Почему российские профессора вынуждены вести «партизанскую войну»

0
22

Декан факультета управления и политики МГИМО пожаловался на ситуацию, когда деятельность российских вузов оценивается на основе рейтингов, формируемых западными компаниями.

Почему российские профессора вынуждены вести «партизанскую войну»

Российский кинорежиссёр Никита Михалков призвал обратить внимание на высказывание, прозвучавшее в рамках мероприятия, организованного в Общественной палате России.

28 октября 2021 года в ходе круглого стола, посвящённого деятельности гуманитарных университетов в условиях глобализации, декан факультета управления и политики МГИМО Генри Сардарян заявил, что деятельность российских вузов оценивается на основе рейтингов, формируемых Западом.

Конкретно говорилось о том, что публикации российских преподавателей должны присутствовать в одной из двух баз данных. Одна из этих баз (Web of Science) формируется в США, а вторая (Scopus) – в Нидерландах. Чтобы публикации попали в эти базы, следует размещать их в изданиях, редакторы которых «рекомендуют» делать антироссийские вставки. Поэтому российским преподавателям приходится вести с ними «интеллектуальную и идеологическую партизанскую войну».

Научные рейтинги

Разберём это заявление. Прежде всего, вспомним о том, что в России есть собственный аналог Web of Science и Scopus. Это «Российский индекс научного цитирования» (РИНЦ). Эта база данных принадлежит частной компании «Научная электронная библиотека».

Мы не будем затрагивать вопрос о том, на каких именно платформах формируется РИНЦ. Заметим лишь, что, принадлежа частной компании, эта база зависит исключительно от интересов своих собственников. Точно так же, как Web of Science и Scopus зависят от западных частных компаний. И здесь главной проблемой является не территориальная принадлежность перечисленных баз, а то, насколько они могут считаться объективными.

Научные цели

Для человека, отстаивающего интересы своей страны, логичней было бы добиваться возврата к системе государственных рейтингов, а не заниматься «партизанской войной». Тем более что такая система уже существовала и показала высокую эффективность. В СССР формированием библиографических баз научных публикаций и индексом их цитирования занимался Институт научной информации АН СССР. Он финансировался, регулировался и контролировался государством.

Другое дело, что наших преподавателей это не устраивает. На протяжении длительного времени они предпочитали одновременно работать в российских государственных вузах и участвовать в западных грантовых программах. Причём работа на западные гранты у них была в явном приоритете. Проблема только в том, что многие из западных «образовательных» программ сегодня не финансируются. Поэтому некоторые преподаватели и решили поиграть в «патриотизм». Вот только «патриотизм» у них получается специфический. Он сводится к тому, чтобы критиковать власть, исключительно на неё перекладывая все недостатки образования.

Такая позиция очень удобна. Внутри России представляешь себя «патриотом» и претендуешь на дополнительное государственное финансирование. За пределами страны — сохраняешь «полезные контакты» с Западом и позиционируешь себя критиком власти, т.е. «оппозиционером».

Единые стандарты

Но главное даже не это. Проблемы российской науки и образования отнюдь не ограничиваются рейтингами. Больше того, рейтинги являются лишь частностью. Главная проблема заключается в том, что Россия с 1990-х годов является участницей Болонского процесса. Болонский процесс — это серия соглашений между европейскими странами, направленными на формирование общих образовательных стандартов. Результатом этих соглашений стало формирование в 2010 году «Европейского пространства высшего образования» (ЕПВО). Это объединение европейских стран направлено на стандартизацию программ обучения и введение единого диплома о высшем образовании. Сама по себе идея ЕПВО неплохая. Однако на практике она… не реализуется. Единого диплома о высшем образовании как не было, так и нет.

Директивным органом объединения является некоммерческая организация, расположенная в Брюсселе. Она признаёт верховенство законодательства Евросоюза и сориентирована на реализацию его норм. Законодательство ЕС предусматривает, что образование направлено на предоставление услуг по подготовке узких специалистов. И в этом вопросе оно вступает в противоречие с российским правом, которое определяет образование как целенаправленный процесс воспитания и обучения.

Российские вузы должны руководствоваться нормами российского права, а не требованиями, выработанными в рамках Болонского процесса. Тем более что в 2020 году в Конституцию России были внесены поправки, которые запретили применение правил международных договоров, противоречащих основному закону.

И здесь возникают вопросы к российским вузам. Согласно закону об образовании, они пользуются академической свободой и автономией. На этом основании вправе обжаловать стандарты и процедуры, навязываемые им в рамках Болонского процесса.

Для сравнения: объединения вузов Испании, опираясь на свою Конституцию, неоднократно добивались отмены тех или иных стандартов и процедур, навязывавшихся им в рамках Болонского процесса. Почему российские вузы не идут по тому же пути?

Получается, зависимость от западных стандартов и процедур устраивает преподавательский корпус.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь