Вильнюс мстит Москве за акцию «Бессмертный полк» | Литва перешла все границы: пора вводить санкции за русофобию

0
32

Вильнюс мстит Москве за акцию «Бессмертный полк» | Литва перешла все границы: пора вводить санкции за русофобию

Литовский общественник Алексей Грейчус получил четыре года тюрьмы за «шпионаж в пользу России»

Даже сторона обвинения признала, что никаких секретных сведений Грейчус россиянам не передавал. На самом же деле, человек отправлен за решетку только за то, что сотрудничал с Россией в рамках культурных проектов, в том числе по акции «Бессмертный полк». Как такое произошло?

Алексей Грейчюс – издатель, левый активист, координатор акции «Бессмертный полк» в городе Клайпеда. Его арестовали в начале марта 2020 года – одновременно с другим жителем Литвы Миндаугасом Туникайтисом. Это житель городка Пагегяй (недалеко от границы с Калининградом), в 2015 году баллотировавшийся в местный горсовет от партии «Список Литвы». Между собой Грейчус и Туникайтис не знакомы, но, по версии следствия, «поддерживали связь с одним и тем же агентом ФСБ, действовавшим в Калининградской области».

«Информация не являлась государственной тайной»

Как уверяют в прокуратуре, за собранные и переданные ими россиянам сведения Грейчюс и Туникайтис якобы получали вознаграждение. «Туникайтис жил на границе с Калининградской областью РФ, регулярно ездил туда. Почти шесть лет он делал фотографии и видео интересующих ФСБ объектов», – уверяют в литовской прокуратуре.

Грейчюс же, согласно материалам дела, «почти четыре года организовывал мероприятия, которые полностью или частично финансировал представитель российской спецслужбы». Еще он якобы снимал на видеокамеру лиц, участвовавших в этих мероприятиях, а потом передавал эти записи представителю ФСБ – в качестве своих отчетов. Суд, впрочем, отметил, что «переданная российской стороне информация не являлась государственной тайной». Но, тем не менее, судьи задним числом приравняли эти сведения к «секретным». В итоге, Грейчус получил четыре, а Туникайтис – полтора года тюрьмы.

Что же стоит за делом Грейчуса? «Алексей – глава молодёжной организации «Ювенюс». Он является очень активным общественным деятелем Клайпеды и Литвы. Его деятельность связана с сохранением памяти павших в Великой Отечественной войне, памяти советских пограничников, погибших в первые дни войны. Он является организатором и участником памятных мероприятий: дня снятия блокады Ленинграда и освобождения узников Освенцима, дня освобождения города Клайпеды 28 января, «Бессмертного полка» в Клайпеде, дня начала войны 22 июня, окончания второй мировой войны 2 сентября и многих других», – так характеризует Грейчуса оппозиционный политик Вячеслав Титов, ранее сам подвергшийся репрессиям за публичные заявления о зверствах литовских «лесных братьев».

Латвийская журналистка Алла Березовская (в этом году оказавшаяся на скамье подсудимых за сотрудничество с российскими СМИ), хорошо знакомая с Алексеем, рассказывает, что он – внук учителей Йонаса и Марийоны Грейчусов, чьи имена увековечены на Аллее праведников народов мира в Иерусалиме: за спасение евреев во время Холокоста в Литве. «Отец Алексея – известный литовский журналист, писатель Римантас Грейчус, в детстве переживший и налет гестапо на их дом, и депортацию после войны вместе с родителями и сестрами в далекую Сибирь. Теперь вот на старости лет Римантасу приходится сражаться уже с литовскими властями за собственного сына», – отмечает Березовская.

В начале июня 2020 года Алексея Грейчуса выпустили из тюрьмы – с электронным «браслетом» и под подписку о невыезде. А в январе 2021 года следователи передали в окружной суд Клайпеды уголовное дело по обвинению двух граждан республики в шпионаже в пользу России. «Знакомство, начавшееся как якобы случайный контакт на пограничном переходе, и незначительные просьбы человека, представившегося Петром, например – купить настенный календарь или бутылку вина в Литве, в конечном итоге превратились в деятельность против государства», – уверяет прокуратура. По версии следствия, обвиняемые по заданию куратора фотографировали «определённые объекты», собирали данные о названных «Петром» жителях Литвы, участвовали в «некоторых мероприятиях», выкладывали в публичный доступ «определённую информацию» и выполняли другие задачи.

В связи с делом Грейчуса/Туникайтиса директор Департамента государственной безопасности Литвы Дарюс Яунишкис зловеще заявил, что, дескать, для России представляют интерес отнюдь не только те граждане республики, которые имеют доступ к чему-то секретному. «Хочу подчеркнуть, что сбор и передача любой общедоступной информации иностранным разведывательным организациям является преступлением. Совершенно неважно, что именно на фотографии, которую вы передали: участок центральной улицы или горшок с цветком», – подчеркнул Яунишкис.

Но насколько обоснованы сами обвинения? Алла Березовская рассказывает, что в 2016 году с Грейчусом по электронной почте связался представитель военно-патриотической общественной организации «Фонд Победы» из Калининграда Петр Тарашкявичус: предложил организовать совместные мероприятия по увековечиванию памяти павших бойцов.

«Фонд официально зарегистрирован в России, в интернете можно было легко найти эту информацию. Алексей к этому времени как раз налаживал связи с представителями общественных организаций в разных странах мира, поэтому был рад предложению и поддержке из Калининграда. При финансовом участии «Фонда Победы» они смогли на достойном уровне провести в разных городах Литвы несколько концертов, посвященных Дню Победы и другим датам. Фотографии и публикации с этих мероприятий Алексей также размещал на порталах и в соцсетях, отправлял своим соорганизаторам, в том числе и в Калининград. Несколько раз они встречались с Петром на разных общественных мероприятиях в Калининграде», – пишет журналистка.

Решил не поддаваться на запугивания

Как рассказал Грейчус Березовской, никаких претензий к его активной гражданской деятельности со стороны литовских спецслужб все эти годы не имелось. Но осенью 2019 года, когда русская община Литвы готовилась отмечать 75-летие Победы над нацизмом, к Алексею наведались сотрудники Департамента госбезопасности. Грейчуса в течение нескольких часов убеждали, что его знакомый Петр является сотрудником ФСБ, и фамилия его якобы не Тарашкявичус, а Чагин. Мол, никакого «Фонда Победы» не существует, а на самом деле под этой «вывеской» проводится разведдеятельность на территории Литвы.

Услышав данные обвинения в адрес своего калининградского знакомого, Алексей им не поверил.

«Во-первых, он сам видел паспорт Тарашкявичуса, о Чагине никогда не слышал, да и никаких государственных секретов у него никто не выпытывал. Три года он общался с Петром и знал его только с положительной стороны, россиянин помогал ему в проведении общественных мероприятий, приглашал на свои. Алексей посчитал непорядочным, не разобравшись, навешивать ярлыки на своего товарища. А уж об увлечении местной политической охранки «шпионскими играми» он был наслышан. Ещё с тех пор, когда к ним на конференцию по военно-историческим вопросам не пустили антифашистов и краеведов из Латвии, запретив им въезд в Литву на пять лет, не объяснив причин запрета», – делится Алла Березовская.

По окончании беседы со спецслужбистами Грейчус решил для себя, что не будет поддаваться на их запугивания. За что в начале марта 2020-го и поплатился – стал фигурантом уголовного дела и угодил на несколько месяцев в следственный изолятор в Шауляе. Первые две недели там Алексей провел на карантине в «одиночке», размером полтора шага в ширину и шесть в длину.

Березовская так описывает условия пребывания Грейчуса в узилище: «Первое, что бросилось в глаза – ядовитая голубая пыль непонятного происхождения, которой полностью была усеяна вся его камера… Пыль забивалась в нос и горло, вызывая тошноту и кашель. Узник попросил ведро и тряпку и первым делом тщательно отмыл камеру. Дышать стало легче. А вот от весеннего холода спасения не было, так как треснувшую форточку никак не удавалось закрыть полностью. От холода укрыться практически нечем, бумажное одеяло разрешалось доставать только ночью. А передачи из дома ему были запрещены. В 6 утра – подъем, в 22 часа – отбой. Днём короткая прогулка в закрытом дворике и назад – в темницу…»

«Это же совсем другое!»

Через две недели подследственного повели в общую четырехместную камеру. Самым отвратительным, по словам Алексея, была тюремная еда, говорит, такое ощущение, что её готовили из отходов для свиней. Какие там евростандарты! Супы вообще в рот нельзя было взять, как будто половую тряпку сначала отваривали в воде, а потом бросали в кастрюлю плохо очищенные овощи.. За все три месяца заключения его пару раз возили на короткие допросы из Шяуляя в Клайпеду», – повествует Алла Березовская. Когда Алексей выходил на свободу, у него теплилась надежда, что суд всё-таки разберется в его ситуации – и вторично его в узилище не отправит. Надежда оказалась тщетной…

В июне 2020-го Грейчуса выпустили под домашний арест. «Где это видано, чтобы по обвинению в государственной измене и чуть ли не в терроризме преступника помещали под домашний арест? Когда ты кричишь про шпионаж, государственную измену и подрыв основ конституционного строя, а суд выпускает обвиняемого под залог, это стыдно», – отмечает калининградский политолог Александр Носович.

Сам Алексей уверен, что правящие просто решили устрашить гражданских активистов, имеющих влияние на общественное мнение, не совпадающее с официальной идеологией. Особенно раздражает власти «Бессмертный полк» — и Грейчуса, как одного из активных организаторов, решили показательно «придушить».

Совсем недавно в Литве суд вынес приговор другому оппозиционеру Альгирдасу Палецкису. Его точно так же обвиняли в «шпионаже на Россию», хотя главный грех Палецкиса – его слишком пристальный интерес к событиям 13 января 1991 года у телебашни в Вильнюсе. В Литве на государственном уровне принято, что гибель мирных жителей там – целиком на совести советских войск. Палецкис же озвучил факты, что эти люди могли стать жертвой провокаторов, нарочно стрелявших с крыш по мирным людям, чтобы обрушить гнев толпы на советских солдат. Столь пристальный интерес к вопросам истории стоил Палецкису его политической карьеры, обернулся клеймом «российского шпиона» и привел его на полтора года в следственный изолятор. В конце июля литовский суд дал Альгирдасу Палецкису пять с половиной лет тюрьмы. Впрочем, он пока еще на свободе, поскольку дело сейчас находится на рассмотрении в апелляционном суде.

Что здесь особенно бросается в глаза? Ежегодно в Вильнюсе проходят так называемые «Форумы свободной России», на которые с большим энтузиазмом съезжаются либеральные «борцы с режимом» – естественно, с российским. Участники этих форумов под одобрительными взглядами хозяев громогласно обличают российские власти во всевозможных злоупотреблениях и преступлениях. Звучат всевозможные предложения по решению «российской проблемы» – вплоть до расчленения государства.

При этом, форумчане с особым смаком обсуждают судебные дела, например, Ивана Сафронова и прочих лиц, обвиняемых в РФ в передаче за рубеж разнообразной информации о российской «оборонке». Заступники за Сафронова и прочих подобных деятелей нередко говорят, что те, дескать, не делились с заграницей ничем секретным – передавали иностранцам лишь информацию из открытых источников.

В этом случае, если по совести, российские либеральные оппозиционеры должны были бы горой встать за того же Алексея Грейчуса – человека, в отношении которого даже литовская Фемида признала, что ничего секретного за рубеж он не передавал. Но нет, российские либералы относительно дела Грейчуса сохраняют гробовое молчание.

Точно так же они молчат и относительно дел Альгирдаса Палецкиса, Сергея Середенко, Юрия Алексеева, Александра Гапоненко и других лиц, подвергающихся в странах Прибалтики репрессиям за свою политическую позицию. Либералы стараются отмахнуться от такой информации, а в лучшем случае сквозь зубы цедят: «Вы не понимаете, это другое…»

Вильнюс мстит Москве за акцию «Бессмертный полк» | Литва перешла все границы: пора вводить санкции за русофобию

Литва перешла все границы: пора вводить санкции за русофобию
Посольство России в Литве назвало позором приговор общественному деятелю из Клайпеды Алексею Грейчусу, который получил четыре года тюрьмы по обвинению в шпионаже за то, что ухаживал за могилами советских военных и помогал организовывать в Клайпеде «Бессмертный полк»

«Дело Грейчуса» неожиданно вызвало резонанс и в России, информационное пространство которой обычно равнодушно к тому, что происходит к Прибалтике. Бредовость обвинений Грейчусу зашкаливает, а приговор дышит истеричной ненавистью к России — при таком отношении Москве остается только принять его и официально признать Литву враждебной России страной.

«Считаем позорными действия литовских властей, назначивших наказание в виде четырех лет лишения свободы А. Грейчюсу, председателю молодежного объединения «Ювенис», организатору акции «Бессмертный полк» в Клайпеде», — говорится в заявлении посольства России в Литве. — Новый виток политических репрессий Вильнюса в отношении собственных граждан заслуживает внимания и соответствующей реакции со стороны профильных международных организаций».

Напомним, что всего за несколько дней до этого посол России в Литве Алексей Исаков высказался за заинтересованность Москвы в хороших отношениях с Вильнюсом. Спустя менее чем две недели риторика российских представителей — «позор» и «политические репрессии».

Тему можно считать закрытой.

Ни о каких добрососедских отношениях с Литвой говорить не приходится, потому что на все, что связано с Россией, литовская власть реагирует с какой-то припадочной русофобией.

Приговор Алексею Грейчусу подтвердил это в полной мере. Резонанс от этого дела вышел далеко за пределы Литвы: автору этих строк по поводу Грейчуса звонили не только российские СМИ, но и журналисты из третьих стран, при том что происходящее в Прибалтике обычно никого не интересует.

Случай Грейчуса стал исключением. Со времен приговора российскому офицеру Юрию Мелю, получившему 7 лет тюрьмы (а теперь уже 10) по статье «военные преступления и преступления против человечности» за то, что он светил фарами танка в толпу возле Вильнюсской телебашни в ночь на 13 января 1991 года, литовское кривосудие не выносило более абсурдных вердиктов.

«Дело Грейчуса» в чем-то даже абсурднее «дела Юрия Меля». Литовская власть не только снова посадила в тюрьму заведомо невиновного человека, но и косвенно подтвердила, что он невиновен.

Суд признал, что общественный активист из Клайпеды не имел доступа к государственной тайне, не выдавал эту тайну России и, следовательно, не занимался шпионажем, но посадил его на четыре года… за шпионаж.

От погружения в детали этого дела глаза на лоб лезут.

Сторона обвинения утверждает следующее. Сотрудник Пограничной службы ФСБ России в Калининграде завербовал директора Балтийской молодежной ассоциации «Ювенис», сына известного литовского писателя Алексея Грейчуса, чтобы тот заботился о памятниках советским военным в Клайпедском крае, ухаживал за могилами красноармейцев и организовывал в Клайпеде 9 мая акцию «Бессмертный полк». На эти цели сотрудник ФСБ высылал Грейчусу деньги, а общественник в ответ высылал куратору фотографии ухоженных могилок, подстриженных газонов и публикации в прессе о «Бессмертном полке».

Именно фотографии памятников и могилок литовская Фемида сочла передачей данных иностранной разведке. И литовский суд подтвердил: сотрудничество с иностранной разведкой, даже если оно не сопряжено с разглашением государственной тайны, все равно шпионаж.

Никакая «кремлевская пропаганда» не способна разрушить образ Литвы как правового государства больше, чем это уголовное дело. Такой плотной концентрации бреда не было даже в «деле Юрия Меля».

Во-первых, содействием уходу за воинскими захоронениями и организацией «Бессмертного полка» по всему миру занимаются российские диппредставительства за рубежом. Особенно это касается таких стран, как Литва, где мемориальная деятельность — одна из немногих вещей, которыми могут заниматься российские дипломаты, находящиеся в стране пребывания в состоянии изоляции. ФСБ путаться под ногами консульств и посольств в деле ухода за памятниками просто глупо.

Во-вторых, сам литовский суд отмечает, что деятельность Грейчуса не была сбором секретной информации, разглашением государственной тайны, шпионажем. Но осуждает за шпионаж…

В-третьих, в серьезных странах такими обвинениями, как «шпионаж» и «государственная измена», ради красного словца не разбрасываются. Это тяжкие уголовные преступления, за которые, если они доказаны, в США, например, можно получить и пожизненное.

Только банановая республика может посадить политического оппонента в тюрьму на четыре года как вражеского шпиона за то, чем он заведомо не занимался.

Как здесь не вспомнить другого «врага государства» — Альгирдаса Палецкиса, которого литовские правоохранители тоже обвинили в государственной измене за то, что он писал книгу, и отпустили с электронным браслетом под наблюдение, так что Палецкис теперь даже на митингах выступает.

В-четвертых, общественник из Клайпеды в принципе не мог передавать данные иностранной разведке, потому что ФСБ — не разведка. В России есть отдельная организация для проведения разведывательной деятельности — СВР, Служба внешней разведки. Но Литва доказывает, что разведдеятельностью занималась именно ФСБ, причем не ФСБ как таковая, а Пограничная служба, которая входит в систему органов Федеральной службы безопасности.

То есть это пограничник завербовал Алексея Грейчуса и получал от него «разведданные» в виде фотографий отреставрированных советских памятников. По такой логике десятки тысяч литовцев, которые посещали до пандемии Калининградскую область, — завербованные шпионы. Они ведь все без исключения передавали Пограничной службе ФСБ информацию в виде своих паспортных данных.

Такие обвинения и такой приговор — оскорбление здравого смысла и плевок в лицо России, которой литовские власти дают понять, что будут морально и физически изводить граждан Литвы, относящихся к ней с симпатией.

Самим гражданам Литвы, в свою очередь, дают понять, что симпатии к России в Литве — уголовное преступление. «Государственная измена» Алексея Грейчуса состоит ровно в том, чем много лет занимался общественный деятель. Ухаживал за могилами советских военных, защищал военные памятники, помогал организовывать «Бессмертный полк».

Тем самым глава Балтийской молодежной ассоциации «Ювенис» предавал Литву, которая много лет отбеливает биографии и героизирует нацистских коллаборационистов — организаторов Холокоста.

Между прочим, дед и бабушка Алексея Грейчуса спасали в годы Холокоста литовских евреев, за что получили от Израиля звания Праведников мира. Отец общественника — писатель Римантас Грейчус — родился в сибирской ссылке, но вырос большим патриотом СССР. Это ведь тоже причина ненавидеть сына и внука таких людей.

Что касается добрососедских отношений между Литвой и Россией, то эту тему казус Грейчуса должен закрыть для всех, у кого на этот счет еще были иллюзии.

Литовская власть дала понять, сколь истово и глубоко она ненавидит Россию и всех, кто хорошо к ней относится. При таком отношении Москве остается только принять его и официально признать Литву враждебной России страной.

Со всеми санкциями и прочим, что причитается враждебным странам за статус возведенной в ранг официальной идеологии русофобии.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь