Москва и Пекин предостерегают Индию: она будет лишней. Петр Акопов

0
41

Москва и Пекин предостерегают Индию: она будет лишней. Петр Акопов

Центр мировой геополитики окончательно сместился в Индо-Тихоокеанский регион — события последних дней демонстрируют это с максимальной ясностью. Вчера в Вашингтоне прошел первый очный саммит QUAD — четырехстороннего стратегического диалога по проблемам безопасности, объединяющего США, Индию, Австралию и Японию. А в реальности «это прообраз азиатского аналога НАТО, нового военно-политического блока с выраженным проамериканским характером, <…> Вашингтон будет пытаться втянуть в эту организацию и другие страны, главным образом для проведения антикитайской и антироссийской политики».

Столь жесткую характеристику дал на днях QUAD секретарь Совбеза России Николай Патрушев — а он не гонится за хлесткими формулировками. Хотя организация создана почти полтора десятилетия назад, до весны этого года консультации в ней проходили на экспертном и министерском уровне. И только весной этого года прошел первый саммит руководителей четырех государств — но в онлайн-формате. И вот сейчас, воспользовавшись участием иностранных лидеров в заседаниях Генассамблеи ООН, Джо Байден собрал их в Вашингтоне.

Вместе с тремя премьерами — Скоттом Моррисоном (Австралия), Нарендрой Моди (Индия) и Есихидэ Сугой (Япония) — Байден займется «поиском путей содействия свободному и открытому Индо-Тихоокеанскому региону». Выступая в ООН, американский президент говорил о том, что «мы повысили уровень четырехстороннего диалога по безопасности между Австралией, Индией, Японией и Соединенными Штатами, чтобы приступить к решению самых разных проблем — от санитарно-эпидемиологической безопасности и изменений климата до новейших технологий». Но никто не верит Байдену, все понимают, что QUAD нужен американцам для борьбы не с глобальным потеплением, а с Китаем. И Россией — которая является и тихоокеанской державой, и союзником Китая в деле перестройки миропорядка.

Ну а то, что встреча в верхах «четверки» проходит буквально через несколько дней после объявления о создании американо-британо-австралийского AUKUS, не скрывающего свою «оборонную» направленность, и вовсе лишает QUAD возможности маскироваться под белого и пушистого. К тому же словоохотливые австралийцы не скрывают сути происходящего. Как заявил премьер Моррисон, AUKUS «многое добавляет к партнерству четырех стран QUAD, он для этого и предназначен. Австралия поддерживает партнерские отношения со многими государствами, и мы считаем, что четырехстороннее QUAD и трехстороннее партнерство AUKUS полностью дополняют друг друга».
Дополняют, да — при этом Моррисон, естественно, отрицает антикитайскую направленность обоих форматов. И отмечает, что австралийская программа военного переоснащения и создания атомного подводного флота (та самая, о которой и было объявлено при создании AUKUS) вызвала «большой интерес у партнеров в Индии».

В этом-то и состоит сейчас главный вопрос: насколько Индия готова и дальше сближаться с англосаксами? Потому что в дополняющих друг друга «тройке» и «четверке» не семь стран, а пять: США, Великобритания, Австралия, Япония и Индия. И только последняя не является ни частью англосаксонского мира, ни зависимым от него государством (как Япония). Индия — полноценно суверенная держава, одна из важнейших стран мира. Более того, в годы холодной войны Индия всегда выступала как третья сила (став ядром Движения неприсоединения). Да и отношения Дели с Москвой в те годы были куда ближе и доверительнее, чем с Вашингтоном.

Двухполярного мира давно уже нет — но и мир по-американски не состоялся. И в строительстве нового миропорядка Индия играет очень важную роль, причем тут ее стратегические интересы, представление о глобальной архитектуре во многом совпадают с российскими и китайскими. Поэтому ее участие в БРИКС и ШОС неслучайно. При всех разногласиях Индии и Китая Россия крайне заинтересована в том, чтобы обе великие державы не только вместе искали пути решения проблем (как двусторонних, так и международных), но и не давали внешним силам возможности манипулировать собой. Пекин в этом смысле безупречен, а Дели сейчас ведет очень рискованную игру.
После развала СССР индийское руководство искало новую стратегию — сохраняя близкие отношения с Россией, но обеспокоенное чрезвычайным усилением Китая, шло на сближение с США, в том числе и в военной сфере. Но логика «враг моего врага — мой друг» здесь не работает на пользу Дели. Да, Америку и Индию вроде бы объединяет то, что они заинтересованы в сдерживании Китая, вот только позиции у них совершенно разные.

Для Штатов Китай — это не просто угроза их могуществу, это вызов глобальному доминированию. Вашингтон хочет и дальше «пасти народы», сохраняя идеологическое, военное и финансовое лидерство. Но при этом не устраивая военных интервенций, а выстраивая для контроля за ситуацией и сдерживания противников различные коалиции, вовлекая в них региональные державы, в той или иной форме зависимые от себя или же имеющие сходные с американскими региональные интересы.

Вот так и разводят Индию: давайте с нами дружить против Китая. Но индийское отношение к Китаю принципиально отличается от штатовского. Индия не стремится к глобальному превосходству, она не хочет быть гегемоном. Китай для нее — важнейший сосед, с которым ей нужно развивать разнообразные и близкие отношения. Да, у двух стран есть территориальные споры. Да, индийцы боятся быть окруженными (и не только экономически) Китаем — через влияние Пекина в Пакистане, Афганистане, Мьянме, Непале, Шри-Ланке, да и во всей Юго-Восточной Азии.

Но ведь синофобию в Индии еще и активно подогревают как раз те, кто выступает за ориентацию на Запад, внушая индийцам опасения перед китайской угрозой (как в России пугают «китайской экспансией» и «попаданием в зависимость от Пекина»). Конечно, принимая решения об участии в «четверке», в Дели исходят из национальных интересов: будем балансировать — и в ШОС участвовать, и в QUAD, и у России оружие покупать, и у США. Чтобы Китай видел, что на нас невозможно давить и бесполезно нас окружать.

Но что называют — в том числе и американские «друзья» Дели — китайской угрозой? То, что Пекин вкладывает огромные деньги в Пакистан, получает порт на Шри-Ланке? Ну так Поднебесной нужны порты в Аравийском море и Индийском океане — для экспорта и импорта. Ведь узкий Малаккский пролив, через который идет огромная часть торговли КНР, может быть легко перекрыт англосаксами (причем со временем даже не американцами — а иначе зачем Австралии атомные подлодки?). Так что у индийского страха перед Китаем очень часто «глаза велики» именно потому, что Дели предлагают смотреть на Пекин через чужие, атлантические очки.

Англосаксы хотят и дальше разделять и властвовать: сегодня главной их задачей является разделить, поссорить Индию и Китай. Ведь делать ставку на разлад России и Китая могут уже только совсем малоадекватные «стратеги», а вот китайско-индийские отношения дают богатую почву для комбинаций и провокаций. Причем в случае успеха удар будет нанесен по всей новой «Большой тройке» — не только Индии и Китаю, но и России, которая крайне заинтересована в ее укреплении и не собирается выбирать между своими отношениями с Пекином и Дели.

России очень не нравится та компания, в которой сейчас участвует Нарендра Моди, но это не значит, что Москва подозревает Дели в слабости, неумении отстаивать свои национальные интересы или желании стать военным союзником США (этого, конечно же, никогда не произойдет). Нет, просто в Москве считают, что подобные игры вредны не только для трехсторонних отношений, но и для самой Индии: попытки использовать англосаксонские проекты не могут быть удачными. Недавний опыт с Афганистаном, где Дели очень плотно работал с американскими ставленниками и игнорировал талибов, показывает, чем это обычно заканчивается.

Именно поэтому Николай Патрушев и называет QUAD «прообразом азиатского НАТО», чьих участников втягивают в антикитайские и антироссийские схемы, чтобы в Дели поняли, насколько серьезно относятся в Москве к новому раунду индо-тихоокеанской игры англосаксов. Именно поэтому секретарь Совбеза две недели назад приезжал в столицу Индии. В Москве верят не только в дружеские чувства Дели, но и в индийскую мудрость — в том числе геополитическую.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь