От ставки до отставки: вектор Центробанка

0
28

От ставки до отставки: вектор Центробанка

Денег нет, но… деньги есть

Банк России продолжает упорно гнуть свою линию на ужесточение условий финансирования бизнеса. Ключевая ставка, с которой начинается отсчёт всех остальных, снова повышена. Причём повышена, вопреки всем ожиданиям, отнюдь не плавно, а сразу на три четверти процента.

На сегодня ставка ЦБ РФ составляет 7,5 процента. Это означает, что для реального сектора, который не пристёгнут к разного рода программам развития или деятельности госкорпораций, деньги меньше, чем под 10 с лишним процентов годовых, получить невозможно.

Казалось, спасением могла бы стать реализация тех самых программ, но их, увы, у нас ничтожно мало, и они охватывают не больше четырёхсот предприятий по всей стране. Есть ещё нацпроекты, президентские гранты – но и это капли в море, да ещё и для «своих».

С госкорпорациями дела не лучше – хотя их в России не так мало, и они имеют значительные собственные финансовые ресурсы. Но эти ресурсы, как правило, благополучно оседают в первую очередь в кошельках топ-менеджмента, на что уже не раз в своих отчётах о проверках обращали внимание в Счётной палате РФ.

Председатель Центробанка Эльвира Набиуллина хладнокровно обещает ещё процент к ставке в обозримом, скорее всего – ближайшем будущем. А ведь под прессом пандемии многим показалось, что легендарный тезис экс-премьера и экс-президента о том, что «денег нет, но…», уже давно опровергнут.

Денег у России, несмотря на все усилия экономического блока изъять их под захоронение в заморских резервах, меньше никак не становится. Реально получается больше, однако и это те же финансисты, ставят в заслугу именно себе.

Но основная роль в этом не их, а реального бизнеса и, разумеется, добывающих отраслей промышленности. А тут ещё и газовый кризис так или иначе, но в нашу пользу работает.

Тем не менее универсальным средством против инфляции, что с ней поделаешь, нам по-прежнему называют сокращение денежного предложения.

Они идут ва-банк

То есть априори речь идёт о том, что в России денег в обороте больше, чем товаров и услуг. Вот только никаких стимулов к тому, чтобы и тех стало существенно больше, нет и в помине. Хотя под распечатку неликвидных товарных запасов многие бы от кредитов отнюдь не отказались.

Особенно сейчас в сезон на селе. Но мы из неких соображений, скорее всего, политических, лучше поддержим поставщиков из ближнего зарубежья. Опять же, поддержим рублём – лишний же он, да ещё инфляцией угрожает.

А ведь главное сейчас – всего лишь грамотно выбрать тех, кому действительно нужны деньги, чтобы оперативно заполнить понемногу пустеющие прилавки. И под это у нас есть масса программ и структур – нацпроекты, корпорации развития, бизнес-ассоциации. Однако в большинстве случаев все они и созданы, и действуют по примеру топ-менеджмента тех же госкорпораций – то есть работают на себя любимых.

Параллельно неплохо было бы и о людях подумать – это же только они могут обеспечить спрос под те товары, которые при оптимальном раскладе могли бы заполнить прилавки. Но это уже – из области фантастики. Опасное разделение на бедных и богатых только нарастает, а спрос со стороны только богатых по определению эффективным быть не может.

Вы же помните, как вдруг притихли все, кто у нас в стране за денежный оборот отвечает, то есть рулит финансами, как только президент расщедрился аж на 10 тысяч рублей каждому пенсионеру.

И что, разве это хоть одной десятой процента к инфляции аукнулось?
Да упаси господи: такое напишешь – кресла теплого лишишься, неважно какого – в Центробанке, в министерстве каком или в Росстате. А нынешнее решение Банка России называют шоком даже в Госдуме, хотя и не во фракции «Единая Россия». Но раньше-то и этого, как правило, не было.

Академик Глазьев вообще насчитал 45 триллионов убытков от деятельности Центробанка за время деятельности нынешнего руководства. Ему виднее, хотя как их вернуть, авторитетный экономист, увы, не говорит.

Тайна вкладов

Не будем искать какие-то потайные замыслы в решении руководства главного кредитного учреждения – там за восемь лет обрели такую уверенность в себе, которой позавидует даже сами знаете кто. ЦБ годами приучал публику к тому, что будто бы противодействует давлению извне, поддерживает рубль, бьётся за наращивание резервов и снижение долгов и тому подобное.

На практике всё идёт с точностью до наоборот.

Рубль, если и укрепляется, то без всякой пользы для казны, и уж тем более для российского бизнеса. Резервы, если и копятся, то не для нас, а долги просто перекладываются с больной головы федерального бюджета на не самую больную – на балансы полугосударственных банков и компаний.

И всё это было бы не так страшно, если бы не вело ко всё большему обнищанию и реальных предприятий, и простой публики. И на таком фоне из Центробанка можно услышать, что ставки по вкладам теперь будут расти быстрее кредитных.

Ни больше, ни меньше – господа, ставки повышены, несите ваши деньги в банки.

Вот только что делать тем, у кого лишних денег как не было, так и нет, а долги растут как снежный ком?

Действительность, вообще-то, вроде бы уже подтверждает спокойную уверенность председателя ЦБ РФ Эльвиры Набиуллиной. Так, целый ряд банков поторопились объявить о повышении ставок по вкладам. Но всего на 0,2–0,5 процента. И это при росте ключевой ставки сразу на 0,75 процента.

В некоторых банках, например, Совкомбанке, Промсвязьбанке, Московском кредитном, банке «Санкт-Петербург» и Райффайзенбанке утверждают, что повышали ставки по вкладам на опережение, но это не очень убеждает.

Впрочем, чего ещё стоило ожидать от подопечных ЦБ РФ и от него самого после того, как он потратил столько времени и сил на зачистку банковского сектора и воспитание лояльности у отечественных банкиров?

Имидж – ничто, спрос – это всё

По большому счёту то, что при откровенно завышенных ставках, и по вкладам, и кредитных, в России отмечено не так много банкротств – своего рода парадокс. Да, действует мораторий, но сворачивать бизнес приходится так или иначе многим. Но не всем, хотя очередной локдаун статистику подпортит здорово.

Однако есть и ещё один работающий тормоз – программа кредитования под зарплаты. С тремя процентами годовых, которые позволяют многим вовсе не оглядываться на ключевую ставку ЦБ РФ. Многим, но не всем – ряд отраслей под программу вообще не подпадает, хотя рабочих мест даёт много.

Однако сопровождать решение о повышении ключевой ставки сентенциями о нехватке комплектующих и сырья, проблемах с логистикой и на рынке труда, когда предложение не может удовлетворить растущий спрос, как это сделала председатель ЦБ – это какой-то нонсенс.

Растущий спрос – лучший стимул для наращивания производства, а ему – будьте любезны, высокой ставкой по тормозам!

Вы уж там, госпожа председатель ЦБ, разберитесь, «Вы за большевиков или за коммунистов?» Чапай разобрался, а вот с Вами как-то не верится, что

«повышенный спрос не превратится в рост потребления, а выльется в повышение цен для тех, кто готов или вынужден платить».
Это Ваши слова, Эльвира Сахипзадовна.

И не надо нам твердить про «недоступность подорожавших товаров для остальных». Этим остальным можно и платить побольше – пусть даже в ущерб разжиревшему до невозможности топ-менеджменту: и в госкорпорациях, и в Центральном банке тоже.

, д.э.н., профессор

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь