Польские кибервойска готовятся к войне

0
45

Войны в киберпространстве ведутся с не меньшим, а иногда с большим ожесточением, чем в реальности

Польские кибервойска готовятся к войне

Польша ускоряет процесс создания кибервойск. Их планировалось сформировать к 2024 году, но в конце октября на специально созванной пресс-конференции председатель правящей партии «Право и справедливость» (ПиС) Ярослав Качиньский заявил: «Если мы хотим избежать худшего, то есть войны, мы должны работать со старым принципом, «хочешь мира, готовься к войне»».

К созданию кибервойск Варшава подходит фундаментально и в финансовом, и в кадровом, и в организационном плане. Долгосрочной программой модернизации Войска Польского в 2020-2035 годах на техническое оснащение и обеспечение армии уже предусмотрено выделить около 2,6 млрд. долларов. Согласно плану технической модернизации до 2026 года, расходы на одну только программу Cyber.mil.pl должны составить 3 млрд. злотых, или почти 700 млн. евро. Сумма по польским меркам колоссальная.

Для формирования корпуса сержантов и хорунжих нового рода войск в Польше создана и действует специальная подофицерская школа, которая готовит 600 военнослужащих по соответствующим специальностям. В январе 2020 года военное ведомство Польши приступило к реализации программы «CYBER.MIL с классом». В двух десятках средних школ и лицеев создали классы углубленной подготовки по специализации «кибербезопасность и современные информационные технологии», шефство над которыми взяло Минобороны.

Кроме того, в последние годы в Польше значительно расширен набор курсантов в Военно-технической академии и Академии ВМС на специальности, связанные с IT. Всего до 2025 года всеми высшими военными учебными заведениями планируется подготовить для кибервойск более 2000 подпоручиков.

Польские кибервойска готовятся к войне

В организационном плане первым шагом к созданию польских кибервойск стало формирование Центра кибернетических операций (польск. Centrum Operacji Cybernetycznych). Ключевая задача Центра – управление кибернетическими войсками. Специалистов по действиям в киберпространстве и хакеров (их польская армия теперь может нанимать официально) в это ведомство принимает на работу Служба военной контрразведки.

Следующим шагом в данном направлении стало создание летом 2019 года Национального центра безопасности киберпространства (Narodowy Centrum Bezpieczeństwa Cyberprzestrzeni) на базе Инспекции информатики и Национального центра криптологии.

Примечательно, что одним из поводов для появления всех этих структур в Польше явился скандал, в ходе которого в 2013 году выяснилось (цитируем польские СМИ): «Секретный объект американской киберразведки находится прямо на границе с Калининградской областью. Установленное в нем оборудование позволяет спецслужбам США прослушивать эфир в радиусе тысячи километров. Американские службы прослушивают поляков уже на протяжении 19 лет.

По данным еженедельника Wprost, секретный объект киберразведки США появился у села Świadki Iławeckie рядом с границей Калининградской области РФ в 1993 году. Строительство велось по заказу воинской части, которой уже не существует. Центр охраняется пограничниками, но погранведомство признает, что объект не является их собственностью. То же самое утверждают Министерство национальной обороны, Ведомство внутренней безопасности и Служба внешней разведки Польши. Объект является базой (центром) Агентства национальной безопасности (АНБ) США.

Недавно выяснилось, что благодаря программе PRISM АНБ имеет доступ к личным данным серверов таких компаний, как Facebook, Google, Yahoo и Microsoft. Благодаря «польскому» Центру прослушки американцы могут записывать телефонные разговоры в радиусе 1000 километров, включая объекты в России или Белоруссии».

Всё это не помешало Вашингтону и Варшаве подписать летом 2019 года соглашение о сотрудничестве в области обороны киберпространства, согласно которому их совместная деятельность теперь распространяется на обмен информацией, обучение, а также кибердействия в самом широком смысле.

В названии нового рода польских войск значится понятие «оборона киберпространства», но оно не должно вводить в заблуждение. Польское военное командование открыто заявило, что основными задачами кибервойск будут «обеспечение безопасности компьютерных сетей, мониторинг угроз в информационной сфере, киберразведка и наступательные действия», то есть взлом и нарушение работы информационных сетей противника.

Кто является этим противником – не секрет. В начале марта 2020 года Польша и еще пять стран Евросоюза (Литва, Эстония, Хорватия, Нидерланды и Румыния) создали совместные наднациональные киберсилы для противодействия России.

На церемонии подписания Меморандума об учреждении Кибернетических сил Евросоюза в Загребе в ходе неформальной встречи министров обороны ЕС присутствовал и верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель.

По словам министра обороны Литвы Раймундаса Кароблиса, соглашение закрепило постоянный механизм «присутствия одной страны в суверенном киберпространстве другой страны», определив правовой статус и предусмотрев конкретные процедуры и обязательства сотрудничества. Киберсилы могут реагировать на инциденты в подписавших соглашение странах, в странах-наблюдателях (такой статус получили Бельгия, Греция, Испания, Италия, Франция, Словения, Финляндия), а также в структурах ЕС.

Центром всей этой «виртуально-физической» архитектуры кибер-безопасности если не де-юре, то де-факто и стремится стать Польша, военное ведомство которой заявило о намерении организовать национальные кибернетические войска к 2024 году, как сказал министр обороны Польши Мариуш Блащак.

Однако, как показывают события, Польша не хочет ждать так долго и готова действовать в киберпространстве уже сейчас. Дело в том, что кибервойны впервые за долгий период истории дают шансы менее технологически развитым государствам и наднациональным силам одержать победу в жестком противоборстве с гораздо более могущественными странами, обладающими превосходящим военным, политическим, экономическим и научно-техническим потенциалом.

Об этом, кстати, уже писал доктор политических наук Университета Белвью (штат Небраска, США) Мэтью Кростон, обращая внимание читателей на положение в киберпространстве, где войны ведутся с не меньшим, а иногда с большим ожесточением, чем в реальности. Одной из ключевых проблем войны в киберпространстве является, согласно этому американскому ученому, проблема определения «агрессора», которую в виртуальном пространстве разрешить куда сложнее, чем в реальной жизни.

И здесь политика ядерного сдерживания, позволяющая на протяжении многих десятилетий эффективно предотвращать атомную войну, может служить прототипом для сдерживания виртуального конфликта. Равная степень компьютерного «оснащения» может позволить предотвратить полномасштабные конфликты в виртуальном пространстве ввиду того, что каждая страна будет опасаться симметричного ответа на свои действия, даже если они будут носить скрытый характер.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь