Саммит обманутых американских надежд. Петр Акопов

0
57

Саммит обманутых американских надежд. Петр Акопов

Женевская встреча закончилась предсказуемо: Путин и Байден высказались и выслушали друг друга, назвав переговоры конструктивными и позитивными. Существенных договоренностей не достигнуто — послы вернутся, возможен обмен заключенными, ну и договорились начать переговоры по вопросам вооружений: «в ближайшее время запустят комплексный двусторонний диалог по стратегической стабильности, который будет предметным и энергичным». И все? Да, но никто вроде и не ждал от встречи большего. Или все-таки ждал?

Обманувшиеся в ожиданиях все-таки есть — и, судя по пресс-конференциям двух президентов, это как раз американцы. Вопросы заокеанской прессы не оставляли сомнения: в Штатах рассчитывали на изменение политики России. Понятно, что такие надежды питали не в вашингтонской администрации, но они присутствовали в общественном мнении, точнее в СМИ, которые его формируют. Это отчетливо проступало в вопросах, которые задавались американскими журналистами Путину: «А вы взяли на себя обязательства (по кибератакам, Украине и так далее)?» Абсурд?

Да и вслед Байдену, уже уходившему с пресс-конференции, практически в спину прокричали: «Вы же говорили, что Путин изменит свое поведение, а он опять все отрицает и гнет свое!»

Президент даже был вынужден вернуться и ответить, что мол, вы меня не слушаете, я такого не обещал, я говорил, что это может произойти под давлением всего мира.

Откуда же взялись эти непонятные ожидания? Они — следствие искаженной картины мира, которая царит в головах американской элиты, причем искаженной дважды. Во-первых, истеблишмент верит в то, что Америка по-прежнему диктует правила игры. А во-вторых — в ходе борьбы с Трампом он поверил в собственные выдумки (использовавшиеся в качестве оружия в борьбе с неугодным президентом) о российском вмешательстве в американские дела и теперь ждет наказания России и изменения ее политики. Что с этим делать, решительно непонятно, причем не Путину, а Байдену.

Он сам напросился на эту встречу — во многом из внутриполитических соображений, чтобы продемонстрировать свое отличие от Трампа, способность исправлять его «ошибки», «провалы» и «уступки» (выдуманные, потому что несогласие Трампа с травлей его как «русской марионетки» подавалось в Штатах как потакание русским). И вроде бы хорошо подготовился к разговору с «жестким Владом», послушался советников. Даже Хиллари Клинтон его похвалила:

«То, как это было срежиссировано в этот раз: быстрое рукопожатие, нет фотографирования, быстро вошли в комнату, никакой совместной пресс-конференции, — все это действительно сильный дипломатический сигнал о том, что мы ожидаем. Мы ожидаем открытого, прямого разговора… «Владимир, давай поговорим, как мы будем действовать дальше. Очевидно, мы вводили санкции против тебя, и, если это тебя не останавливает, последствия будут еще более серьезные».

И вот Байден на пресс-конференции рассказал о том, что, оказывается, «доверие к Путину во всем мире тает», что неудивительно, «если бы мы совершали те действия, что совершает он», да и вообще, «Россия не может диктовать то, что происходит в мире, не может диктовать без последствий». Да что там в мире — Байден говорил Путину о том, что происходит в России! Вот же она — сильная позиция сильной державы? Байден навязал Путину свою повестку?

Ведь он же сказал, что заявил Путину, что не оправдает доверие своего народа, если не будет отстаивать права человека, — и поэтому США будут поднимать такие вопросы, как дело Навального. И отвечая на вопрос журналистов, снова повторил, что «смерть Навального в тюрьме будет иметь серьезные последствия», — а американские журналисты очень интересовались у Путина этой темой. Наступательный стиль?

Наоборот, послушавшись своих советников, Байден избрал совершенно бессмысленную тактику: говорить с Путиным о Навальном. Потому что Россия однозначно рассматривает это как вмешательство в наши внутренние дела, после которого смешно звучит удивление Байдена: дескать, Путин «по-прежнему считает, что мы хотим его сместить». Нет, конечно, это же не Байден десять лет назад чуть ли не открытым текстом советовал Путину не возвращаться в Кремль, да и санкции против России вводят не с целью сдерживания, а в наказание за «неправильное поведение».

Не то что Путина — никого из вменяемых русских на такой мякине не проведешь. И по Навальному президент дал исчерпывающе точный ответ:

«Соединенные Штаты объявили Россию своим врагом и противником, конгресс это сделал в 2017 году. В законодательство Соединенных Штатов внесены положения о том, что США должны поддерживать правила и порядок демократического управления в нашей стране и поддерживать политические организации. Это есть в вашем законе, в американском. Теперь давайте зададимся вопросом: если Россия — враг, то какие организации будет поддерживать Америка в России? Я думаю, что не те, которые укрепляют Российскую Федерацию, а те, которые ее сдерживают, — а это цель Соединенных Штатов, заявленная публично. Итак, это организации и люди, которые способствуют реализации политики Соединенных Штатов на российском направлении.

Как мы должны к этому относиться? Я думаю, что понятно: мы должны относиться к этому с настороженностью».

То есть Байдену было бессмысленно обсуждать с Путиным Навального: в качестве инструмента давления на Россию эта тема бесполезна, даже контрпродуктивна, если хочешь достичь хоть какого-то взаимопонимания. Никаких уступок из Москвы этим не выбить — но, может быть, разговор о Навальном выгоден Байдену из внутриполитических соображений?

Тоже нет — потому что Путин тут же возвращает мяч, напоминая о протестах и беспорядках в США, причем делает это, отвечая на вопросы американских же СМИ. А что у вас сделали с теми, кто выдвигал политические требования во время «штурма конгресса» в январе? Притом что у Трампа в Штатах на порядок больше сторонников, чем у Навального в России, — что, кстати, является лишним подтверждением того, кто из них в реальности чей «агент влияния».

Так что, подняв тему Навального, Байден не помог себе на переговорах с Путиным — наоборот, он лишь облегчил нашему президенту решение его главной задачи на саммите: лучше понять, кто же такой Байден. Путин увидел, что перед ним все тот же человек, который десять лет назад рассказывал ему про благотворный пример для России традиций американской демократии. То есть человек прошлого — во всех смыслах этого слова. Это не значит, что с ним не о чем говорить, — это означает, что его представление об американских возможностях осталось на допотопном дотрамповском уровне.

Никаких новых иллюзий по итогам встречи не появилось, сказал Путин: «У меня и старых-то не было. Иллюзий никаких нет и быть не может». Красные линии друг другу на этой встрече не обозначали — но на все сетования о непредсказуемости России Путин отрезал: «Мы ведем себя абсолютно адекватно возникающим для нас угрозам». И добавил: «Необходимо договориться о правилах поведения».

Вот только как договариваться об этом с тем, кто считает себя одного вправе устанавливать такие правила — и диктовать другим свою волю? Можно только вежливо объяснять ему, что он неправ, продолжая гнуть свою линию и защищать свои интересы всеми возможными способами. Приближая то время, когда совершающаяся на наших глазах (и с нашим участием) смена эпох вынудит бывших «хозяев казино» принять новый баланс сил и новые правила мироустройства.

Путин рассказал журналистам об итогах встречи с Байденом. Главное
Первый с 2018 года саммит Россия – США прошел в Женеве конструктивно и даже с «зарницами доверия», а вот рассуждать о каком-то «счете на табло» не стоит. Об этом заявил в среду журналистам президент России Владимир Путин по итогам встречи с американским коллегой Джо Байденом.

По его словам, лидеры договорились о возвращении послов в столицы двух стран и начале консультаций по широкому спектру вопросов – от дипломатических отношений до стратегической стабильности, а смысл встречи руководителей двух ядерных держав заключается в том, чтобы «сделать этот мир безопасным, надежным, процветающим домом для всех».

В общей сложности глава государства ответил на вопросы 18 журналистов: 11 представляли российские СМИ, семь – иностранные. ТАСС опубликовал главное из того, что сообщил российский лидер.

Оценка встречи

Оценка встречи

  • «Общая оценка: я считаю, что не было никакой враждебности <…> У нас по многим позициям наши оценки расходятся. Но, на мой взгляд, все-таки с обеих сторон было продемонстрировано желание понять друг друга и искать пути к сближению позиций. Разговор был весьма конструктивен».
  • »Лев Толстой как-то сказал: «В жизни нет счастья, есть только зарницы его – дорожите ими». Вот мне кажется, что в такой ситуации не может быть какого-то семейного доверия, но зарницы его промелькнули».
  • При этом лидеры не стали приглашать друг друга в гости: «Для таких поездок, таких встреч, таких визитов должны созреть условия».
  • Никаких «новых иллюзий» по итогам встречи не появилось: «У меня и старых-то не было <…> Иллюзий никаких нет и быть не может».

Оценка собеседника

  • «Мне кажется, что мы в целом говорили на одном языке, но это совсем не значит, что мы должны обязательно заглядывать в душу, в глаза там и клясться в вечной любви и дружбе. Совсем нет».
  • »Если бы вы меня спросили о том, каков собеседник и партнер президент Байден, я могу сказать, что он очень конструктивный, взвешенный человек, как я и ожидал. Очень опытный, это сразу видно».
  • Путин рассказал, что во время разговора американский лидер вспоминал о своей семье и том, «о чем мама с ним говорила». «Это такие важные вещи, они не имеют прямого отношения к делу, но тем не менее все-таки показывают уровень или качество его моральных ценностей».

О возвращении послов

  • Лидеры договорились о возвращении послов в Москву и Вашингтон: «Когда конкретно – завтра, послезавтра – это вопрос чисто технического характера».
  • Также МИД России и Госдепартамент начнут консультации по всему «комплексу взаимодействия на дипломатическом треке»: «Там есть о чем говорить, завалов накопилось очень много. Как мне показалось, обе стороны, в том числе американская, настроены на то, чтобы искать решение».

О стратегической стабильности

  • Москва и Вашингтон начнут консультации по стратегической стабильности под эгидой Госдепартамента и МИД РФ: «На Соединенных Штатах Америки и на Российской Федерации лежит особая ответственность за стратегическую стабильность в мире <…> Мы эту ответственность осознаем».

О кибербезопасности

  • «Мы договорились о том, что мы начнем на этот счет консультации. На мой взгляд, это чрезвычайно важно».
  • При этом Россия не считает необходимым на себя какие-либо обязательства: на все десять американских запросов в этой сфере в прошлом году были даны «исчерпывающие ответы», тогда как десятки российских запросов остались без ответа.

Об обмене заключенными

  • Лидеры обсуждали тему обмена заключенными: «Там могут быть найдены определенные компромиссы».

О красных линиях

  • «В целом нам понятно, о чем говорят наши американские партнеры, и им понятно, о чем мы говорим, когда речь заходит о красных линиях. Но должен сказать откровенно, далеко и подробно расставлять акценты и что-то делить, мы до этого, конечно, не дошли».

О словах про «убийцу»

  • Тема ответа Байдена на вопрос, «убийца» ли Путин, обсуждалась еще до саммита по телефону: «Президент Байден мне позвонил, мы объяснились. Меня эти объяснения устроили».

О том, достигнуто ли дно

  • «Мне трудно сейчас сказать, потому что все действия, связанные с ухудшением российско-американских отношений, инициировались не нами, а американской стороной. Конгрессмены, они народ изобретательный, что они еще там напридумывают, я не знаю».
  • При этом США от антироссийских санкций потеряли не меньше, чем Россия. «Да, это повлияло на наше развитие. Отчасти США в этом смысле выполнили свою задачу по сдерживанию развития РФ, но ничего критического здесь нет».

Об Украине

  • Украина обсуждалась, однако не «очень подробно». «Но насколько я понял президента Байдена, он согласен с тем, что в основе урегулирования на востоке Украины должны лежать минские соглашения».
  • Россия придерживается того, что у нее только одно обязательство по Украине — способствовать реализации минских соглашений. «Если украинская сторона готова к этому, мы пойдем по этому пути, без всякого сомнения».
  • Тема вступления Украины в НАТО «затрагивалась мазком»: «Здесь, пожалуй, нечего обсуждать».

О Навальном

  • Алексей Навальный знал, что нарушает закон, и сознательно игнорировал его, из-за чего был объявлен в розыск. «Зная об этом, он приехал [в Россию], я исхожу из того, что сознательно шел на то, чтобы быть задержанным».

Об Арктике

  • Россия и США должны сотрудничать в Арктике, и Москва готова «оказывать содействие всем заинтересованным странам и компаниям в освоении Северного морского пути».
  • Озабоченности Вашингтона относительно милитаризации Арктики «не имеют под собой абсолютно никаких оснований»: «Мы ведь ничего там не делаем такого, чего не было в Советском Союзе».

О поддерживаемых США организациях

  • «Соединенные Штаты объявили Россию своим врагом и противником. Конгресс это сделал в 2017 году <…> Теперь давайте зададимся вопросом: если Россия враг, то какие организации будет поддерживать Америка в России? Я думаю, что не те, которые укрепляют Российскую Федерацию, а те, которые ее сдерживают».

О ФБК

  • Фонд борьбы с коррупцией (признан экстремистской организацией в России) публично призывал к массовым беспорядкам, вовлекал в уличные мероприятия несовершеннолетних и давал инструкции, «как готовить, например, коктейли Молотова».
  • Россия сочувствует американцам из-за беспорядков 2020 года и не хочет повторения подобного на своей территории. «И [мы] сделаем все для того, чтобы этого не допустить».

О СМИ-иноагентах

  • Российские СМИ, такие как Russia Today и Sputnik, объявлены в США иностранными агентами, и хотя они выполняют все требования американского законодательства, сталкиваются с различными препятствиями. «У нас таких проблем нет, и к сожалению, американские средства массовой информации не выполняют до конца требования российского закона».

О правах человека

  • «Президент Байден затрагивал тему прав человека и людей, которые считают, что они представляют эти вопросы в Российской Федерации. Да, мы говорили об этом по его инициативе».

О том, что будет после саммита

  • «Есть противники [в США] развития отношений с Россией, есть сторонники. Какие там силы возобладают, трудно сказать». Но если, как после саммита в Хельсинки, Вашингтон введет против Москвы новые санкции, это будет означать «очередную упущенную возможность».

О том, зачем встречаются лидеры

  • «Взрослые люди, руководители двух стран, крупнейших ядерных держав, встречаются для того, чтобы сделать этот мир безопасным, надежным, процветающим домом для всех жителей нашей планеты».

Байден рассказал только американским журналистам об итогах встречи с Путиным. Главное
Россия и США должны выработать «базовые правила игры», а новая холодная война не отвечает интересам ни одной из сторон. Ближайшие месяцы покажут, смогут ли они работать вместе, заявил президент Соединенных Штатов Джо Байден по итогам встречи с российским коллегой Владимиром Путиным.

На пресс-конференции, куда пустили только американскую прессу (и которая оказалась вдвое короче предшествовавшей ей пресс-конференции Путина), Байден рассказал о своих предложениях по кибербезопасности и сообщил, что стороны договорились запустить диалог по стратегической стабильности.

Главное из того, что говорил президент США Джо Байден.

Оценка встречи

  • «Я должен сказать, что тон всей нашей встречи <…> был хорошим, позитивным». «Угроз не было, были просто утверждения: если ты сделаешь то, я сделаю это».
  • »Я знаю, что вокруг этой встречи было много ажиотажа, но для меня она довольно прямолинейна, эта встреча»: она состоялась, потому что «нет замены диалогу между лидерами лицом к лицу».

Об отношениях с Россией

  • «Мы с президентом Путиным несем уникальную ответственность за то, чтобы выстраивать отношения между двумя сильными и гордыми странами. И эти отношения должны быть стабильными и предсказуемыми».
  • »Я сказал президенту Путину, что нам нужны базовые правила игры». «Мы должны иметь возможность сотрудничать там, где это отвечает нашим общим интересам. А что касается тех сфер, где у нас есть разногласия, то я хотел, чтобы президент Путин понимал, почему я говорю то, что я говорю, и делаю то, что делаю, и как я буду отвечать на конкретные виды действий, которые вредят американским интересам».
  • »Появились подлинные перспективы для того, чтобы мы значительно улучшили отношения между нашими двумя странами, не поступившись при этом ничем основанным на наших принципах и ценностях».

Об американской повестке

  • «Я заявил президенту Путину, что моя повестка дня не против России или против кого-либо еще. Повестка дня для американских граждан – борьба с пандемией коронавируса, восстановление нашей экономики, восстановление отношений по всему миру с нашими союзниками и друзьями, защита наших граждан».

О стратегической стабильности

  • «Мы детально обсудили шаги, которые наши страны должны принять в сфере контроля за вооружениями и сокращения риска возникновения конфликтов. Я рад сообщить, что мы договорились о запуске двустороннего диалога по стратегической стабильности».

О кибербезопасности

  • США предложили оградить от кибератак «определенные объекты важнейшей инфраструктуры», в том числе энергетической, они представили перечень из 16 таких секторов. Ни о каком «военном ответе» на кибератаки речи не шло.
  • Стороны договорились поручить экспертам определить неприемлемые виды кибератак и рассмотреть конкретные случаи.

О холодной войне

  • «Я не думаю, что он [Путин] стремится к холодной войне с Соединенными Штатами». Сам Байден на переговорах заявил, что новая холодная война «очевидным образом не в интересах ни одной из сторон».

О торговле

  • «У меня нет никаких проблем с ведением бизнеса с Россией, пока они занимаются этим на основании международных норм. В наших интересах, чтобы российский народ преуспевал в экономическом плане».

О правах человека

  • «Я сказал ему, что американский народ никогда не будет доверять президенту, если тот не защищает демократические ценности и универсальные свободы всех людей. Это часть ДНК нашей страны. Так что я сказал, что права человека всегда будут «на столе». «Дело не в том, чтобы преследовать Россию за нарушение прав человека, а в том, кто мы есть».

Об Арктике

  • Лидеры обсудили, как сделать так, «чтобы Арктика оставалась регионом, где идет сотрудничество, а не конфликт».

Об Украине

  • «Я подтвердил непоколебимую приверженность США поддержке суверенитета и территориальной целостности Украины. Мы договорились заниматься дипломатией для выполнения минских соглашений».

О Навальном

  • «Я ясно дал понять, что считаю, что последствия (возможной смерти Алексея Навального в местах лишения свободы. – Ред.) будут катастрофическими для России».

О Белоруссии

  • «Я поделился нашими озабоченностями насчет Белоруссии. Он не стал не соглашаться с тем, что случилось, а сказал, что дело в том, что теперь с этим делать».

Об Афганистане, Иране и Сирии

  • «Он [Путин] указал, что готов, цитирую, помочь по Афганистану — я не буду сейчас вдаваться в подробности — и помочь по Ирану». Последнее касается, в частности, того, чтобы Иран «не получил ядерное оружие».
  • Лидеры также обсудили «настоятельную необходимость сохранения и возобновления гуманитарных коридоров в Сирии».

Через полгода после саммита

  • Байден рассказал, что поднял на встрече вопрос о делах «двух неправомерно осужденных граждан США – Пола Уилана и Тревора Рида», не уточнив при этом, какие именно договоренности были достигнуты. После чего он отметил: «Мы узнаем в течение следующих 6-12 месяцев, есть ли у нас подлинный диалог по стратегической стабильности, сделали ли мы все в вопросе освобождения заключенных, узнаем, есть ли договоренности по кибербезопасности, которые помогут наведению порядка». Появились ли у саммита какие-то результаты в принципе, можно будет сказать через три-шесть месяцев.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь