Об особых отношениях иракских курдов и Израиля

0
57

Об особых отношениях иракских курдов и Израиля

Восток – дело не столько тонкое, сколько мутное

Ряд израильских исследователей истории, называющих себя учеными, заявляют, что евреев и курдов объединяют «века взаимной дружбы, сходная судьба изгоев и ненависть соседей». По их мнению, эти два народа «обречены на сотрудничество», поскольку они всегда были естественными союзниками: среди курдских евреев немало потомков прозелитов – жителей царства Адиабена (район нынешнего Эрбиля), принявших в I веке н. э. иудаизм.

Утверждается, что задолго до возникновения Израиля в Ираке проживало более 20 тысяч евреев, главным образом в Эрбиле, Сулеймании, Киркуке и Мосуле. Между вождями курдских кланов и еврейскими общинами существовали дружеские отношения, самый яркий пример тому – тесная дружба шейхов наиболее влиятельного клана Барзани с патриархом еврейской общины Элиягу Кинно, вплоть до родственных связей. Раввинами в Багдаде в XVII-XVIII веках были потомки семьи Барзани-Адони, а в Мосуле – даже в XX веке. В 1946 году семья Элиягу Кинно поддержала муллу Мустафу Барзани в его попытке создать курдское национальное государство – Мехабадскую республику (просуществовала меньше года).

Об особых отношениях иракских курдов и Израиля

Курдистанские евреи в начале ХХ века
Создание еврейского государства повлекло волну переселения в Израиль из многих стран. Официальная пропаганда в Тель-Авиве при этом утверждала, что иудеи спасались от арабского национализма, однако отъезд евреев из Ирака не сопровождался ни погромами, ни лишением собственности. Более того, впоследствии эти переселенцы признавали, что им могли позавидовать большинство сородичей не только в арабском мире, но в Европе жизнь их протекала в мире и благополучии, а курдские кланы всемерно помогали им и всячески поддерживали.

Отец-основатель еврейского государства и первый израильский премьер-министр Бен-Гурион выдвинул доктрину, одним из положений которой является идея: одинокий и изолированный Израиль должен искать союзников на периферии арабского мира. Курды, как никто другой, подходили на эту роль и к решению задачи подключили специалистов разного профиля.

Привлеченные доказали, что историю нетрудно превратить из прикладной науки в историографию, а затем и вовсе в искусство пропаганды. Курдов стали сравнивать с евреями, называя их положение схожим, но более бедственным: мол, их превратили в народ-изгой, лишенный своей страны, разделенный между Ираком, Ираном, Сирией и Турцией. А там их считают за людей второго сорта, за «евреев Ближнего Востока», а потому надо бы им помочь. Характер помощи наглядно показал, что целью является создание пятой колонны и использование курдов в своих интересах.

С начала 1960-х Израиль активизировал контакты и установил доверительные отношения с курдскими лидерами в Ираке. Так, офицер «Моссада» Саги Чори стал не только ближайшим помощником Мустафы Барзани (отца нынешнего президента иракского автономного курдского регионального правительства Масуда Барзани), но и его близким другом, лично участвовал в боевых действиях курдских отрядов против иракской армии.

Экс-агент «Моссада» Элизар Цафрир утверждал, что в 1963-75 годах израильские военные советники при штаб-квартире М. Барзани тренировали курдские формирования, которым поставлялись различные системы вооружения, включая средства ПВО. В 1980 году Менахем Бегин публично признал, что Израиль оказывал иракским курдам не только гуманитарную, но и военную помощь, посылая советников и предоставляя оружие.

Об особых отношениях иракских курдов и Израиля

На этой фотографии, сделанной в 1960-х годах, запечатлено рукопожатие Мустафы Барзани и Моше Даяна
То, что в 1991 году США и их союзники объявили Иракский Курдистан (территорию к северу от 36-й параллели) закрытой для ВС Ирака зоной, было не в последнюю очередь заслугой Израиля. Багдад потерял все основные рычаги влияния на автономный регион и там открыто начали внедрять элементы собственной государственности. Дело не ограничилось символикой вроде флага – в Эрбиле появились местный парламент, правительство, вооруженные силы, полиция, спецслужбы и т. д.

В 2004 году в израильских СМИ появились сообщения о негласных контактах между курдами Ирака и «Моссадом». Прошло немного времени, и лидер Демократической партии Курдистана Масуд Барзани и глава Патриотического союза Курдистана Джалал Талабани (впоследствии президент Ирака), с одной стороны, и премьер-министр Израиля Ариэль Шарон – с другой, публично подтвердили приверженность традиционной дружбе между двумя народами. В июне 2005-го Масуд Барзани заявил: «…отношения между курдами и Израилем – не преступление, тем более что многие арабские страны поддерживают контакты с еврейским государством». И добавил, что не видит препятствий к установлению дипотношений с Израилем.

По данным французского новостного агентства JSS, в июне 2010 года Иракский Курдистан тайно посетил председатель совета директоров крупной инвестиционной компании «Хевра ле-Исраэль» Идан Офер, который встретился с ведущими курдскими политиками и бизнесменами, в том числе вице-президентом Курдистана Косратом Расулом и с премьер-министром Курдистана Бархамом Салехом (ныне президент Ирака). Вскоре израильские филиалы компаний Motorola Inc. и Magalcom Communications and Computers заключили контракты с курдским правительством на сотни миллионов долларов, включая участие в реконструкции международного аэропорта в Эрбиле. Среди консультантов были известные в Израиле военные и политические деятели, например бывший глава «Моссада» Дани Ятом. Сегодня в Иракском Курдистане открыто продается продукция «Сделано в Израиле» самого разного назначения: от бытовой химии и медикаментов до мотоциклов и тракторов.

Особый интерес для Тель-Авива представляет доступ к нефти, добываемой в Иракском Курдистане. В начале 2013 года Эрбиль начал экспортировать в Израиль нефть небольшими партиями, которые доставлялись автотранспортом в турецкий порт Джейхан и там перегружались на морские танкеры. Год спустя, с вводом в действие трубопровода до Джейхана, поставки возросли многократно, к транспортировке были привлечены три крупнотоннажных танкера. Чтобы не слишком привлекать внимание, контракты заключались не напрямую, а через трейдеров (к примеру, Vitol и Trafigura). Транспортировка также предусматривала перекачку нефти в открытом море с танкера, загруженного в Джейхане, на другой, который далее следовал в порт Ашкелон. По данным МИД Турции, только в мае-июне 2014 года танкер United Emblem выполнил три рейса с перегрузкой курдской нефти на SCF Altai близ побережья Мальты. Официально обе стороны сделку не подтверждали, но опровержения звучали вяло и неубедительно. В Тель-Авиве заявили: «Мы не даём комментариев о происхождении нефти, импортируемой частными НПЗ», а в Эрбиле: «Нам не важно, куда пойдет наша нефть после того, как мы продали ее трейдерам». В период с начала мая до 11 августа 2015 года израильские нефтеперерабатывающие и нефтяные компании импортировали более 19 млн баррелей курдской нефти, что составило примерно три четверти потребности страны. Исходя из международных цен на тот период, стоимость этой нефти составила около миллиарда долларов.

Израиль активно подталкивал курдов к проведению референдума о независимости, и когда в сентябре 2017-го мероприятие состоялось, в Тель-Авиве радостно приветствовали его заранее известные результаты и даже поспешили признать «независимое курдское государство». Впрочем, США посчитали курдский суверенитет «преждевременным», после чего последовали решительные действия Багдада в Киркуке. Это несколько охладило пыл, но ненадолго: курс остался прежний, причем как в Израиле, так и в Эрбиле.

Курдский журналист Айуб Нури писал: «Курды глубоко симпатизируют Израилю, и независимый Курдистан станет благом для Израиля. Это создаст баланс сил в регионе. Пока что Израиль в одиночку противостоит множеству врагов. С созданием независимого Курдистана он, во-первых, обретет истинного друга, а, во-вторых, Курдистан станет буферной зоной между ним, с одной стороны, и Турцией, Ираком и Ираном – с другой». Главный редактор новостного курдского Rudaw Селам Саади убежден, что «курды – единственный народ в регионе, не испытывающий ненависть ни к Израилю, ни к Америке. Курды видят окружающий мир по-другому, чем арабы. В арабском мире исламисты, стремящиеся создать государство шариата, обретают все большее влияние, однако большинство курдов верят в европейскую модель правления».

Настойчивые попытки противопоставить себя арабам и даже мусульманам в целом парадоксальны. Две трети курдов исповедует ислам суннитского толка, хотя там немало последователей шиитской ветви, есть также христиане. Кроме того, около двух миллионов привержены доисламской религии езидизма (называют себя езидами). Однако, несмотря на вероисповедание, каждый курд считает своей исконной религией зороастризм.

Оставляя теологические толкования специалистам, нельзя не признать, что у евреев и курдов действительно есть общее. Клятвенные заверения в вечной дружбе не стали препятствием для участия «Моссада» в спецоперации турецких спецслужб в 1999 году по поимке в Кении лидера Курдской рабочей партии Абдуллы Оджалана. При этом израильтяне прекрасно знали, что Оджалан является знаковой для курдов фигурой, а в Турции его ожидает суровый приговор.

Анкара выступает категорически против создания курдского государства на территории Иракского и Сирийского Курдистана, так как следующим шагом станут претензии на курдские провинции в юго-восточной Турции. Турецкая армия и ВВС уже много лет регулярно наносят удары по целям в иракских провинциях Дахок, Эрбиль и Сулеймания (то есть по территории курдской автономии), ссылаясь на необходимость борьбы с терроризмом. Данное обстоятельство нисколько не мешает курдам развивать торгово-экономические связи с Турцией и экспортировать через нее свою нефть в Израиль. В итоге, перефразируя известное утверждение, можно отметить, что Восток – дело не столько тонкое, сколько мутное.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь