Модернизацию хотите?

0
51

Модернизацию хотите?

Модернизацию, говорите, надо? Новшества? Как-то знались мы с барышней одной, хорошей походки. Всё у ней было при себе, включая фигуру и чесучовые гетры! И характер еёный, по общему задору, мне очень даже нравился.

Особенно сказать, завсегда в ей присутствовала большая тяга к новизне и к неожиданным штукам, — к ощущениям всяким и разное прочее… Задорная была, любила впечатлиться. Так что чудачили мы, — просто даже держись!

И на ипподром, бывало, за рупь вдвоём ходили, и на крыше ездили у трамвая на одиннадцатом маршруте. Да много чего современного, сразу не перечислишь…

Вот как-то осенью, в субботу, ещё до подачи вечернего электрического освещения, она этак ко мне обращается лукаво:

— А знаете, — говорит, — миленький, давно мы с Вами состоим в отношениях, а всё ж таки, очень мало у нас новизны. Весь мир уже вперёд шагнул, везде модернизация! А мы всё топчемся во вчерашнем дне, как самые отстающие мещане. В общем, есть идея, чтобы Вы мне помогли устроить современную довольно короткую причёску! — и так, значит, хитренько на меня ресницами моргает.

— Какую же, — отвечаю, — пардон, я причёску могу поспособствовать? Да и вид, вроде, полностью ещё хороший. Как раз к Вашей давеча купленной польской шляпке!

И, для себя, левою ладонью позади её маленько приглаживаю. Аккуратно, чтоб, вроде, удостовериться. По причёске, и пониже иду… Уж больно, понимаешь, инерция! И фигура. А она, что характерно, — не отводит, и даже наоборот.

— Ах, — улыбается, — какой же, Вы, в общем-то, недогадливый! Хочу, — говорит, — везде современно себя чувствовать, в полном соответствии с нынешним прогрессом! И шляпка, — моргает, — тут искренне не при чём… А ближе к этой причёске вовсе другое неглиже! Короче, — Вы мне тут очень даже понадобитесь, как мужчина…

Веришь?! Берёт мою ту же самую ниже талии ладошку, и с тыльной своей стороны, на фронтовую передвигает.

У меня аж руки от мысленного коловороту затряслись: «Ага, — думаю, — вот фартит, когда не ждёшь!» Молодой был… И, понятно, предвкушение тут же внутреннее нахлынуло. Задорный, как ни крути, был у ей характер, — это уж точно! Но виду никакого не подаю, как вроде, так и надо.

— Извольте, — ей говорю, — с очень даже большим удовольствием! Только я, не обижайтесь, — в парикмахерском деле художник малоопытный. Очень уж крайне изредка в такой модернизации приходилось участвовать!

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Глава ЛНР призвал Берлин и Париж принудить Киев выполнять Минские соглашения

Занимательно… Отвесил я свой пинджак на крючочек, вижу, — тоже включилась девка. Лишние свои предметы медленно расстёгивает и на стул старается размещать. Гетры на очереди.

— Ничего, ничего, — говорит, — разве б Вас устроило, чтоб мне чужие профессионалы конкретно по данному адресу современные формы придавали? И содержание.

— Нет уж, — говорю, — профессионалы тогда пущай за уголком покурят, на крылечке. Сами справимся. Особенно, с близкими нашему сердцу людями.

Замахнул, конечно, для храбрости из шкапчика мимоходом… Подготовку веду, а внутри аж переворачивается всё… День белый, как есть, хоть и вечереет. Раньше-то, надо сказать, наша дружба в темноте осуществлялась, а тут впервые такие зрительные эффекты!

Ну, приступили, значить… Расположились к окошку поближе, шторки прозрачные. Меня мандраш-то от счастья берёт, — не каждый день, надо сказать, такую живопись наблюдать приходится, но марку не теряю, — дело ответственное. Модернизация!

А барышня глазами зажмурилась, не двинется! И, ко всему, бродит у ей по лицу мечтательная такая улыбка. Ощущает, видать, тоже…

Приценился к эстетике, вижу, — всё очень даже. Мечта. А до короткой причёски, по современному, надо сказать, — далековато. Как ни крути, а выходит ближе к укладке… И руки трясутся к тому же от малоопытности, хоть что ты с ними!

— Что же, — между дрожью думаю, — ножницы, что ли, применить? Или, допустим, станок для ровности? Сам-то я по подбородку обычно станком пользуюсь. Безопасной бритвой. А как щетина-то подлиннее станет, — тогда уж опасную достаю, немецкую. С кованным лезвием. И, по всему, надо бы здесь тоже кардинально подходить, иначе модернизации ни в жисть не добьёмся…

Крутанулся мигом, взял, значить, опасную, примерился…

Вот тут-то оно, самое страшное, и встрепенулось. Вжик! То ли рука от душевного волнения дрогнула, то ли у барышни экспериментальное положение затекло, а как-то вышло, что, видать, резко этим иностранным лезвием побеспокоилось…

И опосля уже мало помню, потому, — непроизвольно отключился. Врачи потом сказали, что всем это свойство присутствует, кому правой ногой смаху в лоб сосредоточили.

Кстати, по итогам подведу, — очень плохо ещё наши отечественные мастера оконные рамы на вторые этажи научились закреплять… Ненадёжно! Очнулся я в кустах, что под окнами растут. Полрамы снизу, остальное наоборот, а сам валяюсь практически в чём на свет произвёлся, только в ободранном состоянии. И граждане, по тротуару ходют… Кто с работы, кто куда.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Что ждать стране, где у президента и членов КС – иностранное гражданство?

Они-то, по всему, неотложку и вызвали… Как везли да размещали, — тоже целая история, а только про неё не буду, поскольку чистая установка медицинского диагноза. Как у всех – «Расскажите, больной, с чего всё началось…» и тому подобное…

Конечно, пока я излагал как тяга к новому моё здоровье сгубила, врачебного консилиума полбольницы собралось. Всех полов… Слушают, сердобольные, переглядываются… Некоторые впечатлительные от сочувствия по полу даже стали падать и кататься. Известно, — доктора! Гиппократы.

И до выписки ещё некоторые бригадами подходили, вместе с практикантами, просили, чтоб эпикриз свой заново изложил. Для обучения, значить… Всем же надо представлять, как граждане переломы правых рёбер, рук и ног получают! Чтоб опыт перенимали.

В палате у нас люди оказались довольно душевные. Все мужики отнеслись заинтересованно, и даже под конец почти что сроднились.

Что характерно, тоже мою историю пересказать иногда просют… Конечно, народ доброжелательный, стараются кто как свой совет бы высказать в процессе. В основном, что аккуратнее с близкими людями-то надо, половчее. Ну, и, ясно, по поводу плотников тоже, которые окна плохо ставят. Нелицеприятно.

Один только молчал, на койке возле стеклянного шкапа. Может и рад бы, да замотан, бедный, весь в бинтах, даже лица не видать… Мужики говорят, — при исполнении геройски пострадал … При совершении подвига за наше государство, значить!

Так он, этот выдающийся личностью герой все полтора месяца, и лежал. Слушал, что да как, только перед моей выпиской с лица бинты-то сняли. Оказалось, — совсем не старый.

И, кстати, стал я выписываться, вижу, — к себе подзывает. «Ты, — говорит, — страну-то родимую любишь?».

— А как же, — отвечаю, — ясное дело, люблю…

— Небось, — говорит, — тоже хочешь ей как лучше? Модернизацию какую-никакую?

— Очень даже, — отвечаю. А сам уже одетый, только на выходе документы забрать.

Помолчал он чуток, потом глянул на меня так внимательно, улыбнулся: «Осторожней, — говорит, — с модернизациями».

Пожал я ему руку, попрощался со всеми нашими в палате, с докторами тоже, и домой двинулся.

И точно, граждане, люди зря не скажут. Неизвестно, как там что, а всё ж таки, аккуратней со всякой новизной надо. Особенно если, на отрицательном опыте, — неумеючи… Убыток один!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь