрома остающегося подполья боевиков. Все это затрудняет процесс экономического восстановления САР, так как страна де-факто отрезана от большей части запасов своей собственной нефти, которую незаконно добывают лояльные США курдские формирования «Сирийских демократических сил» (СДС), после чего ресурсы контрабандным путем вывозятся в Ирак. Наличие стольких проблем порождает возможность возобновления операции Турции против курдов, с целью занять Айн эль-Араб (Кобани). В этом году Россия не дала это сделать, но полностью от этой идеи правительство Реджепа Тайипа Эрдогана не отказалось.

Торг вокруг будущего северо-востока САР безусловно будет продолжаться. США в свою очередь будут затягивать свое незаконное присутствие в Сирии, чтобы досадить России, Ирану и отчасти Турции. Из важных событий стоит отметить подавление опасного мятежа в Деръа, бои у Телль Тамра и Айн Иссы, вылазки и теракты «спящих ячеек» «Исламского государства»1 (ИГ1, запрещено в РФ), а также частичную нормализацию отношений Асада с некоторыми странами Персидского залива.

2. Война в Йемене продолжает оставаться самым интенсивным конфликтом из текущих. Огромные потери с обеих сторон, активное применение авиации, дронов, баллистических ракет и различных современных вооружений, отражают значимость событий в этом регионе.

Иран продолжает при помощи хуситов из движения «Ансар Аллах» давить на возглавляемую Эр-Риядом арабскую коалицию, которая с 2019-го года играет от обороны.

Главным сражением 2021-го года стала битва за провинцию Мариб. Наступление началось 7 февраля и фактически продолжается до сих пор. Хуситы освободили большие территории и вплотную подобрались к стратегическому городу, потеря которого может стать переломной для всего хода войны.

Но арабская коалиция и силы правительства Мансура Хади упираются и держат прогибающийся фронт. Ради его сохранения они фактически пошли осенью на сдачу всех позиций в провинции Ходейда, которые ранее завоевали с большим трудом. Фактически, самой громкой победой хуситов стали даже не успехи в Марибе, а практически бескровная победа под Ходейдой, когда ключевой город, по которому они получают снабжение стал из прифронтового тыловым.

Также в Йемене продолжается уже привычная гуманитарная катастрофа с чудовищными страданиями местного населения, на которое «мировое сообщество» как правило закрывает глаза.

Стороны активно наносят удары по городам друг друга — на саудовские нападения на города Йемена хуситы отвечают систематическими атаками баллистических ракет и беспилотников. И в 2022-м году этот обмен будет продолжаться. Прекратить войну посредством кулуарных переговоров саудитов с Ираном пока что не удалось. Все понимают, что победитель в этой войне получит огромные выгоды, оказывающие влияние на весь регион Красного моря и Персидского залива.

3. Ирак в течение года продолжал сталкивать с нестабильностью во власти, систематическими террористическими актами «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ), а также обменами ударов между США и проиранскими формированиями.

Иран пока побеждает по очкам, так как США вынуждены с неохотой сокращать свое присутствие в Ираке и делать ставку уже не на собственное доминирование, а на противоречия в рядах самих иракцев, что хорошо проявилось на последних парламентских выборах.

Военно-политические итоги 2021 года. Colonel Cassad

Впрочем, пока проиранские политические силы и сторонники Муктады ас-Садра (партия которого заняла большинство в новом парламенте) находят общий язык, курс на выдавливание США из Ирака будет продолжен.

Попытки премьер-министра Мустафы аль-Казыми профанировать этот курс, ведут к ослаблению его позиций.«Исламское государство» в Ираке все также смертельно опасно, а сам Багдад не способен в текущем виде искоренить террористов.Плюс стоит отметить продолжение операций турецкой армии в Кандиле и Синджаре против курдов из «Рабочей партии Курдистана» (РПК), признанной Анкарой террористической группировкой. Все это происходило с игнорированием протестов иракского правительства.

Ирак с 2003 года остается политически слабым государством, зависимым от других стран — все это следствие политики США. Нынешние иракские политические элиты вряд ли способны это изменить.

4. Иран отметился в прошедшем году сменой президента, с приходом сторонника жесткой линии Эбрахима Раиси. Это уже отразилось на переговорах по возобновлению «ядерной сделки» по ограничению ядерной программы Тегерана.

Иранцы настаивают на том, что США должны вернуть все как было и снять незаконные санкции. Вашингтон же пытается лавировать, дабы не признавать своей вины в разрыве соглашения. Все это создает предпосылки для окончательных похорон ядерной сделки и последующего кризиса вокруг иранской ядерной программы, тем более что Израиль открыто выступает с призывами к Соединенным Штатам решить вопрос с Ираном силой.

Тегеран продолжает вести активную гибридную войну против США, Саудовской Аравии и Израиля на территории Ирака, Сирии, Йемена, Ливана, придерживаясь стратегии выработанной генералом Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Касемом Сулеймани — воевать руками группировок «Оси сопротивления», избегая прямого конфликта с более сильными врагами.

В целом, эта стратегия по-прежнему работает, что обуславливает сильные позиции Тегерана в вышеуказанных странах, где его клиенты фактически интегрированы в государственный и силовой аппарат.

Попытки подорвать Иран изнутри или же подорвать его ядерную программу, приносят оппонентам лишь локальные выгоды, но не переламывают благоприятные для иранцев тенденции.

Ещё стоит отметить локальный конфликт Ирана с Азербайджаном, который был разрешен ближе к концу года, когда Тегеран смог донести до Баку, что головокружение от успехов в связи с победой над Арменией может плохо закончится.

Азербайджанский лидер Ильхам Алиев постепенно все понял и сейчас уже стороны серьезно смягчили свою риторику, сняв угрозу пограничного конфликта. Впрочем, опасения по поводу роли Турции в Азербайджане у Тегерана сохраняются.

5. Поражение Израиля в майской войне с исламистским движением ХАМАС и другими палестинскими группировками не только стало одним из главных факторов, которые привели к поражению Биньямина Нетаньяху, но и показало ценность инвестиций в группировки Газы.

Способность запускать массированно ракеты по Израилю дорогого стоит, поэтому такие страны как Иран или Катар уже занимаются компенсацией потерь группировки, которая смогла ярко актуализировать фактор палестинского сопротивления. Примечательно, что спонсирование этого сопротивления Тегераном, позволило последнему представить себя одним из главных защитников палестинцев, на фоне разочарования последних в Саудовской Аравии и Турции. Это также часть стратегии Касема Сулеймани по объединению шиитов и суннитов против общего врага. Израиль понимает угрозу данной проблемы, поэтому с помощью блокады и ударов пытается подорвать позиции Ирана в Ливане и Сирии, но никаких предпосылок для их ослабления в этих странах нет.

Скорее наоборот, удары увеличивают симпатии к Ирану со стороны арабов, поэтому с рекрутами для будущих локальных войн у Ирана проблемы нет. В любом случае, этот процесс будет растянут на годы.

Южная и Средняя Азия

1. Главным событием года в регионе, а возможно и вообще, стал захват власти в Афганистане боевиками движения «Талибан»1 (запрещено в РФ).

Попытка организованного отступления американских сил при Дональде Трампе превратилась в паническое бегство при Джо Байдене, а кадры падения афганцев с взлетающих в аэропорту Кабула самолетов ВВС США стали историческими. Создаваемый Вашингтоном 20 лет марионеточный афганский режим развалился настолько стремительно, что опередил даже самые пессимистические оценки американской разведки. Попытки сопротивления талибам оказались спорадическими и были быстро подавлены. «Талибан» после двух десятилетий войны одержал победу и теперь строит «Исламский эмират Афганистан» так, как он хочет. Афганистан стал ярким примером того, что, когда в конфликте одерживают вверх даже террористы, с ними ведут переговоры. Для США же произошедшее стало самым болезненным поражением со времен Вьетнамской войны.

Военно-политические итоги 2021 года. Colonel Cassad

2. В то же время Общее влияние США в республиках Средней Азии падает, тогда как растет влияние Пекина и Анкары.

Природа не терпит пустоты и уже сейчас заметно, как РФ и Китай пытаются сделать уход Соединенных Штатов из региона необратимым и воспользоваться плодами поражения американцев в Афганистане.

«Талибан» пытается превратиться из потенциальной угрозы в потенциального партнера, ожидая, что талибы на местах смогут измениться и отказаться от террористической практики в своей деятельности.

Руководство талибов обещает не нападать на Среднюю Азию, не лезть в китайский Синьцзян и вообще цивилизоваться, но просит на это 20 месяцев.

Если талибы будут играть по правилам и бороться с террористами из местного отделения «Исламского государства» и остатками «Аль-Каиды»1 (запрещена в РФ), Средняя Азия останется относительно стабильной, невзирая на периодические государственные перевороты в Киргизии и локальные столкновения на границе с Таджикистаном.

Дальний Восток

1. Продолжается рост Китая как главного оппонента США в борьбе за мировую гегемонию. Экономический и военный разрыв между странами сокращается, и эта сокращающаяся разница усиливает Холодную войну между ними. Главным ожидаемым кризисом становится Тайвань, борьба за возвращение которого в состав Китая может быть связана с крупной региональной войной, а при некоторых раскладах и с прямым столкновением Китая и США. Бряцанье оружием вокруг Тайваня в 2021-м году стало уже весьма ощутимым. Говоря о Китае, стоит также отметить дальнейшее наращивание возможностей НОАК во всех сфера, успешную интеграцию Гонконга в Китай после подавления проамериканских протестов, а также укрепление власти группы Си Цзиньпина с сопутствующим частичным сворачиванием «китайского НЭПа».

2. Северная Корея продолжает де-факто оставаться членом ядерного клуба и отказываться от этой роли не собирается. Все переговоры о денуклеаризации Корейского полуострова зашли в тупик и Пхеньян, по сути, заставил окружающих смириться с тем, что он владеет ядерным оружием и средствами его доставки. Само собой, никуда не делись и американские войска из Южной Кореи. 38-я параллель в грядущих событиях будет новой/старой линией разграничения между китайским и американским блоком без особых шансов на объединение двух Корей.

3. Япония продолжает ползучую ремилитаризацию в условиях продолжения политической зависимости от США. Фактически, сами США и потворствуют перевооружению Японии, рассчитывая использовать ее против Китая (в борьбе за Тайвань и Южно-Китайское море) и России (которой Япония продолжает выдвигать территориальные претензии, связанные с Курилами). Потенциально, Япония за счет сильной экономики и своей зависимости от США, представляет долгосрочную проблему и для Китая, и для России.

Африка

Африка представляет собой сейчас активную площадку для борьбы отдельных стран за передел сфер влияния. Что стоит отметить в 2021 году:

1. Горячая война в Эфиопии между правительством и НФОТ пока не принесла победы ни одному и участников, хотя последний раунд остался за Аддис-Абебой. В том числе благодаря дронам. Также война запомнилась большим кол-вом пленных с обеих сторон. В 2021-м году нигде так часто не сдавались, как в Эфиопии.

Военно-политические итоги 2021 года. Colonel Cassad

2. Вслед за ЦАР, Россия вытеснила Францию из Мали. При Макроне из сферы влияния Франции выпало уже 2 страны, что отражает ослабление бывшей метрополии и ее способности удерживать неоколониальную империю в Западной Африке. Можно также отметить возрастающую роль ЧВК как эффективного инструмента реализации политики иными средствами в рамках гибридных стратегий влияния. В 2021 году «Вагнер» стал одним из самых популярных брендов на рынке услуг приватизированной войны и безопасности. Во многом это произошло благодаря усилиями западных СМИ, которые сделали «Вагнер» максимально узнаваемым брендом, что дополнило практические результаты работы ЧВК на континенте. Западные санкции против Мали и «Вагнера» хорошо показывают, какую степень недовольства вызывает новая реальность в Западной Африке, откуда Францию просят на выход, у европейцев.

3. В Ливии ожидаемые президентские выборы так и не состоялись. Несмотря на соблюдение постоянного режима прекращения огня и работы по объединению институтов власти, страна не смогла избавиться от внешнего давления. Отсюда и срыв плебисцита, и опереточная попытка переворота в Триполи, и скандал вокруг выдвижения сына Каддафи. При этом наемники и регулярные войска различных стран по-прежнему находятся в Ливии и готовы участвовать в новом раунде боевых действий, если они возобновятся. Путь Ливии к миру по-прежнему очень труден, что является закономерным последствием тех процессов, которые были порождены агрессией США против этой несчастный страны.

4. Усиливается военно-политическая напряженность между Алжиром и Марокко. Стороны активно закупают оружие (в том числе ударные БПЛА), ведут активную военную пропаганду и ищут поддержки за рубежом. Нельзя исключать, что в 2022-2023 годах мы увидим еще один локальный конфликт в Северной Африке. ИГ (террористическая организация, запрещена в РФ) в Африке продолжает себя чувствовать неплохо: на Синае и в Мозамбике местные вилаяты вполне успешно ведут борьбу с местными правительствами. Но лучше всех чувствует себя вилаят Западная Африка, который удерживает значительные территории, регулярно наносит удары по армиям нескольких государств, подминает другие террористические группировки,например, «Боко Харам»1 (запрещена в РФ) и готовит почву для дальнейшего расширения. Текущих операций местных армий против террористов совершенно недостаточно, чтобы покончить с черными метастазами (ИГ использует черную символику —Прим. ФАН).

Америка

1. США в 2021 году продолжали преодолевать последствия внутриполитического раскола и событий выборов 2020 года. Тема штурма Капитолия продолжает оставаться в информационном мейнстриме, отражая раскол американского общества и истеблишмента, что подрывает долгосрочные возможности США поддерживать мировую гегемонию. Последствия действий Трампа оказались слишком глубинны и системны, чтобы их можно было просто так откатить назад и вернуться в 2016 год.

Военно-политические итоги 2021 года. Colonel Cassad

2. Отсюда и кризис «Доктрины Монро 2.0», которая подрывается катящимся по Латинской Америке «розовом приливе». Если к отпору, который дают США Куба, Венесуэла и Никарагуа, уже все привыкли, то цепь побед левых на выборах в ряде других стран, нанесла очень серьезный удар по неолиберальным правительствам региона, ориентированных на США. Стоит выделить победу левых в Чили (фактически, произошло окончательное поражение пиночетовщины) и Перу, которые дополнили победу чавистов на выборах в Венесуэле и победу Ортеги на выборах в Никарагуа. На очереди Бразилия, где в опросах лидирует Лула да Сильва, имеющий всей шансы сменить Болсонару и финализировать очередной «Розовый прилив», которым наверняка будут пользоваться Китай и Россия.

3. В 2021 году стало понятно, что после провала свержения правительств в Венесуэле, в Боливии, на Кубе и в Никарагуа, возможности США по ручному манипулированию процессами в регионе уменьшились. В качестве единственного «успеха» можно отметить убийство президента Гаити, где очень неаккуратно наследили агенты американских спецслужб.

Океания

1. Главным событием года оказалось создание военно-политического блока AUKUS, куда вошла Австралия. Блок создается против Китая, а Австралия будет вооружаться против Китая, для чего и потребовался контракт на строительство АПЛ для Австралии, что активизирует гонку вооружений в регионе.

То, что попутно пострадала Франция, лишь отражает снижающийся вес этой страны в международных делах. Сам процесс отражает возвращение мира к блоковой системе мироустройства.

2. Также стоит выделить протесты на Соломоновых островах и последующий ввод австралийских войск в страну после того, как ее руководство отозвало признание Тайваня. Процессы сопровождались погромами в китайском квартале. Это маркерная история, которая показывает, как малые страны, не способные обеспечить реальный военно-политический суверенитет, будут становиться площадкой для столкновения основных участников новой Холодной войны.

1 Организация запрещена на территории РФ.