Внешнеполитическая стратегия Украины: погибнуть в войне с Россией

0
257

Знакомиться с украинскими концептуальными документами всегда любопытно. Подобный набор иллюзий, прожектов, взаимоисключающих положений, алогичности, мелкого пакостничества и попрошайничества увидишь разве что в аналогичных произведениях прибалтийских республик. Не стала исключением и недавно принятая .

Внешнеполитическая стратегия Украины: погибнуть в войне с Россией

Nevseremos!

Уже с первых строк документа четко видна его антироссийская направленность. Именно прекращению «агрессии» России и «временной оккупации», как принято называть в Киеве спровоцированную государственным переворотом 2014 г. гражданскую войну, подчинена вся политика Украины. И для достижения этой цели киевской хунте не жаль ничего. В общем, умрем в борьбе за «это».

По мнению киевских, с позволения сказать, дипломатов, «политика Российской Федерации сегодня является основной угрозой Украине и Европе». Вина России состоит в том, что она, оказывается, «прилагает усилия для восстановления своей роли как глобального актора». Поистине страшное преступление. И хотя Украину на войну с Россией никто не зовет и защиты у нее не просит, лечь под асфальтовый каток она готова самостоятельно, всячески стараясь спровоцировать на своей территории боевые действия в случае войны между Россией и НАТО.

Например, предложить свой опыт, «приобретенный за годы противодействия российской агрессии», странам НАТО и Балто-Черноморского региона. Или влезть в строительство вокруг России санитарного кордона, помочь в усилении присутствия войск альянса в Черном море, оказывать содействие в борьбе с российской «дезинформацией» в странах-соседях, поддержать «народ Белоруссии» и «демократизировать» саму Россию.

В последние годы Украина действительно превратилась в антироссийский хаб, экспортирующий русофобию и майдан по всему региону. В Стратегии перечень ее партнеров в этой сфере лишь инвентаризирован. Это в первую очередь Литва, Польша и Румыния, а также стоящие за ними США и Великобритания. А за пределами ЕС – Грузия и Молдавия, с которыми Киев недавно сколотил «Ассоциированное трио».

Конечно же, ставка делается и на санкции, в целесообразности и эффективности которых стали сомневаться даже в Брюсселе и Вашингтоне. Украина планирует «работать над тем, чтобы международные санкции против РФ сохранялись до момента восстановления территориальной целостности Украины (считай, вечно. – О.Д.) и усиливались в ответ на каждый шаг России в направлении подрыва территориальной целостности Украины».

Впрочем, системно гадить России Киев готов и сам. В частности, противодействовать развитию российских энергетических проектов. Правда, одновременно Украина претендует на то, чтобы оставаться надежным транзитером российского газа для «укрепления энергетической безопасности Европы». Транзит через Украину, как известно, может быть только российским, и ему Киев намерен противодействовать. Как сочетаются столь взаимоисключающие задачи, могут знать только украинские дипломаты. Логика? Нет, там о ней не слышали.

Естественно, что при таком подходе Украина стремится «сократить зависимость от торговли с Российской Федерацией товарами и услугами в стратегических и чувствительных сферах». Результаты это уже принесло. В стране исчезли целые отрасли: авиастроение, судостроение, автопром, ракетостроение и т. д. Под вопросом и дальнейшее существование атомной энергетики.

Вся надежда лишь на «репарации», которые киевская хунта мечтает получить вместе с возвращенными территориями через международные суды. Например, МУС, куда Россия, к слову, не входит. Аппетит, конечно, неплох, и съесть-то Украина съест, но только кто ей даст?

Тем не менее антироссийские тезисы Стратегии – это единственное, что можно читать, поскольку это то, что Украина действительно реализует и будет реализовывать, невзирая на последствия. Остальное же – из области народных сказок и анекдотов.

Ломать, построив

Очевидно, что даже киевской хунте не удалось совсем выжить из дипломатии профессионалов, поскольку некоторые экономические выкладки и планы звучат здраво. В частности, о развитии торговли и сотрудничества со странами Азии, Африки, Латинской Америки и Ближнего Востока.

Украинская продукция, в том числе и изделия остатков промышленности, может быть там востребована. Второй перспективный момент – это промышленная кооперация. Со времен СССР в этих странах остались предприятия и техника, созданные в том числе и специалистами УССР. Например, «Антонов» доживает свой век на ремонте и модернизации «кукурузников».

Беда в том, что эти «африканские планы» кочуют из документа в документ с начала 90-х гг., но воз и ныне там. И причина не только в том, что развивающиеся страны привыкли не покупать товары, а брать кредиты у западных стран на западные же товары. Или получать прямые инвестиции в виде предприятий, технологий и разработок месторождений, чего побирающаяся по всему миру Украина дать не может.

Как и в остальных случаях, русофобскую идеологию и в этих отдаленных регионах Киев продвигает впереди экономики. Стратегия прямо обязывает украинскую дипломатию добиваться «большей поддержки в противодействии российской агрессии и восстановлении территориальной целостности» Украины. Как и «решительно противостоять попыткам отрицания голодомора». И зачем этот «довесок» какому-нибудь Непалу, Суринаму или Конго, которые имеют товарооборот с Россией в разы больше, не считая заводов, АЭС и больниц, которые она там строит?

Во-вторых, Украину сложно считать независимым государством, которое способно выполнять свои обязательства. Она не только по рукам и ногам связана с ЕС и НАТО экономическими обязательствами по соглашению об ассоциации, но и движется в русле внешней политики Евросоюза и директив Вашингтона, и намерена такое движение лишь усиливать.

Ярким свидетельством являются положения Стратегии об отношениях с Белоруссией, где Киев – «с народом» и не допустит «сворачивания суверенитета в пользу России» или заинтересованность в участии в китайском проекте «Один пояс – один путь» лишь в части, которая «не препятствует реализации политики евроатлантической интеграции».

При таком подходе совершенно не факт, что в случае введения Западом санкций против какого-либо государства, а Китай, например, объявлен главным противником США и НАТО, Киев не присоединится к ним и сам же не «зарубит» все свои проекты сотрудничества. С таким ненадежным и зависимым партнером ни одно уважающее себя государство не будет строить долгосрочных отношений.

В-третьих, из-за политики евроатлантической интеграции Украина с каждым годом все менее интересна в качестве экономического партнера. Ее промышленность, научный и технологический потенциал тают на глазах, что не позволяет всерьез рассчитывать на привлечение инвестиций и развитие больших проектов, как это планируется, например, с Индией, Турцией и Китаем. Глубоко ошибочная политика создания зон свободной торговли с наиболее экономически развитыми и «политически правильными» странами лишь ускорит деградацию украинской экономики.

Уже сейчас основными экспортными статьями Украины являются зерновые, черные металлы, жиры и масла. А общий объем экспорта по итогам 2020 г. составил лишь $49,2 млрд против $63,3 млрд в 2013 г. Продавать, по сути, нечего. Кроме русофобии и «голодомора».

Ломиться в закрытую дверь

Даже в части евроинтеграции все выглядит достаточно печально. Стратегия является лишь перечислением киевских «хотелок» от Евросоюза, о которых говорят с 1998 г. – даты вступления в силу еще старого договора о партнерстве и сотрудничестве с ЕС. Формирование единого энергетического и цифрового рынка ЕС и даже пресловутого «Междуморья» являются сугубо внутриевропейскими инициативами, куда нет входа посторонним.

А пересмотр соглашения о ЗСТ вообще из области прелестного наива. Не для того заключали соглашение об ассоциации, чтобы Украина продавала в Европу вино «Коблево», соки «Сандора» и автомобили «Таврия». Договариваться Киеву нужно было «на берегу», а не сдавать все национальные интересы ради гонки плана по валу.

В сухом остатке в отношениях с Европой остается очень подробно расписанная «борьба за территориальную целостность», а раздел о сотрудничестве с НАТО и вовсе целиком посвящен «войне с Россией».

Данные об «успехах» сотрудничества с «великой Европой» говорят сами за себя. По итогам 2020 г. главными импортерами для Украины стали Китай ($8,3 млрд), Германия ($5,1 млрд) и… Россия ($4,6 млрд). А сама Украина больше всего экспортировала в Китай ($7,1 млрд), Польшу ($3,3 млрд) и снова в Россию ($2,7 млрд). Какая здесь евроинтеграция?

Киеву остается лишь сокрушаться, что Европа не та «попалась». Значительный объем в Стратегии посвящен как раз нытью по поводу того, что Британия вышла из ЕС, а в других странах наблюдается «усиление националистических и популистских настроений, стагнация процесса расширения, усиление дискуссий между странами-членами по ключевым вопросам развития». Виноваты в этом, разумеется, «гибридные влияния внешних сил», а не полная бездарность Брюсселя.

Да и сам Брюссель хорош. Как утверждают киевские дипломаты, «торможение процесса расширения ЕС и сдержанность ЕС в укреплении своей геополитической роли в регионе Соседства ЕС являются факторами, влияющими на темпы реализации европейских стремлений Украины, и создают условия для усиления со стороны Российской Федерации противодействия европейскому выбору государств региона».

А на «зраду» с «Северным потоком – 2» в Киеве настолько обиделись, что пригрозили изменить Европе с Китаем. Странно, что не запросили и у Поднебесной поддержку «в противодействии российской агрессии и восстановлении территориальной целостности» Украины. Турцию ведь, которая действительно могла бы стать выгодным партнером Украины, уже планируют использовать против РФ, в т. ч. и в рамках «Крымской платформы». К слову, вроде бы заинтересованная в «поддержке крымских татар» Турция участие в этой политической афере пока не подтвердила.

Опасный сосед

В целом Стратегия интересна тем, что систематизирует все антироссийские планы и действия Украины. А поскольку страна давно уже является колонией США, соответственно, получается, что у Вашингтона на уме, то у МИД Украины на языке. Из документа можно сделать целый ряд выводов.

▶ Во-первых, Украина превратилась в один из основных центров противодействия России не только на региональном, но и на глобальном уровнях. Проведение всеобъемлющей и системной антироссийской политики в самых дальних уголках планеты и по всем азимутам, от военных действий до кибератак, будет с её стороны долговременной угрозой для России.

▶ Во-вторых, как одна из республик бывшего СССР и до сих пор входящая в СНГ, хоть и в ограниченном формате страна, Украина будет подтачивать основы евразийских объединений. Примером могут служить планы не только относительно Белоруссии, но и стран Центральной Азии. Киев готовится возобновить с государствами региона политический диалог для получения поддержки в вопросе восстановления территориальной целостности и «объединения усилий в преодолении российской блокады транзита с/на Украину».

▶ В-третьих, Украина намерена прилагать все усилия для продвижения по территории СНГ, включая Россию, цветных переворотов, для чего будет использоваться «экспорт» боевиков, проведение тренингов и сборов «оппозиции», предоставление «убежища» изгнанным из стран СНГ иностранным агентам и их структурам, а то и проведение прямых диверсий и террористических актов. Ее территория станет одним из мест дислокации структур информационной войны.

▶ В-четвертых, киевский режим готов предоставить свою территорию для войск НАТО и принимать активное участие в антироссийских мероприятиях альянса, являясь катализатором антироссийских провокаций, инцидентов и агрессии. Из Киева будет координироваться «разморозка» конфликтов в странах СНГ.

▶ И, наконец, выставление в качестве условий «примирения» с Россией таких требований, как прекращение «оккупации» и выплаты репараций, является гарантией «вечности» санкционной войны. Без согласования с США и ЕС такие тезисы в Стратегии прозвучать не могли.

Сами же провозглашенные в документе мероприятия и подходы будут означать дальнейшую деиндустриализацию Украины, деградацию ее экономики, разрушение инфраструктуры, депопуляцию и обнищание населения, что создает благоприятные условия для «афганизации» территории Украины, а соответственно, роста и распространения преступности, нелегальной миграции и экстремизма. Страну явно формируют под «территорию войны».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь