Политика Ирана в турбулентном Ближнем Востоке

0
40

Политика Ирана в турбулентном Ближнем Востоке

В своих инструкциях новому кабинету министров Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи осудил президента США Джо Байдена как “хищного волка”, сказав своим министрам: “Дипломатия не должна подвергаться влиянию и быть связана с ядерной проблемой”. Вместо этого команда президента Эбрахима Раиси намерена сосредоточиться на ориентированную на восток “экономическую дипломатию”.

И Раиси, и Али Хаменеи осудили “наивность” предшественника президента Хасана Рухани в переговорах с Западом, при этом Верховный лидер прямо заявил: “Доверие к Западу не работает”, а западных участников переговоров по ядерной программе он считает ненадежными и лживыми людьми. Соответственно официальный представитель Министерства иностранных дел Ирана Саид Хатибзаде жестко потребовал от президента США Джо Байдена предоставить конкретные гарантии того, что Вашингтон «снова не откажется от своих обязательств» по возобновляемому Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД).

В свете этих указаний президент Раиси и министр иностранных дел Хоссейн Амирабдоллахиан обязались проводить политику, ориентированную на Азию, или “Смотреть на Восток”, одновременно укрепляя свои западные фланги проиранскими военизированными формированиями в Ливане, Ираке, Сирии и Йемене. Учитывая, что «Хезболла» в Ливане и «Хашд аш-Шааби» в Ираке в последние дни угрожают гражданским конфликтом для достижения своих партизанских целей, отмечает израильская World Israel News, готовность новых лидеров Тегерана подтолкнуть регион к преодолению точки кипения слишком очевидна.

Однако никаких достоверных фактов израильская газета не приводит. Правда, при этом о том, что именно Израиль постоянно провоцирует военную и политическую обстановку в регионе и регулярно бомбит суверенную территорию Сирии, уничтожает иранских ученых–атомщиков и разрабатывает с помощью США план нападения на Исламскую Республику Иран, израильская газета также упорно молчит, пытаясь своей пропагандой навести «тень на иранский плетень».

В результате одной из первых ощутимых побед Раиси в его повороте на восток стало то, что Иран был принят в Шанхайскую организацию сотрудничества. Во время последней встречи этой группы иранский президент активно выступал за объединение азиатских держав в антизападный блок. “Санкции не направлены только против одной страны”, — правдиво заявил он. “Санкции нацелены на большее число независимых стран, особенно членов этой организации”, — добавил он, призвав к коллективной разработке механизмов борьбы с несправедливыми и жестокими санкциями против многих государств мира со стороны Запада.

И, видимо, такая политика находит все больше подтверждений среди многих государств Азии. В связи с тем, что Иран, Россия, Китай, Мьянма и другие азиатские державы сталкиваются с многочисленными и неоправданными санкциями Запада, эти государства уже интегрируются в экономический блок, в котором целые финансовые сети становятся невосприимчивыми к внешнему давлению.

Быстрое развитие мирной ядерной промышленности Ирана также объясняется тайными паназиатскими связями с соответствующими секторами промышленности в Северной Корее и Пакистане. Инвестиционное соглашение между Пекином и Тегераном на 400 миллиардов долларов, подписанное в этом году, теперь все больше похоже на изменение игры.

Во-первых, из-за ориентации Раиси на восток, во-вторых, из-за жесткой политики Байдена в отношении Китая, и, в-третьих, потому, что соседи Афганистана, обеспокоенные победой талибов (представители запрещенной в РФ организации), сблизились из-за проблем региональной стабильности. Не случайно, что именно в Тегеране состоялась конференция для шести соседей Афганистана плюс Россия, на которой был принят план координации совместных действий.

Иран в свое время оказал талибам скрытую поддержку, чтобы выгнать американцев из страны, но он никогда не ожидал, что его бывшие враги вернутся к власти так быстро и решительно, особенно с учетом антишиитских настроений талибов. “Иран пришел к пониманию того, что враг врага — это не ваш друг, а талибы — более сложная проблема, чем американцы”, — считает Мохаммад Хоссейн Эмади, бывший иранский дипломат, который много работал в Афганистане.

“Консенсус заключается в том, чтобы вести дела с талибами очень осторожно и прагматично”. И, видимо, именно так, судя по последним высказываниям официальных лиц, Тегеран будет вести дела с новыми хозяевами в Кабуле, учитывая, что Афганистан все-таки важный сосед Исламской Республики и от их отношений во многом будет зависеть обстановка в этом регионе мира.

Стратегия Раиси в отношении ядерных переговоров с Западом, согласно последним инструкциям атоллы Али Хаменеи, будет заключаться в том, чтобы все-таки продолжать эти переговоры, избегая при этом дополнительных санкций, но, не позволяя переговорам достичь значительного прогресса. Многие аналитики из разных стран подтвердили, что согласие Ирана на проведение переговоров, по-видимому, было “тактическим ходом, чтобы предотвратить резолюцию с осуждением” на ноябрьской встрече Международного агентства по атомной энергии ООН, которая все больше и больше попадает под влияние Соединенных Штатов.

Эти переговоры станут все более неуместными, поскольку истекает срок действия положений об обогащении урана, а также потому, что, по словам главы МАГАТЭ Рафаэля Гросси, Иран в будущем “в течение нескольких месяцев” будет обладать необходимыми материалами для создания ядерной бомбы.

Поскольку Израиль никогда не позволит Тегерану достичь этой цели, израильские военные удары становятся наиболее вероятным вариантом. В настоящее время США — глобальный игрок, не видит никаких противоречий в том, чтобы позволить Израилю продолжать бомбардировки сирийской территории под предлогом, что это наносит вред прежде всего Ирану. Но одновременно Джо Байден неоднократно говорил, что он готов вернуться к ядерной сделке с Тегераном, тем самым вселяя призрачную надежду в мирное решение иранской проблемы.

В условиях постыдного бегства войск США из Афганистана, некоторые политики в Вашингтоне надеются на противостояние Тегерана режиму талибов и включение иранской экономики в западную, в которой доллар до сих пор играет ключевую роль, тем самым укрепляя, прежде всего США. Но, как показывают факты, по крайней мере в настоящее время, все эти мечты построены на песке, которые развеются при первом же столкновении с реальной действительностью.

Оборонное ведомство Израиля в последнее время повысило градус своих предупреждений об установке Ираном батарей ракет класса «земля-воздух» в Сирии, Ливане и Ираке, а также о его зависимости от технологий беспилотных летательных аппаратов, которые меняют правила военной игры.

Иранский комментатор Реза Парчизаде, работающий на Западе, утверждает, что эти средства противовоздушной обороны разрабатываются в преддверии израильских ударов по ядерным объектам: “Иранский режим знает, что как только шарада венских переговоров по возобновлению ядерной сделки 2015 года закончится,… ему придется значительно укрепиться в военном плане и в последний раз броситься за ядерной бомбой”.

Министр финансов Авигдор Либерман повторил мнение многочисленных израильских официальных лиц, когда сказал, что военное столкновение с Ираном — “неизбежно и это всего лишь вопрос времени”. Это же мнение подтвердил и советник по внешней политике эпохи президента Б.Обамы Деннис Росс, который утверждает, что Америка должна вернуть угрозу военной силы за стол переговоров: «Иран использовал израильские диверсионные атаки в качестве предлога для увеличения процента обогащения урана, поскольку аятоллы практически не ожидали никакой негативной реакции».

Эта “потеря иранского страха”, по мнению бывшего советника, якобы способствовала опасным сценариям превращения Ирана либо в военную ядерную державу, либо в развязывание региональной войны.

Поскольку Ирану было «разрешено разместить сотни тысяч ракет по всему региону», с испугом пишет саудовская газета Arab Times, даже неядерная война станет «неисчислимо разрушительной, поскольку Иран нанесет огромный ущерб гражданским и экономическим целям ССАГПЗ», направив свой удар по расположенным там многочисленным базам США.

Правда возникает вопрос, для чего и почему арабские страны Персидского залива разместили на своей территории американских военных, если единственной агрессией, и то не иранской, стало вторжение войск Саудовской Аравии и ОАЭ в Бахрейн для подавления там «жемчужной революции».

Вместе с тем еще предстоит выяснить, будут ли аятоллы уступать в переговорах и пойдут ли они на необходимые Западу компромиссы в случае прямой военной угрозы Тегерану и иранскому режиму. Ответ на эти вопросы пока никто не знает и именно поэтому скорее всего туманное будущее воцарится на всем регионе Ближнего Востока.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь