Харьковский политик обнаружил слежку СБУ: Дело о госизмене

0
186

Харьковский политик обнаружил слежку СБУ: Дело о госизмене

На Украине новыми подробностями обрастает дело об аресте политолога Юрия Дудкина, которого СБУ обвиняет в «государственной измене». Это тот эксперт, что выступал на телеканалах из пула Виктора Медведчука и был брошен за решетку СБУ вскоре после отключения их от эфира.

Похоже, силовики хотели по-быстрому сфабриковать новое дело, однако их планы разрушил харьковский депутат Андрей Лесик, который заступился за Дудкина и предоставил ему грамотного адвоката. Практически сразу же Лесик обнаружил слежку сотрудников СБУ и за своей машиной…

Харьковский политик обнаружил слежку СБУ: Дело о госизмене

Харьковский политик подключил к защите Юрия Дудкина адвоката Дмитрия Тихоненкова, ранее отстаивавшего в судах интересы многих харьковских политзаключенных (Мехти Логунова, Спартака Головачёва, Юрия Апухтина, Сергея Юдаева, Егора Логвинова, Андрея Лесика).

4 марта Лесик приезжал на заседание Апелляционного суда Киева, планировавшего рассмотреть апелляционную жалобу по мере пресечения Юрию Дудкину. В суд прибыл и адвокат Тихоненков. Но заседание не состоялось по причине, которая выглядит тупой «отмазкой» в духе «95 квартала»… Из Печерского райсуда, избравшего Юрию Дудкину меру пресечения содержание под стражей, в Апелляционный суд не прибыли материалы дела. Следующее заседание назначено на 18 марта, а ожидать его политологу придется в СИЗО.

Не исключено, что непраздный интерес Андрея Лесика к сфабрикованному делу, его принципиальная позиция и усилия по защите политзаключенного Юрия Дудкина и стали причиной слежки за харьковским политиком. Ведь изначально у «скоросшивателей» дела киевского политолога был замысел подсунуть арестованному другого адвоката. Но в дело вступил адвокат Дмитрий Тихоненков.

Андрей Лесик рассказал о том, как проводилась слежка за ним:

«Выехал из дома, практически сразу обнаружил, что за мной следует машина Toyota Camry АХ 8044 НС. Я сначала думал: мне показалось. Набрал товарища, говорю: «Давай встретимся, понаблюдаем вместе, что будет происходить». Так и получилось. Встретились — машина на заправке караулит. Поехали в другое место — она опять за нами. Пришли в офис, чтоб посмеяться над тем, как это будет дальше происходить. Она опять за нами ездит.

В машине два человека. У нас есть видеозапись с разных ракурсов. Припарковавшись в одном месте, они вышли из машины. Мы в итоге решили: заедем еще на одну заправку, попьем кофе, посмотрим, не кажется ли нам это. Когда уже третий или четвертый раз мы убедились, что они следуют за нами, это уже было просто смешно. Приехали в офис — они опять за нами».
В это время было запланировано прямое включение Лесика на канале «Первый Независимый». Нужно отметить, что как раз в этот день офис ОПЗЖ подвергся очередному нападению: были порезаны плакаты и вывески.

«По скайпу в прямом эфире я подошел к этой машине, где находился один человек, — продолжает Андрей Лесик. — Я снял номер авто. И было видно в прямом эфире, как работники СБУ спешно ретировались. Сейчас они пытаются оправдываться по разным каналам, закидывают разную информацию».

Конечно, сотрудники, осуществлявшие наружное наблюдение за Лесиком, откровенно накосячили. Им не нужно было покидать позицию. Надо было слепить «отмазки» в духе гнусавого клоуна. Например, попросить автограф у Лесика. Или сказать, что они приехали написать заявления о вступлении в ОПЗЖ (а то мало ли, как всё повернется).

Лесику, в свою очередь, тоже напрасно спугнул наблюдателей. Ему нужно было включить в машине на всю громкость песню группы «Ундервуд» о мышке-наружке и лягушке-прослушке, открыть окно, чтоб сотрудникам было нескучно его сопровождать…

«Как мне стало известно, это действительно выполняется заказ, ведется наружное наблюдение, — говорит Андрей Лесик. — Делают работу свою так, как умеют. Другое дело, что весь этот банкет за счет бюджета. Что дальше? Будут отслеживать все места, где мы бываем? Будут пытаться устанавливать прослушивающие устройства?

Понятно, что задача этой тотальной слежки — установить все наши контакты с целью дискредитировать, облить грязью, попытаться запугать тех людей, с кем мы общаемся. Хотя в принципе мы ни от кого ничего не скрываем, всё делаем публично, гласно. Готовы к любому развитию событий».

Лесик добавляет, что в эти же дни в его легковой машине был вскрыт багажник возле торгового центра. «Для чего, с какой целью? Возможно, все эти слежки с этим связаны. Возможно, будут забрасывать какую-то фигню: литературу, наркотики, оружие. Что угодно может быть. Готов ко всему. Делал заявление, что подобных вещей у меня не было и нет. А их активность — от безысходности. Власти нечем крыть наши аргументы. Службе сделан политический заказ: избавляться от оппонентов, закрывать, перекрывать, сажать».

По словам главы фракции ОПЗЖ в Харьковском горсовете, внимание СБУ к его персоне не вызывает у него никаких эмоций. «Понимаем, что в данном случае мы противостоим системе».

Лесик прокомментировал также дело Юрия Дудкина, которому он оказывает всяческую поддержку. Он уверен в том, что справедливость восторжествует, и Юрий Дудкин вскоре будет на свободе.

«Следователь, который подавал ходатайство об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей, исходил из старой нормы, что статья 111 (госизмена) предполагает только такую меру пресечения, как содержание в СИЗО, — возмущается Лесик. — Но норма о безальтернативном содержании в СИЗО подозреваемых по статье 109, 110, 111 перестала действовать с июня 2019 года!

Какое СИЗО, когда человек никаких преступлений не совершал, тем более насильственных?! Даже предположений нет. А то, что он говорил в эфирах, — это его точка зрения, его право на свободу слова. Дела такого характера могут длиться годами. И что, он должен всё это время сидеть в СИЗО без всякой вины?! Ведь понятно, что дело Юрия Дудкина выеденного яйца не стоит!» – рассуждает депутат.

Надо отметить, что за семь лет обозначилась общая тенденция в оппозиционной деятельности: известные политики не торопились вступиться за политзаключенных-антимайдановцев. В этом было их существенное отличие от политиков противоположного лагеря, которые осаждали суды и блокировали автозаки с задержанными сторонниками. Таким образом, начиная с 2014 года, узники совести, пострадавшие от постмайданных режимов, были брошены на произвол судьбы. И отрадно, что в ОПЗЖ сейчас обнаруживаются отдельные новые политики, демонстрирующие ту модель поведения, которая должна быть характерна для оппозиционера. Напомним, что Лесик организовывал акции в поддержку самого старшего политзаключенного Украины Мехти Логунова. Теперь он же — из Харькова — организовал юридическую защиту киевского политзаключенного. Это как раз те действия, которых мы постоянно ждем от оппозиции, предпочитающей быть декоративной.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь