«Ясно, что она не настоящая немка»: скрытая драма Меркель

0
62

"Ясно, что она не настоящая немка": скрытая драма Меркель

Накануне своей отставки канцлерин Меркель, бессменный вождь Германии на протяжении шестнадцати лет, дала большое прощальное интервью газете Sueddeutsche Zeitung. В ее ответах — а еще больше в умолчаниях — скрыта драма, очень типичная для современного политика.

Журналисты напомнили ей речь, которую она произнесла недавно в Галле на праздновании годовщины объединения Германий. В ней Меркель впервые за всю карьеру позволила себе высказаться о трагедии восточных немцев. О том, как в новой Германии их унижали, браковали, третировали — как людей второго сорта. О том, как это внутреннее противостояние не преодолено до сих пор. У фрау канцлерин множество личных воспоминаний на эту тему.

Первую половину своей жизни Меркель прожила в ГДР. Положение ее семьи было крайне двусмысленным. Ее отец, лютеранский пастор, переехал в ГДР из ФРГ сразу после ее рождения. В социалистической стране семья жила как все топовые представители номенклатуры. Большой дом, два автомобиля, регулярные поездки на Запад, бытовой комфорт, и не снившийся рядовым гэдээровцам.

При этом папа Меркель оставался пастором, играл важную роль в религиозной жизни ГДР. Нет, его не обвиняли в прямом сотрудничестве со Штази, однако ясно, что за ним присматривали с самого верха.

Меркель была пионеркой, комсомолкой, выигрывала олимпиады по русскому языку и ездила в Москву. Однако вся семья внутренне была типичной западногерманской. Об их уровне жизни говорит одна деталь. Когда пошли слухи об объединении Германий, родня Меркель решила, что отпразднует это событие так: поедет в Западный Берлин и до отвала наестся омаров в знаменитом ресторане «Кемпински». Стоит ли говорить, что у большинства их соотечественников не было ни автомобиля, ни западногерманских марок, чтобы позволить себе подобное роскошество?

Эти противоречивые извивы своей биографии Ангела Меркель никогда не объясняла. Как никогда не говорила о том, что заставило ее в конце 80-х внезапно пойти в политику. В ГДР она никогда не была своей. Но стала ли она своей в объединенной Германии?

В начале 90-х Меркель осознанно раскручивали как первого политика из ГДР в объединенной Германии. Но сколько же ей пришлось натерпеться! Ее взял под крыло лидер Христианско-демократического союза Гельмут Коль. Он публично называл ее «моя девочка». Меркель в то время было под сорок, у нее была ученая степень по физикохимии. Так себе комплимент.

Руководство ХДС — и это были сливки европейской аристократии. Потомки графов, князей и баронов. Не просто старые, а очень старые деньги, состояния, успешно пережившие Первую и Вторую мировые войны. У большинства отцы и деды служили на топовых должностях в вермахте. Да посмотрите хоть на нынешних деятелей вокруг Меркель — одни фамилии чего стоят: Урсула фон дер Ляйен, Томас де Мезьер…

И вот в эту сверхбогатую элитарную тусовку попадает женщина из ГДР, бывшая комсомолка — плохо одетая, неуклюжая, смешная. Типичная «мутти», мамочка-домохозяйка. «Она даже вилкой с ножом не умела пользоваться», — вспоминал впоследствии Гельмут Коль. Это хорошо показывает тот уровень снобизма, с которым довелось столкнуться фрау Меркель.

А ведь она при этом была на голову умнее и талантливее их всех. Великолепный оратор, тонкий политик, настоящий государственный деятель — а окружающие мажоры троллят ее за неудачные костюмы.

«Вы ведь и сегодня дистанцированы от своей партии?» — ехидно намекают журналисты. «Нет-нет, партия — мой дом», — привычно лжет фрау канцлерин.

Это внутреннее изгойство отлично объясняет, почему Меркель так страстно поддержала нелегальных беженцев, поток которых буквально затопил Германию в 2015-м, и открыла для них границы страны. Она действительно сочувствовала этим бедным немытым людям, на которых осуждающе косились богатые немецкие бюргеры. Ей хотелось сделать этим бюргерам больно, напомнить им, закосневшим в своем благополучии, как живут люди в большом мире.

Тогда в газете Welt am Sonntag появилась колонка, глубоко оскорбившая Меркель. Автор писал: «Она противопоставила себя республике, которой призвана служить, сказав: «Если здесь надо извиняться за дружелюбие во время мигрантского кризиса, то это не моя страна». В этот момент стало ясно, что она не урожденная немка».

Меркель вспомнила эту статью в своей речи в Галле: «Не урожденная немка, а выученная, что ли?! У нас что, два сорта немцев: одни настоящие, другие — второй сорт?.. Кто это решает?»

В общем, на протяжении всех шестнадцати лет лидера Германии раздирали противоречивые чувства по отношению к стране, которой она руководила. Эксперты считают, что многие откровенно вредные для страны решения — отказ от ядерной энергетики, те же мигранты, участие в военных авантюрах США, натравливание Украины на Россию — принимались Меркель под давлением американцев.

Это, конечно, понятно. По числу американских военных баз Германия уступает только Японии. Даже немецкие политики уже отваживаются говорить, что это прямая оккупация. А немецкий народ недаром сочинил легенду про «канцлер-акт»: якобы каждый новый руководитель страны должен слетать в США, чтобы получить ярлык на княжение. Народная фантазия просто в красочной форме отражает реальную несамостоятельность германской политики.

Однако нельзя не заметить, как хорошо эти убийственные для Германии решения ложились на внутренние психологические проблемы канцлерин Меркель. Во многом она мстила той богатой и процветающей стране, в которую приехала из ГДР и в которой столкнулась с таким хейтом.

Это вообще проблема многих современных политиков на топ-должностях. У них какие-то вечные счеты со своей страной. Не любят они ее, попросту говоря. Именно поэтому ими так легко манипулируют американские элиты.

Масштаб не тот, но посмотрите хоть на Саакашвили: поработал у себя, потом партия сказала «надо» — и поехал работать на Украину. Партия сказала вернуться в Грузию — ну что, он вернулся, теперь чалится в тюрьме.

Меркель, при несоизмеримом таланте, принадлежит к той же породе «вождей-кочевников». Отсюда и ее «непонимание» Владимира Путина. В интервью Sueddeutsche Zeitung она рассказывает, как удивило ее то, что русского президента опечалил распад Советского Союза. Ей такие чувства были просто непонятны. Ей ни секунды не было жалко ГДР — уникальную страну со своим цивилизационным кодом, высочайшей культурой, доброжелательным стилем жизни. Она годами клеймила свою родину «диктатурой» и ругала ее на все корки, лишь бы стать своей среди западных немцев. Впрочем, и по отношению к объединенной Германии Меркель особых сантиментов не испытывала.

Фрау канцлерин была выдающимся государственным деятелем, и последствия ее решений будут еще долго отзываться в исторической перспективе. Завезенные ею мигранты превращают цветущие немецкие города в криминальные анклавы. Зависимость от США дополнилась зависимостью от Китая.

В стране растет пропасть между бедными и богатыми — а параллельно нарастает противостояние восточных и западных земель. Главные вопросы, разделяющие их сегодня, — мигранты и Россия. При этом и «осси», и «весси» обзывают друг друга «фашистами». Осси — потому, что считают западногерманцев потомками нацистов. Весси — потому, что им не нравится отношение восточногерманцев к беженцам.

Ну и вишенкой на торте — энергетический кризис. Отчасти он вызван отказом Меркель от развития атомной энергетики. Эту зиму граждане одной из богатейших стран мира всерьез нацелились провести в неотапливаемых квартирах. Это еще не Веймар, конечно, с голодом и безумной инфляцией, но что-то веймарское во всем этом есть. Самое время для руководителя государства уйти в отставку и посмотреть на происходящее со стороны.

Главной — и самой опасной — неудачей канцлерин Меркель стала та антироссийская истерия, которая в последние годы нагнетается в Германии. Захват Украины с помощью Майдана немцам не удался: данную территорию оккупировали американцы, сказав «**** ЕС!» Зато Украина стала постоянным рычагом давления на нашу страну — санкции, газ, регулярные истерики в прессе, «казус Навального» (кто-то еще помнит эту фамилию?).

Если у «осси» нападки на Россию не вызывают никакого сочувствия, то на психологию «весси» они ложатся просто идеально. Многие западные немцы до сих пор чувствуют себя побежденными. Это по отношению к американским оккупантам у них самые теплые чувства. А вот обида на Россию осталась, похоже, на века.

Канцлерин Меркель демонстративно боролась с разными правыми националистами. (Иногда в них определяли бедолаг, которые попросту не хотели в своих городах мигрантского произвола). Однако в то же самое время она всячески поощряла немецкий ресентимент по отношению к России. Это чувство в свое время хорошо описал ее соотечественник Фридрих Ницше. Это обида побежденного на победителя — мстительная, завистливая, подлая, настоянная на неизбывном страхе.

Этим ресентиментом были пропитаны отвратительные статьи, регулярно появлявшиеся в немецкой прессе. С заголовками типа «Зачем Путину эти хвастливые парады?» и общим смыслом «а стоит ли России вообще праздновать 9 Мая?» (вас, черт возьми, не спросили). Этот ресентимент сказался в безнравственной идее выплачивать пенсии только блокадникам Ленинграда еврейского происхождения. «Коля из Уренгоя» тоже был именно про это.

Разгуливать это чувство в такой непростой стране, как Германия, очень опасно. Когда другие страны пересматривают итоги Второй мировой войны, это ошибка. Когда это делают немцы — это преступление.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь