Первая жертва капитализма. Андрей Фурсов

0
181

Первая жертва капитализма. Андрей Фурсов

В свое время я написал статью «Приказчики и контролёры». В ней речь шла о двух группах российской верхушки – «приказчиках» и «контролёрах». «Приказчики» – это те, кто готов сдать страну транснациональным корпорациям почти на любых условиях; «контролёры» же готовы на определённых, но не любых, условиях на роль младших партнёров в глобальном масштабе, но со свободой рук в масштабе региональном. При этом практически весь правящий класс РФ хочет войти в западный мир, не понимая, что это «Титаник», ведь там деньги, недвижимость, жены, яхты, дети, то есть там – всё. Однако разные группы российской верхушки различаются по тому, на что они готовы ради реализации этой цели.

Со временем я внёс в схему некоторые уточнения: «приказчики» существуют в двух ипостасях, «контролёры» – в одной. Представители одной ипостаси «приказчиков» – я называю их «ракообразные» – готовы на любые условия, могут двигаться в буржуинство даже ползком, на четвереньках. Представители другой ипостаси – «наколенники» – не готовы ползти или стоять раком, только на коленях, иногда имитируя «грозное движение» – подъёма на одно колено. «Контролёры» – это в основном «поклонники»: максимум того, на что они готовы, это лишь поклониться в том или ином случае Западной Орде, не более. И получить не благосклонный пинок в зад, как «ракообразные», и не «бочку варенья и корзину печенья», как «наколенники», а ярлык на полноценное кормление на собственной и (желательно) на прилегающих к ней территориях. «Контролёры», хотят они того или нет, а завязаны на государство, поскольку это их последнее прибежище. Однако ультраглобалистам государства не нужны, и они не желают учитывать интересы «контролеров», а поклонов им мало. Ультраглобалистам нужен мир новообразований, нового издания Британской Ост-Индской компании. Неслучайно в последние несколько лет на Западе произошёл взрыв интереса к Ост-Индской компании и к Венеции.

В отличие от ультраглобалистов, глобалисты без приставки «ультра» (их по ошибке называют протекционистами, изоляционистами или даже патриотами – впрочем, по сравнению с «ультра» они действительно могут показаться изоляционистами) считают, что государства должны остаться, но быть подконтрольными МВФ, Всемирному банку и наднациональным структурам. Собственно, борьба между глобалистами и ультраглобалистами является осью коллизий мировой капиталистической системы последних (как минимум) лет. Государство – объективная преграда на пути ультраглобалистов, даже такое государство, как США. Однако до тех пор, пока существуют крупные ядерные державы КНР и РФ, демонтировать США ультраглобалисты не могут – им нужен железный кулак. Цифровизация может изменить эту ситуацию: если государство приобретает цифровую форму, то есть форму совокупности электронных сигналов, поле действия которых надгосударственный глобальный уровень, то суверенитет уже можно обнулить, а потому демонтировать все три крупные ядерные державы одновременно. Разумеется, это возможность, но она может быть реализована. Поэтому государственные бюрократии должны очень чётко понимать, что им несёт цифровизация. Они должны контролировать этот процесс, чтобы Тень не забыла своё место, чтобы не стать «питательной средой для осы-наездника». Эта оса откладывает яйца в тело другого насекомого, прокалывая его хитиновый покров. Потом личинка поедает насекомое-носитель и вырывается наружу, когда становится взрослой. Чтобы нечто подобное не произошло с государственной бюрократией, а также с глобалистами без приставки «ультра», они должны внимательно следить за тем, как идёт цифровизация.

Отмечу ещё один момент. С лёгкой руки Римского клуба началось продвижение неомальтузианской концепции о перенаселённости Земли, нехватки ресурсов и т.п. За ширмой схемы «устойчивое развитие» запущена программа сокращения населения планеты в интересах мировой верхушки. Улучшение благосостояния населения сопряжено с увеличением его потребления и для этого необходимы реформы социал-демократического типа, на которые глобалистская верхушка идти не хочет. В мире «новой нормальности», который она планирует, нет места ни социализму, ни социал-демократии, ни демократии, ни среднему слою, ни частной собственности – только богатые и бесправные бедные. Столкнувшись с ситуацией выбора между реформами и сохранением/увеличением привилегий, буржуины всегда выбирают второе, даже если для этого нужно обрушить мир в войну, в катастрофу. Напомню, что в 1930-е годы верхушка США столкнулась с подобным выбором. «Новый курс» Рузвельта проблему не решил, и у него появился соперник Хью Лонг, который создал в США общества по перераспределению собственности. У США был выбор: либо социальная реформа, либо война, и они выбрали войну.

Вот и сейчас ультраглобалистская верхушка на реформы не пойдёт, а вместо этого будет конструировать новую реальность, убеждая весь мир, что население планеты «слишком многочисленно», что коровы и самолёты выделяют углекислый газ, из-за этого-де портится климат, ухудшается экология и т.д. На самом деле они стремятся убедить или заставить людей меньше потреблять. Бесспорно, экологические проблемы – штука серьёзная, но одно дело природоохранная деятельность и совсем другое – экологизм как «идеология» сокращения численности населения Земли. Чем больше людей живёт в мире, тем сложнее мировой верхушке их контролировать, так что стремление к сокращению мирового населения надо рассматривать и с этой точки зрения.

В целом же ультраглобализм – прямая и явная угроза западной версии европейской цивилизации, точнее тому, что от неё ещё осталось. Европейская цивилизация покоилась на трёх «китах»: христианство, протестантская трудовая этика и семья. А что мы видим сейчас? Христианство даже не упоминается в конституции Евросоюза, семья разрушается, европейцы всё меньше хотят работать – пусть работают мигранты. По сути Запада уже нет, есть постЗапад. Причем первые удары европейская цивилизация получила в середине XIX века, уже в его конце Макс Нордау зафиксировал ее упадок, а вскоре появился Шпенглер со своим «Закатом Европы». Так что европейская цивилизация стала первой жертвой капитализма, на её руинах оставшиеся здоровые силы ведут арьергардные бои с ультраглобалистскими верхушками, применяющими самые различные виды оружия: информационный террор (один из примеров – коронабесие), этническое оружие (миграционный кризис), гендерное оружие, постправда. Так случилось, что нынешняя Россия оказывается последним бастионом европейской цивилизации в борьбе с социальной нечистью, пытающейся обнулить историю не только эпохи Модерна, но и той цивилизации, которая сформировалась на планете в эпоху «долгого лета», начало которого совпало с началом «неолитической революции».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь