Рождение Киева еще раз

0
33

Рождение Киева еще раз

Ceterum censeo Ucraina esse delendam.

С конца сентября в электронных изданиях появилось несколько качественных аналитических материалов, посвященных гипотетическому горячему конфликту на территории Украины. Волей-неволей они заставили задуматься о судьбе Киева, города, в котором я живу, города, которому придется принять решение о судьбе кишащих в нем «паразитов».

Возможно, одним из лучших отражений бытия для города Киева и его жителей является диалог великих «мыслителей головой», затмивших умом современность: русского рэпера Моргенштерна и украинского журналиста Го*дона ― о принадлежности городов и весей именно их жителям, а не мифическим надстройкам.

Если совместить прогнозы войны и ощущение пространства города, приходит легкое ощущение того, что война реальна (кровь, гной, грязь), реальны люди (с красотой души и уродством тела или наоборот), реален город (я его вижу, я по его улицам каждое утро иду на «яботу»). А вот реальны ли другие дальние города, где я никогда не был? Как они могут повлиять на то, что происходит в Киеве? Реальна ли Америка ― с банджо или без? Реальны ли Украина и «украинцы», раз пропаганда так массово насаждает украинство? Иначе зачем так насаждать?

Вот тут и начинаешь ощущать, что война реальна, и она очень может быть в ближайшие месяцы, но Украина, и «украинцы», и украинство тут совершенно ни при чем. Это те общности, которые будут использованы для начала горячего конфликта, и все. Дальше в топку пойдут люди.

Почему во всех работах указывается на скоротечное сопротивление Украины и украинской армии в случае начала войны? Скорее всего, потому, что искусственные макеты из фанеры рухнут сразу же. Останутся только субстанции материального мира. Возможно, дадут выйти на свет Божьему Духу Творца и Созидателя. Но скорее всего, нет. «Мясо» будет валить «мясо». Пока не выдохнется. И не устанет.

Уверен, что в русских планах на случай украинской атаки головой об стену так и предусмотрено. Шаг первый: уничтожение нацистского государства (неделя). Шаг два и дальше: а теперь давай посмотрим, что реально существует и как с этим навести порядок и жить.

Такое произойдет в силу восприятия русскими мелкого мира. Это как с изучением иностранного языка. Если надо учить язык великой цивилизации, мотивация высокая. Великой цивилизации прошлого — уже хуже. Народа на задворках, народа-деграданта или вообще бегающей по зоопарку стаи обезьян — вообще нет. Русским просто легче ответить на вопрос, наблюдая за приматами в стиле Д. Ф. Нэша, а не предполагать в их действиях какую-то комплексную логическую схему. Тем более что там ее, по сути, и нет. Есть рефлексия бандерлогов на дождь, землетрясение, стихию. Также следует помнить, что сегодняшним русским очень трудно сходить вниз на уровень клиента. Сегодняшние русские ― это не нация обслуживания (призрак белых офицеров ― таксистов и гардеробщиков ― в прошлом). По этому поводу одно интересное замечание. Если вы подойдете к бариста на улицах украинских городов, то продавец кофе сразу вас «отсканирует». У него в глазах промелькнет десять, двадцать, тридцать вариантов-шаблонов, что вы за человек и как вас обслужить. Такого нет у бариста России. Там в глазах два варианта: могу дать кофе, могу дать в челюсть. Русский бариста не тратит время на ненужную ему информацию о клиенте. Как с газом: или покупай, или вали. В высвободившееся время есть много других офигенно классных вещей, которыми можно заняться, а не любовью к клиентам за один доллар.

Таким образом, русские как исследователи низших форм жизни будут наблюдать за «свинками» и стараться опытным путем определить их потребности, комфортные условия, оптимальные режимы эксплуатации, системы поощрения и наказания.

Думается, что схожее отношение к категории «Украина» и в польском ГШ, американском, британском. Вообще, была шикарная закладка в массовое сознание видения Украины и ее будущего, как в фильме «Смертельная зона» / Outside the Wire.

Итак, переходим к тому, что будет, когда город Киев и Киевская область (сегодня это две разные административные единицы) останутся сами по себе. Первая проблема ― в этом качестве они нежизнеспособны, так как живут за счет высасывания ресурсов со всей Украины, да и тех не хватает. Приходится быть на постоянном подсосе у Запада. А обрежь это все ― город умрет.

Поэтому для жизни Киеву, как никакому другому городу Украины, надо будет избавиться от тех людей, которых новый, рожденный свободным город уже не сможет себе позволить.

Выдавливание украинских общегосударственных органов управления за пределы Украины будет рассматриваться как абсолютное благо. Следует заметить, что главный клоун страны, пытаясь переподчинить себе потоки казенных денег, занимается чисткой госаппарата, меняя старых служак-бюрократов на такую же дебилоподобную зелень, как в парламенте. (Советники в МИД требуются без опыта работы, а ждать очереди на экзамен по украинскому языку на госслужбу надо несколько месяцев.)

Итак, возможно, Зе к Дню Развала Украины справится с разложением госаппарата настолько, что он не будет представлять повода для серьезного беспокойства и усложнять жизнь Киеву и другим городам.

Однако останутся люди. Живые люди, которые успешно кормятся с Украины, проживая и работая в столичном Киеве, но которым не будет места для кормления здесь. Итак, кто они?

Судя по покупаемой ими недвижимости, это так называемая украинская элита, по сути своей элитой не являющаяся. Более подходящее название для них ― недоэлита. Итак, это руководители от верхнего до среднего эшелонов олигархических групп, включая инкорпорированных в государственную власть. Их интересы и категории, которыми они оперируют, не ниже всеукраинских. Убрать их ― это то же самое, что империи было убрать гетмана, полковую старшину. От этого простому народу станет только легче. Русская высшая бюрократия, хребет государства, давала и дает развиваться и восстанавливаться телу. Украинская же ― содержанка-паразит, не более.

Вторая группа гостей ― это представители региональных элит, которые присланы своими отцами в столицу для защиты прав и интересов региона, капитала, бизнеса, производства. Наиболее явное отличие от первых ― они не работают, а представляют интересы других структур. Представители же первой группы все-таки вынуждены ежедневно управлять. Это как судья и адвокат. Первый круче, но вынужден ходить в офис. Второй ― или актер, или приноситель, работа менее статусная, но зато маневренный график и можно предаваться разврату. Эти великовозрастные дети из второй группы покинут Киев, как только он перестанет быть площадкой, где можно представлять интересы своих родителей.

Третья группа. Киев дает более половины дохода в государственный бюджет Украины (после майдана подобная информация качественно камуфлируется). Это деньги первой и второй групп. Но кроме управления, надо еще и обслуживать это управление. От подготовки законопроекта до стрижки когтей песику ― на всё нужны живые люди. За это платятся деньги, хорошие, по меркам остальной Украины, деньги. И люди, умеющие составлять алгоритмы нормативно-правовых документов, делая в них нужные финансовым группам закладки, и девочки, любящие возиться с маленькими блохастиками, едут в город. Работают перевозки, создаются архитектуры программ, строятся дороги и высотки. Вроде в этом нет ничего плохого, но массовость притока людей превращает город в неуютное место. Но схлынут первые группы ― значительно уменьшится и третья.

Если третью группу можно назвать «позитивные арбайтеры», то четвертая, скорее всего, это вынужденные, негативные, арбайтеры, которые приехали в Киев подобно жителям павшей крепости, которые отступили в последнюю сражающуюся башню. Также эта группа, соглашаясь на черновую работу, приблизительно на треть от доковидного уровня вытесняет с рынка работающих в Киеве жителей области.

Возможно, клоуну и боксеру не стоит мешать. Дать им вволю поцарюваты ― и они уничтожат и страну, и город как столицу. И если быть реалистами, то необходимо признать, что с уничтожением нацистского государства ужас и голод бывших его жителей и родовые муки освободившихся городов уходят на второй план. На первом же месте будет ответ на вопрос, насколько они подходят для того, чтобы быть фундаментом, основой нового мира? Будут ли жить эти города? Смогут ли они добровольно объединяться в некие союзы, результатом чего будет увеличение КПД производственных сил? Смогут ли они потом войти в состав Великого Государства, быть ему полезным и самим получить еще больший толчок к развитию не только производства, но уже науки и культуры?

Таким образом, чтобы выжить, Киеву уже сегодня надо создавать образ себя как города, а не как столицы, образ тех земель, которые будут его окружать и кормить (область / Киевская Народная Республика), образ его горожан / граждан, свободных от ностальгии по паразитизму на других свободных городах бывшей Украины.

И если другие города и области в случае развала страны могут сначала просесть, но потом кое-как начать выкарабкиваться в одиночку (исключение может быть там, где есть второй областной центр силы: Кривой Рог, Кременчуг, Коростень, Ковель и т. д.), то Киев будет пытаться силой пересобрать Украину, даже под другим именем и под другой ориентацией. Его гражданам все равно погибать или бежать от голода. Так почему же, если уж и так конец ясен, не рискнуть и не атаковать соседние области (народные республики) для увеличения ресурсной базы. Тем более если будет удобный момент и гигантские структуры Востока и Запада не успеют оперативно среагировать.

Таким образом, наравне с тем выводом, что Киев сможет прокормить только тех людей, которых сможет прокормить сам ― без Украины и внешних подачек, приходим и к другой необходимости ― полной денацификации города и максимальной его демилитаризации. И если вопрос силовых подразделений органов внутренних дел может быть через некоторое время решен, то в отношении вооруженных сил, скорее всего, необходимо будет пойти путем Коста-Рики или Панамы.

Тема же проектирования развития для этого города после развала Украины до сих пор туманна.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь