Львов наш. Почему его надо отдавать полякам?

0
47

Львов наш. Почему его надо отдавать полякам?

— Николай, вы один из тех, немногих экспертов, которые утверждают, что война между Украиной и Россией обязательно будет и нужно сделать все возможное, чтобы это предотвратить.

— Да, утверждал. Но немножко не так.
Её готовят и обязательно развяжут американские хозяева сегодняшнего киевского режима, если не будет какого-то противодействия, если с этим не бороться, если не поставить своей целью избежать этой войны.

— А почему американцы хотят войны, если понятно, что Россия победит и, скорей всего, итогом этой войны будет включение Украины в состав России, зачем это американцам?

— А зачем американцам нужен был государственный переворот на Украине? Зачем было свергать абсолютно проамериканского Януковича?
У него же был американский советник Пол Манафорт, которого потом посадили [за неуплату налогов с гонораров, полученных от Януковича], мы уже сейчас об этом забыли.
Для чего война?
Для того, чтобы поставить Россию перед необходимостью сделать какие-то важные шаги, которые потом в международной политике можно будет оценить как агрессию России: Россия — враг, Россия нарушает международное законодательство и т. д. и т. п.

Но старт всего того, что мы сегодня видим в новостных лентах по Украине дал государственный переворот 2014-го года. Хотя независимая Украина всегда была инструментом антироссийской политики.
И только так ее на Западе и используют, и воспринимают.

Государственный переворот уже отработали, Россию выставили агрессором — надо дальше использовать Украину.
Тем более что украинских граждан хоть и держат в этом анабиозе — вот-вот будут реформы, придет молодой, подающий надежды президент.
Нет, не этот, следующий, еще более молодой и еще более подающий надежды! Не актер, а певец, ой, не певец, а тракторист.
Главное — ждите, ждите.

Ну сколько можно ждать? Десять лет подождут, двадцать лет.
Я надеюсь, что уже когда-то станет понятно, что это все просто слова, и вот тогда нужно будет сделать что-то с государством, которое сложно финансировать, где газовый поток прекратится, и три миллиарда долларов надо будет еще добавлять в государственный бюджет.
Где огромное количество людей потеряет работу в связи с тем, что проводятся не реформы, а уничтожение промышленности.
Что делать в этой ситуации? А просто — война решает все проблемы.
Во-первых, будет, на кого списать.
Вот, все плохо живут, потому что война, и потому что есть агрессор.
Поэтому, к сожалению, другого способа использования Украины против России, как конечная война, и постоянная напряженность до этой точки — просто не будет.

— А какие могут быть сценарии? Условно, Украина нападет на территорию России, сама вторгнется, или это будут провокации?
Если это провокации, то где они могут быть?

— Здесь нужно быть военным, чтобы обсуждать это серьезно.
Но вообще-то украинские высокопоставленные военные уже по их словам семь лет воюют с Россией. То есть какие им еще нужны провокации, я не очень понимаю.
Семь лет они уже воюют, они могут расширить, продолжить, углубить эту братоубийственную войну в любой момент.
Это первое.
Второе, опять-таки, они действуют в какой-то своей искривленной логике.
Если они воюют с Россией, то почему они не атакуют Крым?

— Диверсии там происходят.

— Если война идет, что же они стесняются атаковать территорию Российской Федерации, которую они считают своей, то есть Крым, в полном военном объеме?
А вот потому что такая война.
Почему-то Россия проявляет агрессивность в одной точке, и там только она эту агрессивность проявляет, и только там мы будем эту агрессию отражать.
А то, что теперь у Украины, благодаря политике Зеленского и всех его предшественников тоже, появилось полторы тысячи километров границы с Белоруссией, не прикрытых ничем, даже не демаркированных.
Там даже стена Яценюка не построена опереточная, где сеточка, какая-то канавка выкопанная и списаны огромные деньги.

Мне это говорить больно, потому что у нас все-таки союзное государство с Белоруссией, но было лояльное к нынешнему киевскому режиму государство.
И вдруг по щелчку пальца. Сел самолет в Белоруссии.
Ну какая разница киевским политикам до того, как это произошло?
Важно, чтобы у тебя был сосед добрый, дружественный, и тебе не надо было оборонять от него свою государственную границу.
Нет, санкции ввели, полеты прервали.
Лукашенко наконец-то открыли глаза на то, то происходит на Украине.

— А если Украина нападет на территорию Белоруссии, как Россия будет реагировать, введет войска? Мы же одно государство, по сути?

— Сегодняшняя война в большей степени идет в информационной сфере.
Поэтому главное — это объяснить, что ты хороший, а кто-то плохой.
Если, не дай бог, нынешняя украинская власть создаст прецедент атакой на неподконтрольный Донбасс, Симферополя, еще какие-то города, я не представляю себе, как в информационном поле это можно будет потом подать, как отражение соответствующей агрессии.
То есть, главное — свалить вину на кого-то другого.
Вот что нужно!

Ведь сегодня в Киеве что говорят? «Мы мирные люди, мы не осуществляли никакого государственного переворота, а злая Россия зачем-то пришла».
Но давайте вернемся в февраль 2014 года.
Неизвестные снайперы расстреляли людей, до сих пор это не расследовано и не будет никогда расследовано.
Потому что на крови и смерти людей нынешняя власть и пришла к управлению государством.

А дальше она это попыталась легитимировать через череду выборов.
Вот и вся нехитрая технология.
Но роль инструмента Украины в отношении России от этого не изменилась, а только усугубилась.

— Как с этим быть? Это ужасная ситуация, что совершаются диверсии, Служба безопасности Украины вербуют людей из России.
Действительно идут действия против России. Но этого вроде как недостаточно, чтобы ввести войска на территорию Украины.
Получается, постоянно надо терпеть эти выходки.

— Напряженность, к сожалению, существует. Но аналогию проведем между Китаем, сегодняшней КНР, и Тайванем.
Есть разница в юридическом статусе, мы не будем туда углубляться сейчас.
Но Китай хочет воссоединить народ. Тайвань — фактически оккупированная территория Китая американцами.
Блок AUKUS создан.
Чтобы в первую очередь препятствовать Китаю воссоединиться с той частью китайской территории, которая сегодня называется «Тайвань».
Ровно то же самое!
И какое совпадение — те же американцы, те же англосаксы, и та же самая политика разделения народа на части, стравливая их между собой.
Просто в Китае гражданская война закончилась в 1949 году.

А в России, в русском народе — внутри, потому что Украина, Россия, Белоруссия — это все один народ — гражданская война началась после развала Советского Союза.
В 2014 году началась гражданская война. Но она дважды гражданская.
Эта гражданская война не только касается граждан Украины, отсюда и «гражданская война», но и россиян разных национальностей, которые оказались вовлеченными в братоубийственный конфликт.
Так что дважды гражданская война организована американцами ровно так же, как они организовывают гражданские конфликты и войны внутри других государств.

— Существует мнение, что если войска введут на территорию Украины, как отреагирует население:
а) будут встречать с цветами;
б) начнут партизанскую войну?

— Мне не хотелось бы, чтобы воссоединение русского народа происходило вопреки воле хотя бы части русского народа. Это очень важно.
Русский народ не может завоевывать русский же народ.
Это именно воссоединение.
Но история дает нам тому примеры.
Если мы возьмем период Второй мировой войны, Великой Отечественной войны, то, конечно, население встречало радостно тех, кто приходил.
Но была часть незначительная, но, тем не менее, исчисляемая десятками тысяч человек, которые с оружием в руках боролись против Красной Армии, против советской власти.

Это пмравда, эта борьба продолжалась практически десятилетие.
С 1944-1945 до 1953-1954-1955.
При этом эта борьба происходила не только на территории Украины — она происходила и на территории Белоруссии.

Если уж мы коснулись этой темы — на территории Белоруссии до 1954 года воевали польские коллаборационисты.
Армия Крайова, которая была не согласна с тем, что эти территории вошли в состав Советского Союза, в состав Белоруссии.
То есть очень сложная ситуация была.
Поэтому при таком гипотетическом развитии событий, наверное, найдутся люди, которые находятся в плену какой-то националистической пропаганды, и которые захотят бороться с оружием в руках.
Но я думаю, что этих людей будет немного, но главное, чтобы избежать этого сценария. Потому что ситуация войны между двумя частями одного народа, конечно же, приносит жертвы.
Кому они нужны? Зачем? За что воевать? Это называется независимостью.
На самом деле, это феодальная раздробленность.

— Как вы считаете, в случае войны между Россией и Украиной, какую позицию займет Европейский Союз?

— В случае войны европейцы воевать за кого-либо никогда не будут, но я уверен, что они воспользуются ситуацией, чтобы захватить часть украинской территории, которую они считают своей.

Сегодняшняя военная доктрина государства Украина, на мой взгляд, не дает ему ни малейшего шанса на выживание.
Потому что врагом объявляется другая часть того же самого народа, и вся военная доктрина на войне с одним и тем же соперником.
Собственно говоря, не о будущей войне, а по словам украинских военачальников, она уже семь лет идет.

А с другой стороны — исключительно добрососедские страны, которые, конечно, спят и видят, чтобы Украина была сильным демократическим развитым государством.
И конечно, Польша вообще не хочет вернуть себе Львов. Ну зачем? Пусть он будет украинским.
Румыния, конечно, не хотела бы вернуть те территории, которые Сталин присоединил к Советской Украине.
Конечно, Словакия не хотела бы вернуться в Закарпатскую Русь, и т. д. и т. п.

Но это же какая-то политическая слепота. В свое время она погубила Польшу, которая в 1939 году начала войну с Германией.
Германия начала войну с Польшей, когда Польша была совершенно не готова.
Все укрепления польские находились на границе с Советским Союзом.
А на границе с Европой, с Германией был глубокий тыл польской армии.
Туда немецкая военная машина как нож в масло и вошла.

Вот эти ошибки сегодня прямо повторяет украинское государство, исходя из своего политического вида на жизнь, если хотите.
Там — враги, здесь — друзья. Но что-то ведь может измениться.
Ну давайте гипотетически представим.
Европейский Союз разрушился. Может такое случиться?
Может сейчас кто-то сказать, что это точно никогда не будет?
Вот прям тысячелетний Европейский Союз будет, как тысячелетний Рейх. Да нет, конечно! Он разваливается на какие-то части.
Начинаются конфликты, начинают вспоминать старые обиды.
Германия, Франция, Эльзас, Лотарингия… Польша, Украина, Львовская область.

Ну так вот эту опасность, хотя бы гипотетически, здравомыслящее государство должно рассматривать?
И следующий вопрос, который из этого вытекает.
Кто поддержит в этом конфликте гипотетическом Украину?
Кто может сказать, что эта территория нашего народа, поляки, румыны и т. д. туда просто не должны соваться?
Кроме России некому.

— А надо ли это России?

— Ну не знаю. Нормальные русские патриоты воспринимают всю эту территорию как территорию одного народа.
И с поляками, венграми и румынами делиться этим совершенно не собираются.
Просто нужно понять, что украинский патриотизм и русский патриотизм, если убрать оттуда нацистскую идеологию, которая и призвана ссорить между собой части одного народа, в принципе, как говорится — Львов наш.
Почему его надо отдавать полякам?

— Николай, в нескольких западных изданиях было опубликовано «Досье Пандоры», где прослеживается связь Зеленского с некоторыми оффшорами, благодаря которым он избежал налогообложения на Украине.
Хотя это произошло и до его президентства, все-таки это, мягко говоря непатриотично, не совсем честно. Возможно, этот слив организовали западные спецслужбы.
Получается, Запад сливает Зеленского?

— Все это завернуто в красивую обертку, в которую мало кто поверит.
Шестьсот журналистов разобрали 12 миллионов оффшорных документов, и нашли то, что там нашли.
Я не знаю, какая была конечная цель, кого хотели скомпрометировать.
Может быть, собирались там что-то найти, точно знали, что что-то найдут, но не нашли. А Зеленский попал под раздачу.
Но, как видите, сейчас не видно, какого-то большого противостояния внутри украинского государства из-за того, что такие позорные документы обнародованы.
В другом государстве сразу бы уже, может быть, об импичменте заговорили.
А здесь пока что разговоры — ну да, ну оффшоры, они в 2012 году, ну вывод денег, ну сорок миллионов [дал] Коломойский.

А что мы здесь не знали? Мы что, не знали, что Коломойский, мягко говоря, приложил руку к тому, чтобы Зеленский стал президентом?
Мы что, не знали, что сериал, программы выходили на его канале и за это платились деньги?

— Вы, может быть, знали, а избиратели, которые голосовали за Зеленского, возможно, не верили в это.
И вот, постепенно, факт за фактом становится известным неблаговидное поведение президента.
Сейчас «Досье Пандоры», завтра еще что-то…

— Я думаю, избиратели Украины, конечно же, все это знали.
Потому что кому какой канал принадлежит, на Украине знают все, гораздо лучше, чем в России о своих телеканалах.
Но они не видели в этом ничего страшного, потому что вся украинская политика делалась в том или ином контакте с украинскими олигархами.
О том, что за олигархами всегда стоят внешние силы, украинским избирателям обычно не говорят.
Украинские олигархи — это не самостоятельная сила.

Был Коломойский, когда Зеленский шел к власти, говорили, «сейчас Зеленский придет — будет марионеткой Коломойского».
Его и рядом там нет!
Уровень компетенции и влияния украинского олигарха, это его вызывают, того же самого Коломойского, в американское посольство, и рекомендуют съездить в США заинтересоваться баскетболом, купить какой-нибудь клуб и там поиграть.
Он уезжает.
Потому что в противном случае его где-нибудь арестуют, активы, в тех же самых оффшорах, потому что все же записано.

Все эти документы есть. Можно же опубликовать двенадцать миллионов документов, а можно один.
Результат будет один и тот же.
Но если вы хотите размыть какую-то информацию — то вы публикуете двенадцать миллионов документов, в которых утонет любая правительственная комиссия, любой внимательный гражданин и любое общественное мнение.
Если вы хотите завалить какого-то политика, вы публикуете один документ, и об этом рассказывают все мировые СМИ.
Поэтому желания подставить Зеленского в этом никакого нет.
Он один из многих, значит, ничего страшного в этом нет.

Нужно посмотреть на то, какие скандалы из этого все-таки как-то нарисуются.
Возможно, кто-то один, возможно, публикация материалов массовых о том, чтобы весь политический класс Европы сидел, как говорится, на попе ровно, не думал о самостоятельности, о европейской армии, о строительстве очередного газового потока.
То есть свой шесток знайте и не дергайтесь. Вот мы опубликовали двенадцать миллионов документов — внимательно изучите.
А, про вас там еще нет?
А у нас еще есть двадцать пять миллионов документов!

Никто же не сказал, что опубликованы все оффшорные счета, касаемые всех политиков, всех мутных схем финансирования.
Ну, что-то выкинули, самое интересное, может быть, оставили на сладкое, или самые интересные цитаты наложенным платежом, почтой России отправят, или какой-нибудь DHL.

Конечно, за этим стоят серьезные спецслужбы.
Когда нам говорят «мальчики с компьютерами делают расследования», «самые замечательные журналисты», «двенадцать миллионов документов», ну, дорогие друзья — в сегодняшнем мире ничего без спецслужб не происходит.
Такие массивы документов, естественно, предоставляются только с конкретными политическими целями.
Думаю, что за этим стоят американские специальные службы.

P. S.
2015 год.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь