Курильские острова и ультиматум Кисиды

0
21

Курильские острова и ультиматум Кисиды

О чём вести переговоры?

О том, что новый премьер-министр Японии Фумио Кисида является приверженцем «базовой позиции» правящих кругов Страны восходящего солнца, согласно которой Токио должен требовать пересмотра итогов Второй мировой войны и «возвращения» Японии южнокурильских островов, было известно и раньше. В бытность министром иностранных дел в кабинете Синдзо Абэ Фумио Кисида прямо заявлял Сергею Лаврову, что не видит в мирном договоре с Россией других целей, кроме разрешения «территориального вопроса».

Кисида, хотя и не открыто, был против «дипломатии примирения» с Россией ради Курильских островов, которую проводил Абэ: тот, используя заинтересованность Москвы в расширении связей с Японией, пытался привнести в переговоры о Курилах «экономическую дипломатию». Дошло до демонстративного введения небывалой должности «министра, отвечающего за развитие экономических связей с Россией», которую поручили исполнять министру экономики, торговли и промышленности Японии. Этим вопросы отношений с Россией как бы изымались из ведения МИД Японии и передавались чиновникам администрации премьер-министра и руководству указанного министерства. По японским понятиям это было унизительно для японского внешнеполитического ведомства, считающего дипломатию своей исключительной прерогативой и не подпускающего к ней посторонних. Влиятельная японская газета «Хоккайдо симбун» пишет: «Известно, что Кисида не раз проявлял несогласие со слишком уступчивой линией бывшего кабинета Абэ, высказываясь в том плане, что, мол, «в окружении премьера есть довольно много оторванных от реальности людей, которые готовы на излишне мягкие подходы к Москве». Если верить утечкам в японских СМИ, Кисида однажды разочарованно сказал, что «вокруг премьер-министра Абэ есть люди немного с другой планеты».

И вот Кисида, получив премьерский пост, вздумал «вернуться на свою планету», продолжая добиваться от Москвы уступки островов. Причем всех и сразу, а не как Абэ, по частям, используя лукавую формулу «два плюс альфа»; смысл формулы в том, что для начала Япония соглашается получить от России Малую Курильскую гряду (острова Шикотан и Плоские, Хабомаи по-японски), но при непременном условии продолжения переговоров о главных островах Большой Курильской гряды – Кунашире и Итурупе. Разумеется, с омывающими эти острова богатейшими 200-мильными эксклюзивными экономическими зонами и имеющими военно-стратегическое значение проливами.

Президент РФ Владимир Путин на первом этапе руководства страной допускал возможность компромиссного решения вопроса с использованием существующей в Советско-японской совместной декларации 1956 года статьи, допускавшей по настоянию Хрущёва передачу Японии в качестве жеста доброй воли островов Шикотан и Хабомаи. При этом, согласно тексту подписанной правительствами и ратифицированной парламентами двух стран Совместной декларации, такая передача допускалась лишь после заключения окончательно закреплявшего послевоенное территориальное размежевание советско-японского мирного договора. На это неизменно обращал внимание на переговорах с японскими лидерами российский президент. Важно и то, что ни Кремль, ни Смоленская площадь никогда даже не рассматривали возможность уступки островов Кунашир и Итуруп, решительно отвергая притязания на них японского правительства.

Занятая новым премьер-министром Японии позиция грубо нарушает положения Совместной декларации 1956 года, ибо Кисида не только вопреки этому документу произвольно расширяет «хрущёвский компромисс», но ставит всё с ног на голову. Как иначе охарактеризовать его требование сначала отдать Японии острова, лишь после чего Токио подпишет с Москвой мирный договор?

Точку зрения Токио выразил министр иностранных дел Тосимицу Мотэги: «Мы хотим и дальше вести активные переговоры на основе нашей позиции – решение территориального вопроса и следующее за ним заключение мирного договора». То есть ради не известно для чего нужного России через 76 лет после окончания войны мирного договора Москва должна отдать Японии все южнокурильские острова с прилегающими, как уже сказано, 200-мильными эксклюзивными экономическими зонами и проливами? Причём кабинет Кисиды, презрев соблюдение ратифицированного японским парламентом документа, формулирует, как ему вздумается, а именно: «Утром острова – вечером мирный договор».

Для пущей важности и заботясь о привлечении на сторону правящей Либерально-демократической партии Японии (ЛДП) на предстоящих парламентских выборах голосов правонационалистического электората, эту позицию не раз выражал и сам Кисида. «На северные территории распространяется суверенитет нашей страны (выделено нами. – А.К.). Мы должны решить этот вопрос, не оставляя его следующим поколениям. Правительство настроено на то, чтобы заключить мирный договор с Россией, разрешив проблему принадлежности этих островов», – заявил 12 октября в парламенте японский премьер-министр.

Выступая 8 октября в нижней палате парламента, Кисида прямо сказал: «Мирный договор между Японией и Россией будет заключен только при решении территориального вопроса».

Полагаю, Кисида создает немалые трудности для Москвы. Ведь накануне, 7 октября, в ходе телефонного разговора с новым японским премьером В. Путин, по сообщению агентства Киодо цусин, «выразил готовность провести личную встречу с Фумио Кисидой и стремление к прогрессу в переговорах по заключению мирного договора между (двумя) странами». О призыве Кремля заключить мирный договор «без предварительных условий» известно. Однако шансов получить от Кисиды положительный ответ ещё меньше, чем от отвергшего данный призыв «друга Синдзо». И разве согласие на продолжение переговоров, хочет того российская сторона или нет, не будет рассматриваться японцами как согласие на запрещенное Конституцией РФ обсуждение чьих бы то ни было территориальных претензий к России? И как это объяснить народу, поддержавшему конституционную поправку, запрещающую такое обсуждение?

Отрадно, что позицию Кисиды осудили российские официальные лица. Первый замглавы международного комитета Совфеда Владимир Джабаров расценил заявления японского премьера как «агрессию». Это действительно агрессия, нападение на суверенитет и территориальную целостность Российского государства. Однако российские законодатели должны не только осуждать враждебные высказывания иностранных государственных деятелей, а, основываясь на Конституции РФ, принимать решения о прекращении переговоров, в данном случае с Японией, о принадлежности наших территорий иностранному государству. Давно пора, например, прекратить переговоры о ничего не дающем нам мирном договоре с Японией. Все вопросы, обычно составляющие содержание мирных договоров, были урегулированы в Советско-японской совместной декларации, 65-летие со дня подписания которой мы будем отмечать 19 октября сего года.

Соглашаясь продолжать переговоры о давно ставшем анахронизмом договоре, можно лишь посеять у японцев вредные и опасные иллюзии, дающие основания полагать, что, прикрываясь эвфемизмом «мирный договор» Москва не отказывается обсуждать изменение линии прохождения границы между двумя государствами.

И ещё. Заявленная МИД РФ линия на то, что мы-де переговоры с Японией о территориях не ведём, но мирный договор заключить хотим, уводит в никуда. Пора прислушаться к мнению тех, кто давно предлагает вернуться к принципиальной позиции советского правительства, которое, отвергая японские территориальные домогательства, добилось весьма неплохих результатов в торгово-экономическом сотрудничестве со Страной восходящего солнца.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь