История наркотиков в Азии с американским продолжением

0
67

По заявлению представителя талибов Забиуллы Муджахида, теперь, когда группировка получила контроль над страной, Афганистан «больше не будет центром выращивания мака или наркобизнеса».

История наркотиков в Азии с американским продолжением

Чтобы сдержать это обещание требуются деньги. Талибы просят их у международного сообщества. Надеяться талибам на Соединенные Штаты, при непосредственном участии которых в стране создана и функционирует глобальная нарколаборатория, не приходится. Так подсказывает богатый исторический опыт борьбы с наркотиками в Азии.


Эффект действия капиталистического опиума

История массового производства наркотиков и контрабандной торговли в мире началась на рубеже XVIII–XIX веков, когда английские торговые компании наводнили Китай опиумом. Принято считать, что англичане в этом деле преследовали чисто экономический интерес. Эту установку развеял русский путешественник и военный географ Михаил Венюков. В 70-х годах XIX века он увидел в распространении наркотиков стратегическую линию английского влияния на регион. Этот выдающийся ученый-востоковед писал: «Опиум, как известно, введен англичанами в Китай сознательно, с прямой целью ослабить физиологически китайский народ и через то сделать его опасным противником политическим и торговым».

С середины 1830-х годов китайскому императору Даогуану из провинций посылались доклады о необходимости запрета ввоза и курения опиума. В декабре 1838 года назначенный в Гуандун сановник Линь Цзэсюя приступил к исполнению императорской воли о пресечении распространения в Китае наркотика. В марте 1839 года он конфисковал у британских торговцев наличные запасы опиума – свыше 20 тыс. ящиков и отдал указание уничтожить их. Последовавшее вслед обострение отношений между Британией и Китаем привело к началу войны, получившей название первой опиумной, целью которой было открытие доступа английских товаров к китайскому рынку.

Давление на Китай после подписания мирного договора продолжилось со стороны Великобритании, Франции и США. Задержание китайцами судна «Эрроу», занимавшегося контрабандной торговлей, стало поводом для объявления в конце 1856 года Великобританией второй опиумной войны.

С одной стороны, англичане получали от торговли наркотиками под охраной пушек огромные доходы, с другой – ослабляли демографическую и экономическую мощь феодального Китая. Наркотические процессы в нем эхом отзывались в соседних странах. Многие очевидцы тех событий, в частности в России, обращали внимание на наркотики, рассматривая их как один из факторов, «влияющих на наших мусульман Бухары и Туркестана».

В результате действий цивилизованного Запада число наркозависимых в Китае и контрабанда наркотиков на его границах в первых десятилетиях XX века стали явлениями сопутствующими, угрожавшими не только стабильности государства, но и его будущности. Массовое переселение населения из западных регионов Поднебесной в пределы Российской империи в 1870-х годах привело к появлению в Семиреченской области опиумных плантаций. Наркоситуация в этом дальнем уголке страны стала развиваться стремительно, угрожая безопасности государства.

В 1916 году, принимая во внимание нужды в медикаментах русской армии, сражающейся на фронтах Первой мировой войны, власти разрешили посевы опийного мака в Семиречье. Начало сдачи опиума в специальные лаборатории удивительным образом совпало с началом восстания, известным в истории как Среднеазиатское. Количество сданного властям опиума – 1350 пудов (22 тонны) с 7188 десятин – оказалось на 30% больше, чем его было закуплено у Турции накануне войны. Но свидетели событий отмечали, что еще больше наркотика было вывезено в Китай контрабандистами и восставшими – опиум служил своеобразным пропуском на границе для бежавших людей.

Ученые полагают, что так называемое опиумное дело в Семиречье являлось для зарубежных организаторов восстания одним из факторов нанесения удара по России и отмщением за поражения в ходе Брусиловского прорыва и Эрзинджанского сражения с турками. Восстание, как говорилось в официальных документах, привело к «уничтожению всей русской колонизации» в Пржевальском уезде, нанесло «огромнейший материальный ущерб» и «громаднейший ущерб жизни» коренного населения.

Еще больший ущерб нанесен сознанию людей: горячие головы до сей поры проецируют прошлое на сознание и жизнь нынешнего поколения. Как говорится в одном научном китайском труде, опиумные сражения продемонстрировали не только «роль тяжелой артиллерии капитализма, но и эффект действия капиталистического опиума».

Война за влияние

В мае этого года профессор истории Университета Висконсин-Мэдисон Альфред Маккой выступил на портале Common Dreams со статьей «Вывод войск из Афганистана и поражение Америки в Последней войне с наркотиками». Ученый рассказал историю наркотиков в Афганистане. В декабре 1979 года, то есть через четыре года после того, как армия Северного Вьетнама вошла в Сайгон на танках и грузовиках советского производства, советник президента Джимми Картера по национальной безопасности Збигнев Бжезинский разработал грандиозную стратегию тайной войны ЦРУ, которая нанесла бы унизительное поражение Советскому Союзу.

Опираясь на старый союз США с Пакистаном, ЦРУ работало через Межведомственное разведывательное управление этой страны (ISI) с целью поставки оружия афганским моджахедам, которые в поисках денежных средств для его закупки занялись выращиванием опиумного мака. Когда секретная война Вашингтона вступила в шестой год, корреспондент The New York Times, путешествовавший по югу Афганистана, обнаружил обширные маковые поля. Отсюда караваны, доставлявшие оружие ЦРУ в Афганистан, возвращались в Пакистан, нагруженные опиумом, как сообщала популярная американская газета, «с согласия офицеров пакистанской или американской разведки, которые поддерживали сопротивление».

За десятилетие секретной войны ЦРУ ежегодный урожай опиума в Афганистане вырос со скромных 100 тонн до колоссальной цифры – 2 тыс. тонн. К 1988 году, по оценкам специалистов, в районе Хайберского перевала в Пакистане насчитывалось от 100 до 200 заводов по переработке героина, действовавших под эгидой ISI.

Несколько заводов, которые перерабатывали большую часть урожая опиума из южных провинций Афганистана, контролировал лучший представитель афганского «актива» ЦРУ Гульбуддин Хекматияр.

В мае 1990 года, когда эта секретная война подходила к концу, газета The Washington Post сообщила, что американские официальные лица не смогли расследовать торговлю наркотиками в Афганистане, «потому, что политика США в области наркотиков в Афганистане была подчинена войне против советского влияния там», а Чарльз Коган, руководивший афганской операцией ЦРУ, признал: «Да, были последствия в плане наркотиков. Но главная цель была достигнута. Советы покинули Афганистан».

В течение трех лет после вывода советских войск в 1989 году ЦРУ и ISI продолжали поддерживать Хекматияра в его стремлении захватить Кабул. Когда это не удалось, из миллионов афганских беженцев, находившихся в Пакистане, союзники сформировали новую силу, которую стали называть талибами. Их вооружили, наделили опиумными плантациями, дав возможность захватить Кабул в 1996 году.

После прихода к власти «Талибан»* впервые удвоил урожай опиума в стране до беспрецедентных 4,6 тыс. тонн, поддерживая экономику страны и обеспечивая при этом 75% мирового производства героина. Однако четыре года спустя правящие круги Афганистана, чтобы добиться международного признания, сократили урожай опиума в стране до 185 тонн.

Альфред Маккой пишет: «Это решение ввергло бы миллионы фермеров в нищету и в процессе превратило бы режим в пустую оболочку, которая разлетелась вдребезги с первыми американскими бомбами». Но после террористических атак в Нью-Йорке в сентябре 2001 года Вашингтон решил вторгнуться в Афганистан. ЦРУ отправило туда $ 70 млн для мобилизации своей бывшей гвардии – полевых командиров теперь уже для борьбы с талибами. Перехватив у них рычаги управления наркоиндустрией «гвардейцы» к 2003 году довели производство наркотика до 3,6 тыс. тонн, получив через четыре года 8,2 тыс.

«Белый дом Буша, – повествует американский ученый, – начал войну с наркотиками стоимостью $ 7 млрд, которая вскоре погрузилась в выгребную яму коррупции и сложной племенной политики». К 2017 году урожай опиума достиг нового рекорда в 9 тыс. тонн, обеспечив около 60% финансирования талибов.

Признавая центральную роль торговли наркотиками в поддержании повстанческого движения, американское командование бросило истребители F-22 и бомбардировщики B-52 для уничтожения героиновых лабораторий талибов.

Английский ученый Дэвид Мэнсфилд сделал удивительные выводы: ВВС США, проведя в 2018 году операцию «Железная буря» по уничтожению с воздуха опийных полей, намеренно не добились поставленной цели. Несмотря на потраченные деньги – $1,5 млн в день, ВВС США бомбили глинобитные хижины, не имеющие никакого отношения к опийному бизнесу. Тем не менее американцы заявили, что их самолеты уничтожили центры по производству наркотиков, доходы которых оценивались в $200 млн.

Больше не будем?

Но вернемся к заявлению «Талибана» о том, что Афганистан «больше не будет центром выращивания мака или наркобизнеса». Китаю понадобились десятилетия, чтобы избавиться от влияния наркотиков. Но прежде страна избавилась от заокеанского влияния «цивилизаторов» и проявила волю. Советский Союз избавился от опиумных проблем благодаря последовательной борьбе и воле.

Для Афганистана выполнить обещание – дилемма. Для ее разрешения нужны воля и готовность разойтись с создателями глобальной нарколаборатории, для которых главное – это собственное влияние. США же еще никогда не заявляли о готовности отказаться от мирового влияния.

________________________________
* террористическая организация, запрещенная в РФ.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь