«Северный поток-2» не остановить. Борис Марцинкевич

0
441

"Северный поток-2" не остановить. Борис Марцинкевич

23 января 2021 года министр охраны окружающей среды и ядерной безопасности Германии Свенья Шульце сделала вот такое заявления, касающееся строительства магистрального газопровода «Северный поток-2»: «Если бы мы сейчас остановили проект, то причинили бы достаточно вреда, поставив под сомнение возможность принятых на основе принципов правового государства решений, и, вероятно, столкнулись бы с судебными разбирательствами». Заявление несколько неожиданное – все предыдущее время политики Германии предпочитали обходиться куда как более общими фразами, а тут, вдруг, речь зашла о неких «судебных разбирательствах». Если федеральный министр опасается – то чего именно, кто будет втягивать правительство Германии в некие судебные тяжбы и почему это может волновать политическое руководство страны? В Европе вообще и в Германии в частности судебные разбирательства – явление совсем не редкое, а тут вдруг какое-то беспокойство. Предлагаю чуть подробнее остановиться на этом весьма занимательном моменте.

Немецкие компании Wintershal Dea и Uniper и «Северный поток-2»

Начать, безусловно, необходимо с напоминания о том, что у Германии нет государственных компаний, занятых в газовом или газотранспортном бизнесе – в полном соответствии с положениями доктрины либеральной экономики. А вот две частные компании, имеющие регистрацию в немецкой юрисдикции, Wintershal Dea и Uniper, отношение к «Северному потоку-2» точно имеют – ведь они вложили в строительство морской газовой магистрали по 950 млн евро. Сделали они это на основании договора со швейцарской компанией Nord Stream 2 AG, который был подписан в апреле 2017 года. Именно так это, как полагает госпожа Шульца, может прозвучать в зале суда, никакого такого концерна Газпром в иске не появится, юридически корректно все выглядит именно так: две немецкие компании заключили договор с швейцарской компанией, а то, что 100% акций Nord Stream 2 AG принадлежит Газпрому, никого в суде не заинтересует – это ведь будет отнюдь не политический диспут. «31 января 2018 года Nord Stream 2 AG получила разрешение на строительство и эксплуатацию морской части магистрального газопровода «Северный поток-2» в территориальных водах Германии и сухопутной части в районе Любмина близ Грайфсвальда. Горное ведомство Штральзунда (центральный город района Передняя Померания-Рюнген, в котором расположены Любмин и Грайфсвальд) выдало официальное разрешение на строительство 55-километрового участка газопровода в соответствии с Законом об энергетической промышленности» — так выглядит официальное сообщение на сайте Nord Stream 2 AG с такой же датой. Как и какие именно органы выдавали разрешение на строительство СП-2 на других его участках, в данном случае никакого отношения к делу не имеет, поскольку не будут являться составными частями иска немецких компаний к немецкому правительству. С того момента, как разрешение, которое горное ведомство Штральзунда подписало разрешение на строительство, сделав это в строго соответствии с действовавшим на тот момент федеральным законом, вся дальнейшая работа Nord Stream 2 AG была совершенно легитимна. Не менее легитимным было и четкое исполнение немецкими компаниями Wintershall Dea Uniper взятых ими на себя обязательств – финансировать этапы строительства по определенному сторонами договора календарному графику.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Oфицер и депутат ДНР: "На войне каждый день тяжёлый..."

Консорциум немецких компаний и EUGAL

Еще раз смотрим на заявление мадам Шульце: «Если мы теперь остановим…» Ключевое слово – именно «теперь». Как бы громко ни звучали политические дискуссии вокруг проекта СП-2, юридически все выглядит до смешного тривиально: остановка проекта будет означать применение нового законодательного акта задним числом. Такие иски в Европе выигрывают без малейших затруднений, это классика юриспруденции. И возможный иск к федеральному правительству не будет единственным – вслед за участниками строительства СП-2 по той же «тропинке» отправится и зарегистрированный в Германии консорциум компаний в составе немецкой компании Gascade Gastransport, которая владеет 51% акций, немецкой компании Fluxys Deutschland, немецкой компании Gasunie Deutschland Transport Services и немецкой компании Ontras Gastransport, каждой из которых принадлежит по 16,25% акций. Все тот же Горное ведомство Штральзунда 26 октября 2018 года выдало этому консорциуму разрешение на строительство магистрального газопровода EUGAL (European Gas Pipeline) на территории федеральной земли Мекленбург-Передняя Померания. Это было последнее разрешение, которое требовалось консорциуму для начала строительства МГП: 17 августа 2018 года было получено разрешение от властей федеральной земли Бранденбург, 1 октября – от властей федеральной земли Саксония. Разумеется, каждая из властей федеральных земель действовала в строгом соответствии с имевшимся на тот момент федеральным законодательством. То, что оператором МГП EUGAL является именно компания Gascade Gastransport, в которой 50% принадлежит концерну Газпром, в судах опять же никого не заинтересует. Важно то, что в 2018 году никто законов не нарушал, строительство МГП EUGAL сметная стоимость которого, с учетом вынужденных задержек составила 2,5 млрд евро (без учета стоимости выкупленных земельных участков) было совершенно легитимным. В случае «Если мы теперь…» консорциум немецких компаний имеет все основания подать в суд на немецкое правительство – и, безусловно, выиграет этот суд. А консорциум именно так и поступит – ведь EUGAL, принятый в эксплуатацию в ноябре 2020 года, построен для того, чтобы принимать газ, который должен будет поступать по СП-2. В случае «Если мы теперь…» не будет СП-2, не будет и газа из него для EUGAL. Так что да – иск, с учетом банковских процентов и упущенной выгоды, ровно такой же алгоритм, как и в случае с Wintershal Dea и Uniper.

Инвестиции частных компаний и риски государственного бюджета

При этом суммы исков не будут совпадать со сметами строительства. Будут учтены все банковские расходы – все перечисленные выше компании пользовались кредитным финансированием. Каждая из компаний, участвовавших в строительстве и СП-2, и EUGAL, рассчитывала на получение прибыли на продаже газа конечным немецким потребителям, а компания Uniper, владеющая рядом газовых электростанций в Германии – еще и на продаже электроэнергии. Не полученная прибыль тоже войдет в сумму иска, то есть речь будет идти о суммах, явно превышающих 10 млрд евро. Да, европейская судебная система торопливостью не отличается, но результат неспешного судебного разбирательства заранее известен: федеральное правительство его проиграет и будет рассчитываться с частными компаниями средствами из государственного бюджета. И вот этот момент объясняет истинную причину, по которой сделала свое заявление госпожа министр: в результате неизбежных решений судебных органов государственный бюджет будет платить частным компаниям.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  США ввели санкции против трубоукладчика "Северного потока — 2"

Ни одна из перечисленных компаний не получала ни государственных субсидий, ни налоговых льгот, ни бюджетного финансирования – ни одного евроцента государство Германия не потратила на строительство СП-2 и EUGAL. Всё происходило, опять же, в соответствии с либеральной доктриной экономики: частные компании взяли на себя весь риск за реализацию проектов, финансировали их исключительно самостоятельно. Ни один немецкий бюргер не потратил из своего кармана ни одного евро, потому политики Германии и обладали роскошью иметь самые разные мнения по поводу необходимости неистовой борьбы против газовой зависимости от России или сражений за увеличение энергетической безопасности и энергетической безопасности родной для них страны. Кого-то из этих политиков интересовали только цены и ритм поступлений газа по трубопроводам, кого-то – берлинский пациент, Крым, Скрипаль и «молекулы свободы». Всё было весело и зажигательно, напоминало флэшмоб под девизом «Весь мир – театр, а мы – застряли в цирке».

Выборы, все кандидаты – ответственные политики

Но в сентябре 2021 года в Германии состоятся парламентские выборы, и именно поэтому госпожа Шульце и призвала немецких политиков найти, наконец, дверь в здании этого цирка. Творческая инициатива какого-нибудь ковёрного об отказе проекта СП-2 в связи с тем, что «Путин Навального в Крым не пускает», дружное голосование «за» — и руководители немецких компаний сообщат, что политические партии Германии изволили запустить руки в карманы немецких бюргеров, причем не как-нибудь, а по локоть. Немецкий бюргер, как известно, миролюбив, спокоен, любит пиво и баварские колбаски, но в случае покушения на его кошелёк становится смел и решителен, своим поведением гарантируя вынос партии-инициатора из выборной гонки ногами вперед. Этот мир, в общем-то, прост и циничен: пресловутая «приверженность» фрау канцелярин к проекту СП-2 – это не её симпатии к России вообще, или к Владимиру Путину и к Алексею Миллеру в частности. Если её правительство, возглавляемое ее партией, допустит хищение баварских колбасок у избирателей из-за нелепого решения об остановке СП-2, то будущее Христианско-демократического союза Германии становится даже не туманным, а мрачным. До выборов остается менее девяти месяцев, так что сейчас уже не до благоглупостей – на кону результаты выборов, шансы попадания или не попадания в правящую коалицию. Так что, господа немецкие политики, настало время внимательно слушать и слышать слова госпожи Свеньи Шульце.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь