Полякам внушают, что Украина – это Польша

0
31

Полякам внушают, что Украина – это Польша

Польша громче всех заявляет о своей непреклонной поддержке Украины на пути к членству в ЕС, а втихаря лелеет в польском обществе ностальгию о временах господства над украинскими землями.

В г. Бжеге Опольского воеводства появится Музей исторического наследия и культуры «восточных территорий». Проект профинансирует министерство культуры, народного наследия и спорта. Об этом сообщается на официальной странице правительства Польши.

Министр культуры, народного наследия и спорта профессор Пётр Глинский сообщил, что из 200 инвестиционных проектов в музейной сфере четыре посвящены «восточному наследию», то есть сохранению исторической памяти о польской власти над Украиной, Белоруссией и Литвой. Это, кроме музея в Бжеге, Музей «восточных земель» древней Речи Посполитой в Люблине, Музей «восточных территорий» Речи Посполитой Двух Народов (Польши и Литвы) в Сейнах и Музей «восточных территорий» в Любачуве.

Музей в Бжеге разместится в здании старинной гимназии XVI века – периода наибольшего могущества польского государства, когда его восточные границы достигали Подмосковья. Его уже реставрируют. Для польского национального сознания «восточные территории» – это не только Украина и Белоруссия, но и Россия. Польские «восточные территории» в составе России поляки называют дальними «кресами». «Восточные территории» в составе Украины – утраченными «кресами». Создаётся впечатление, что Варшава настраивает своих граждан на то, чтобы утраченное однажды они не считали утраченным навсегда. «Польша — это Бог, честь и «восточные кресы»».

Музей «восточных земель» древней Речи Посполитой откроет двери для посетителей в 2022 – 2023 году и разместится во дворце магнатов Любомирских. Экспозиции музея будут охватывать период истории Польши от эпохи ранних Пястов до Второй мировой войны. Пясты сошли с королевского трона в XIV в., им на смену пришёл Ягелло. С тех пор политику Польши называют ягеллонской,то есть нацеленной на перманентную вражду с восточными соседями (в наше время с Россией) и организацию коллективного натиска Запада на восток. Поддержка государственного переворота в Киеве в 2014 году и войны против Донбасса – это тоже проявление ягеллонской политики Польши.

Впрочем, иногда трезвые голоса раздаются и в Польше. На днях депутат от Левых сил Анна-Мария Жуковская заявила, что Польша веками колонизировала Украину, Белоруссию, Литву и Словакию. Но такие признания редки, и их авторы, как правило, натыкаются на непонимание общества, взвинченного пропагандой.

К реализации вышеуказанных музейных проектов привлечены историки, литературоведы, искусствоведы и специалисты из других областей. Их задача — создать удобную для польской пропаганды картинку «восточных земель» как места, где мирно соседствовали разные народы, религии, языки и культуры. Насколько далёк такой образ от правды, знает каждый, кто читал Гоголя, Шевеченко и произведения украинской литературы.

В польской исторической литературе рябит в глазах от хорунжиев подольских, звенигородских ловчих, каневских подкомориев, лубненских каштелянов, черкасских гетманов, киевских воевод, полтавских старост. Подолье, Звенигородка, Канев, Лубны, Черкассы, Киев, Полтава – это не Польша! Но для поляков в исторической ретроспективе – это польская собственность.

Варшава весьма болезненно реагирует на поползновения со стороны других столиц против её исторических претензий, и сложно вообразить, какой поднялся бы вой, если бы в нашей литературе встречались всё бояре варшавские, тысячники гданьские да стольники познаньские. В обвинениях в империализме и попытках удушить миролюбивое польское государство не было бы недостатка. Себе же Польша позволяет многое.

Варшава утверждает, что не ставит под сомнение территориальную целостность государств, некогда бывших частью Речи Посполитой. Почему же тогда она так настойчиво пропагандирует историю «восточных территорий» в современном польском обществе, не жалея для этого денег из госбюджета?

«Восточные территории» – это для Варшавы не просто воспоминания о былом, а идеологический и геополитический конструкт. Ему свойственно не только военно-политическое, но и теологическое наполнение. В этом смысле «восточные территории» ассоциируются в польском католическом сознании с праздником Воскресения Христова, подчёркивая питаемую надежду на возрождение польскости на этих землях. В современных обстоятельствах «восточные территории» остаются неотъемлемой частью как польского политического мифа, так и польского национального сознания. Польскость как таковая не существует без «кресов» и памяти о них. «Кресовость» (kresowość), как и сотни лет назад, остаётся конституирующим элементом польского культурного и политического мышления.

В 2014 году это мышление споткнулось о Донбасс. Мятежный регион восстал против идеи проевропейской Украины как колонии Запада. В административных границах Украины появился регион, не только несовместимый с польскими чаяниями об Украине как о польской «восточной территории», но и во весь голос заявивший правду, что Украина, будучи Малороссией, исторически принадлежит к русско-православной цивилизации. Той самой, которую католическая Польша пыталась многократно стереть с лица земли, вступая ради этой цели в союзы с турками, французами, немцами, англичанами, американцами.

Пока Донбасс сопротивляется, Польше остаётся только мечтать о «восточных территориях». Без восстания на Донбассе вся Украина превратилась бы в покорное владение Варшавы.

Фото: В этом здании разместится Музей исторического наследия и культуры «восточных территорий»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь