Кого поляки научили есть вилкой?

0
28

Кого поляки научили есть вилкой?

В последнее время польское руководство внезапно воспылало любовью к Украине. Ничего подобного не было лет пять — с того самого момента, когда Сейм Речи Посполитой признал Волынскую резню геноцидом поляков. Отношения Варшавы и Киева стали ухудшаться и к концу президентства Порошенко практически совсем заморозились. С приходом Зеленского произошло оживление, но в целом дела шли ни шатко ни валко. Но с середины нынешнего лета как прорвало: совместные учения, президент Дуда с веночком у могил петлюровских вояк, Дуда на «Крымской платформе», статья Дуды и Зеленского в Le Figaro, обещания посодействовать вступлению Украины в ЕС и НАТО. И даже энергетики двух стран затеяли какой-то газовый хаб, который, конечно же, затянет петлю на шее «Газпрома» и уничтожит «Северный поток ― 2», превратив его в кучу бесполезных и никому не нужных труб. Кроме того, выступая в ООН, Анджей Дуда напомнил миру о «трагедии борьбы украинского народа за независимость».

В общем, ни дать ни взять Польша ― лучший друг Украины, и все тот же Дуда как-то намекнул, что Варшава может несколько смягчить позицию по Волынской резне. Киев, к слову, не воспылал столь же бурной ответной любовью, хотя от движения навстречу не отказывается. Зачем Речи Посполитой Украина понятно: в быстро меняющемся мире польское начальство пытается урвать свой кусок и создать собственную зону влияния. Незалэжная выглядит легкой добычей, при этом поляки забывают, как совсем недавно намеревались стать опекунами и «адвокатами Украины в ЕС», но закончилось все ссорой.

Во что выльется «роман» последних месяцев, посмотрим, однако реальное отношение поляков к соседнему государству и его населению радикально отличается от декларируемого. Приведем одну цитату: «Польша делает все, чтобы цивилизовать украинский народ — украинская сторона делает все, чтобы от этой европейской цивилизации отдалиться. (…) Украинская сторона показывает себя никчемным народом». Кто это сказал? А сказал это Ян Жарынь. Сегодня он занимает должность директора Института национальной мысли (есть в Польше такое учреждение), до этого заседал в сенате, верхней палате парламента, а в политике Жарынь еще с 80-х — состоял в «Солидарности» и при Ярузельском немножко посидел в тюрьме. Так что Ян Жарынь вполне себе представитель политической элиты, равно как и его мажорный сынок Станислав. Тот получил синекуру в виде поста спикера министра-координатора спецслужб и вот уже год за годом веселит российскую публику своими «разоблачениями». Орды русских хакеров и шпионов Жарынь-младший на чистую воду вывел и теперь взялся за путинско-лукашенковских снайперов. Те прячутся в кустах на польско-белорусской границе и, видимо, скоро начнут убивать мигрантов, рвущихся на территорию ЕС. Зачем? Наверное, чтобы устроить провокацию и подставить Польшу, опорочив ее в глазах «свободного мира».

Но вернемся к Жарыню-старшему и высокомерию поляков. Вещь это, между прочим, убойная. Как-то замминистра обороны Бартош Ковнацкий (сейчас он депутат сейма и, как и Ян Жарынь, числится в находящейся у власти в партии «Право и справедливость») выдал следующее: «…это люди, которые пару веков назад научились у нас есть вилкой». Кто они — «эти люди»? Оказывается, французы. Слова Ковнацкого — польская спесь во всей красе. Правда, о народах Западной Европы подобное говорят редко, иное дело украинцы.

Не так давно в польской прессе было опубликовано интервью некоей украинки. Она родилась на территории Речи Посполитой в 1952 году и жила в одном из восточных воеводств. Женщине уже под семьдесят, но она просила не называть ее имени. Понятно почему: всю жизнь ей приходилось скрывать свое происхождение и изображать, что она самая настоящая полька. При этом украинцев поголовно считали бандитами, и в обывательском сознании закрепился образ человека с плохими зубами, в них он держит нож, а еще где-то припрятана винтовка. Такими в послевоенной Польше видели украинцев. Спустя десятилетия картина почти не изменилась. Пару лет назад в медиасфере активничал бывший киевлянин Дима Гарбовский. Он переехал в Варшаву, часто рассказывал СМИ, как ему хорошо живется над Вислой, и сочинил книгу «Поляк с Украины». Гарбовский признавался: «Не раз приходилось читать, что я бандеровец и только потому, что приехал с Украины».

Обратимся к социологии. В целом опросы показывают достаточно противоречивую картину, где есть место и симпатии, и антипатии. Наиболее интересны исследования Центра изучения общественного мнения (CBOS). Он существует почти сорок лет и с начала 90-х изучает отношение населения Речи Посполитой к другим народам. Интересно, что долгое время безусловными фаворитами были два польских соседа — чехи и словаки. В исследованиях CBOS они постоянно занимали первые места. Опрос 2021-го удивил: словаки опустились на третью строчку, а их место заняли итальянцы, чехи остались в лидерах. В аутсайдерах традиционно арабы, цыгане и русские. Что касается украинцев, то в 2020-м им симпатизировали 35 процентов поляков, а антипатию испытывали 33 процента, при этом 28 процентов заявили о равнодушии. То есть всюду близкие цифры, и такого рода динамика сохранялась годами. Но в 2021-м любви прибавилось: о хорошем отношении к украинцам сообщили аж 43 процента, о плохом — 26 процентов, о равнодушии тоже 26 процентов.

Любопытно, где поляки чаще всего встречаются с украинцами, приехавшими в их страну. Данной темой занималась компания Havas Media Group. Выяснилось, что 55 процентов имеют дело с украинцами как с продавцами в магазинах, а 45 процентов ― как с рабочими на стройках. Опрос проводился в 2019-м, но понятно, что за прошедшее время ситуация не изменилась. Еще одна «украинская» профессия — уборщица. Об их нелегкой доле любит писать журнал Newsweek Polska. Журналисты издания заботливо собирают истории уборщиц, и в них нередко фигурируют разнообразные унижения и домогательства. Так, одна заробитчанка рассказала, как хозяйка квартиры надела белые носки, чтобы проверить хорошо ли вымыты полы. Другая гастарбайтерша поведала о том, как наниматель велел ей прибраться, а потом прийти к нему в постель. Из этого видно, что украинских заробитчанок явно за людей не держат.

А вот еще вопиющий случай: 13-летнюю девочку, дочь украинских мигрантов, заподозрили в воровстве в супермаркете, охрана прыснула ей в лицо газовым баллончиком, повалила на пол, заковала в наручники и вызвала полицию. Позднее следствие установило, что никакой кражи не было, и девочку-подростка отпустили. Поиздеваться над украинцами не прочь и польские звезды. В начале сентября известный у себя на родине музыкант Адам Дарский повздорил с таксистом-заробитчанином. Дарский записал их перепалку на телефон, видео выложил в соцсети и сопроводил фразами: «Uber в Польше с украинскими водителями», «идиот» и «е…ный дебил».

Но даже это ерунда по сравнению с тем, что произошло с Дмитрием Никифоренко. Парню родом из Винницкой области было 25 лет, и он работал во Вроцлаве. В июле его задержала полиция и отправила в вытрезвитель, откуда Никифоренко живым не вышел. Домой его тело доставили через две недели с большим количеством грима на лице. Стражи порядка объясняют, что заробитчанин якобы буянил, бросался на них, пытался укусить и, когда они его скрутили, он вдруг посинел, стал задыхаться и умер. Вскоре, правда, была обнародована запись камеры из вытрезвителя, и на ней заметно, что полицейским никто сопротивления не оказывает. Виновников уже уволили из структур МВД. Возможно, ЧП вообще бы не вылезло наружу, если бы польская «соросня» в лице Gazeta Wyborcza для своих целей не занялась раскруткой темы полицейского насилия.

Вполне очевидно, что гибель Дмитрия Никифоренко не остановит других граждан незалэжной, ищущих счастья в Польше. Только по официальным данным, их в Речи Посполитой полтора миллиона, а те, кто работает нелегально, учету не поддаются. Но и их недостаточно, руководители рекрутинговых фирм откровенно говорят: если бы сейчас одномоментно с востока приехали 150–200 тысяч мигрантов, то польский рынок труда их поглотил бы без проблем. Украинские гастарбайтеры сегодня в Речи Посполитой очень востребованы, и посол незалэжной Дещица призывает польские власти открывать школы с обучением на мове. Но нужны ли они самим украинцам? Лучший вариант для них побыстрее ассимилироваться. Многие так и поступают, хотя ополячиться на все сто процентов не получается, и этим людям часто приходится отвечать на вопрос: а что это у тебя за странный акцент?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь