Меркель, газ и мир на Донбассе

0
53

Меркель, газ и мир на Донбассе

Запланированный на 22 августа визит канцлера Германии Ангелы Меркель на Украину – это попытка Берлина спасти минский формат урегулирования конфликта на Донбассе.

Директор украинского Института глобальных стратегий Вадим Карасёв связал с этим событием и увольнение министра МВД Арсена Авакова (тот был против выполнения Минских соглашений), и будущее газотранспортной системы Украины: «Украина может получить десятилетний контракт, транзитный контракт на российский газ через украинскую ГТС в Европу, но в обмен на реализацию «формулы Штайнмайера». Кстати, Путин об этом говорил».

«Формула Штайнмайера», которую Меркель предлагает Украине, России и США – это «транзит в обмен на газ». То есть Вашингтон и Киев прекращают информационную войну против «Северного потока – 2» и соглашаются на продление украинско-российского соглашения о транзите газа, которое истекает в 2024 году. По мнению Карасёва, это приведёт к установлению мира на Донбассе, что автоматически означает нормализацию отношений с Россией.

На Украине заранее принялись торпедировать эту идею. Заслуженный юрист Украины и бывший депутат Верховной Рады Юрий Кармазин заявил, что Минские соглашения не имеют законной силы, поскольку не ратифицированы парламентом и выходят за пределы Конституции Украины. Кармазин – приспособленец без твёрдых моральных устоев. За свою политическую карьеру он успел побывать в рядах противников президента Януковича, сторонников майдана 2004 года и критиков президента Порошенко. Так что его нападки на Минские соглашения надо расценивать как попытку набрать дешёвый политический капитал.

Директор Института социальной политики Юрий Шулипа выступил против Минских соглашений монографией «Майбутнє Донбасу за «формулою Штайнмайера»». В ней он высказался следующим образом: «Главная стратегическая цель этой войны – ликвидация Украины как субъекта международного права. Срок выполнения Минских соглашений истёк 15 декабря 2015 года. Но они устраивают Кремль…»

Шулипа, заблудившись в собственных грёзах, предлагает Западу создать демилитаризованную зону вдоль границы с Крымом и линии разделения на Донбассе, а Киеву – стать членом Ассамблеи Международного уголовного суда и принимать активное участие в выработке мировой уголовной политики. Всё это нужно якобы для спасения населения «временно оккупированных территорий Украины». Давление Меркель на Киев с целью добиться согласия на проведение выборов в органы местного самоуправления в республиках Донбасса Шулипа называет недопустимыми и подчёркивает, что выборы должны состояться лишь после «вывода российских войск».

Российские войска на Донбассе – это мечта, с которой Киев не может расстаться с 2014 года. Она решает сразу несколько серьёзных проблем: позволяет замаскировать гражданский конфликт под войну двух государств; требуя вывода российских войск, никогда не соглашаться на выборы на Донбассе, потому что нельзя оттуда вывести тех, кого там нет; списать гибель мирных граждан на мифических российских оккупантов.

Шулипа наивен, если полагает, что киевский режим заинтересован в подключении международных уголовных органов к расследованию смертей мирных жителей Донбасса. Ведь в ходе расследования всплывут обличительные факты расстрелов украинской артиллерией и авиацией колонн беженцев и мирных кварталов донбасских городов. Расследование предполагает опрос свидетелей, то есть жителей ДНР и ЛНР, а свидетели скажут правду. И тогда за убийства стариков, женщин и детей придётся отвечать тем, кто их убил – украинским артиллеристам, лётчикам и танкистам.

Косвенным доказательством нежелания Киева всерьёз заниматься «деоккупацией» Донбасса является широко разрекламированная «Крымская платформа» – коллективный дипломатический механизм по возвращению Крыма в состав Украины. Почему Крыма, а не Донбасса? Ведь война идёт на Донбассе, а не в Крыму. Почему нет «Донбасской платформы»? Почему Киев чаще грозится «освободить» Крым, чем Донбасс, если украинская армия на Донбассе есть, а в Крыму – нет?

Германия и Франция весьма скептически относятся к «Крымской платформе», разгадав замыслы её создателей. Германия совсем отказалась от участия в ней. Франция согласилась, но не для того, чтобы «освобождать» Крым вместе с Зеленским, а чтобы видеть, как будут вести себя киевские выскочки.

Ссориться с Россией из-за Украины Берлин и Париж не собираются. Франко-германское партнёрство – залог политической и экономической субъектности объединённой Европы. С выходом Великобритании из ЕС мнение Парижа и Берлина на европейских площадках приобрело больший вес. Европа становится менее англосаксонской, хотя США делают всё, чтобы повернуть события вспять. Для немцев и французов ссора с Россией обернётся ростом зависимости от Вашингтона, а это противоречит внешнеполитической стратегии Франции и Германии.

Для Украины это тем более печально, что это долгосрочная перспектива, обусловленная тектоническими сдвигами в евроатлантической системе безопасности. Политическая картина мира меняет свой облик, а такие процессы, коль они запущены, длятся десятилетиями. И никто не даст гарантии, что на тот момент, когда они завершатся, Украина будет существовать в том виде, в каком существует сегодня.

Париж и Берлин осознают недолговечность украинской государственности и не считают разумным затевать разгромную и убыточную ссору ради того, что уже завтра может исчезнуть с карты мира. Таким образом, единственным путём спасения для Украины остаётся путь мира и дружбы с Российской Федерацией.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь