Китай тормозит свою экономику, чтобы выжить

0
40

Китай тормозит свою экономику, чтобы выжить

Если кто-то думает, что в США настолько огорчены афганской катастрофой, что забыли о сдерживании Китая, — то напрасно. Наоборот, доминирующая геополитическая идея (по крайней мере, в политических кругах) там выглядит так: мы провалились в Афганистане, нельзя дать Китаю этот провал как-то использовать.

Посмотрим на довольно типичный в этом плане комментарий с республиканского фланга: а что, если Китай вот прямо сейчас, пока мы в хаосе, нападет на Тайвань? Нет, это вряд ли — такие операции готовятся долго. А вот если он вторгнется в сам Афганистан? Но это ему не очень нужно, потому что главный спонсор движения «Талибан»* — Пакистан, а для Пакистана поддержка Китая важнее всего прочего в этом мире, поэтому достаточно в случае необходимости просто позвонить из Пекина в Исламабад. Хорошо, но что тогда Китай будет делать? Да ничего, ему достаточно сидеть тихо — и не мешать остальному миру наслаждаться картиной американского бегства.

Последний вывод вполне точен и очевиден, но что все-таки сейчас делает не воображаемый, а настоящий Китай, отлично видящий неожиданную беду своего «сдерживателя»? Ответ такой: идет в мягких тапочках, чтобы никто не услышал, по лабиринтам мировой экономики, старается использовать сложившуюся ситуацию для укрепления своих, прежде всего экономических, позиций — и дома, и в мире.

Это американцы, может быть, приписывают Китаю и еще кому угодно желания, которые в подобной ситуации возникли бы именно у США. Но Пекину свойственно смотреть на ситуацию иначе.

Исходная точка для принятия решений известна всем и каждому: в 2020 году Китай первым вышел из локдаунов и прочих убивающих экономику мер. Он первым начал восстанавливать экономику и оказался единственной крупной державой с положительным ростом. Поэтому его задача на сегодня — не спугнуть счастье или не дать спугнуть его другим.

В результате Пекин систематически… тормозит рост экономики. Дело в том, что в первой половине года данный показатель составил 12,7 процента. А это не просто мировая сенсация, но еще и пугающая цифра. Настораживает она не только глобальных конкурентов Китая — с ними-то все понятно. Но куда страшнее властям самой страны, потому что перегрев экономики — штука очень опасная.

Он может вызвать, кроме перенапряжения инфраструктуры (вдруг, как костяшки домино, повалятся электросети), каскад долгов в отраслях, где сейчас люди весело делают быстрые деньги. И это прежде всего недвижимость и новое строительство, а также банки и прочие финансы.

Банки-то Китай чистит уже не первый год, а вот по части недвижимости сейчас приняты самые разные меры — включая ограничения на сбор капиталов для очередных мегапроектов. Потому что именно здесь риск банкротств больше всего. Эта политика сопровождается пропагандистскими заявлениями типа «дома строят для того, чтобы там жить, а не для спекуляций», но в целом суть происходящего ясна.

Власти также внимательно отслеживают поведение местных властей: они ведь тоже бывают заемщиками, и тогда под угрозой бюджеты целых провинций. Сдерживается производство стали и многое другое.

Но есть сферы, где ограничения, наоборот, снимаются и снимаются. Это прежде всего прямые (то есть в производство и прочие предприятия) иностранные инвестиции. Прошлый ковидный год был таким, что весь объем инвестиций в мире упал на 40 процентов, но в Китае они выросли на 4,5 процента. А уже сделанные вложения, вопреки мировым тенденциям, приносили прибыль. Для компаний страны, которая сдерживает Китай — США, — прибыльным были только 56 процентов инвестиций, а вот для японцев, например, все 86.

Пекин сейчас вводит новые послабления в этой сфере — опять сокращает список отраслей, где иностранцев не ждут. И улучшает общий деловой климат. Но и в этой сфере проводит четкую линию: поощряется то, что не относится к разряду быстрых спекуляций, грозящих перегревом.

Формулировки нынешней — относительно новой — экономической политики Китая выглядят так: предотвращение рисков и стабилизация, поощрение предприятий, способных генерировать долгосрочный рост, а не рывки. Но особенно будут поддерживаться малые и средние предприятия, несущие прогресс в новых технологиях или новой энергетике, причем такие, что дадут стабильную занятость, в частности в провинциях. Остальных — и особенно теневой финансовый сектор, пытающийся оседлать провинциальный бизнес и местные правительства, — будут ограничивать и давить инструкциями.

Может показаться, что речь о чисто внутренней политике, никак не касающейся того, что творится за пределами Китая. Но это абсолютно не так. Ровно наоборот: власти страны наводят порядок в крепости, которая даже не обязательно будет подвергаться штурмам извне. Скорее в этой крепости боятся бедствий за ее пределами, которые потом как-то перехлестнутся и через стены.

И прежде всего речь о США. Посмотрим на аналитический материал, сообщающий, что подорванная афганским позором администрация президента Байдена решила завинтить гайки, удвоив усилия по «ковидизации экономики». А именно — что пандемия у них теперь навсегда (вместе с мерами якобы борьбы с ней). Этот «мобилизационный режим» предполагает среди прочего нескончаемый водопад пустых денег, раздающихся в виде компенсации. Но такие деньги мало того что грозят «финансовым Афганистаном», причем очень быстрым. Они еще и подрывают экономику с неожиданного угла. Соотечественники, живущие на Манхэттене, то есть когда-то в чуть не самой благополучной части мира, витрине процветания, рассказывают: по всему опустевшему городу — тысячи рабочих мест, объявлений и призывов, но никто туда не идет, так как сидя дома получишь больше. И город медленно разваливается и тормозит, вдобавок полиция исчезла с улиц, а вот банды — наоборот.

Внешнему миру такая ситуация грозит прежде всего развалом финансов, но также хаосом по части заказов и поставок. Так что Китай, если хочет удержать прошлогоднюю экономическую победу над глобальным конкурентом, просто вынужден выстраивать сейчас здоровую и самодостаточную экономическую систему, в которой, впрочем, может найтись место и зарубежному бизнесу, в том числе и тому, который побежит из США.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь