Геополитика советско-финляндской войны 1939-1940 гг.

0
39

Геополитика советско-финляндской войны 1939-1940 гг.

В западной и постперестроечной российской историографии утвердился весьма однобокий взгляд на советско-финскую войну 1939-1940 гг. и её причины. Произошло это не без содействия современной западной, в том числе, финской пропаганды, которая рисует упрощённый образ тех событий в чёрно-белых тонах – деспотичный Сталин вероломно напал на мирное финское государство, силясь навязать свободолюбивым финнам советскую идеологию.

Такой образ не имеет с действительностью ничего общего. В 1930-х Финляндия была союзницей нацистской Германии и фашистской Италии, и будущий конфликт с Советским Союзом был заложен в тех политических принципах, какими руководствовались финские власти в управлении страной.

Финская геополитическая идентичность появилась как результат многовекового соседства на рубеже цивилизационного соприкосновения германского и русско-славянского миров. Много столетий Финляндия находилась в составе германской Швеции, потом в составе Российской империи. К первой трети ХХ века в финской внутренней политике сформировались три течения – прозападные либералы, финские националисты и сторонники сближения с Россией.

Первые были русофобами и призывали к сближению со Швецией как «мостом» в Европу для Финляндии. Ради этого либералы соглашались отказаться от идеи Великой Финляндии (Suur-Suomi), которой болели националисты. Либералы боялись, что эта идея навсегда привяжет финнов к России, потому что строить Великую Финляндию националисты собирались за счёт оккупации российского Заполярья, Карелии и Ленинградской области.

Политические взгляды финских либералов совпадали со взглядами шведских либералов. Последние заявляли, что Швеция должна прекратить и думать о напористом продвижении своих интересов в Прибалтике, как она это делала в XVII-XVIII веках, и вместо этого с опорой на Германию войти в клуб влиятельных европейских держав. Шведские консерваторы, наоборот, ратовали за антироссийскую экспансию на восточном направлении.

В результате гражданской войны в Финляндии между белофиннами (сторонники вражды с Советской Россией) и красными финнами (сторонники дружбы с Советской Россией) победили первые. В финском обществе возобладала жёстко антисоветская геополитическая идентичность. Её либеральная разновидность уступала ей в популярности, а идеология красных финнов вообще была под запретом. В данной ситуации у Финляндии был выбор – остаться в роли амортизирующего буфера между Западом и Советским Союзом или превратиться в передовой бруствер антисоветской политики Запада. Финские власти выбрали второй вариант, поскольку он сулил реализацию проекта Великой Финляндии.

Финны не похожи на других европейцев. Этот народ, родственный эстонцам, венграм и российским финно-уграм (марийцам, удмуртам, мордве, карелам, коми, вепсам и др.) сумел сохранить свой самобытный менталитет и культуру в соседстве с более мощными германскими народами (шведами, норвежцами, датчанами). Такая цивилизационная уникальность позволяла финнам играть особую балансирующую роль на перекрестье Европы и Евразии. Но в 1930-х финны были слишком увлечены химерами Великой Финляндии, чтобы это понять.

Финляндия стала антисоветским бруствером на севере, Польша и Румыния – на западе, Турция – на юге. Все эти страны готовились вступить в войну с СССР, оставалось только найти лидера, который эту войну развяжет и позовёт на неё финнов, поляков, румын и турков. Такого лидера они увидели в Гитлере. У каждого были свои расчёты. Финны зарились на Карелию и Заполярье, поляки на Белоруссию и Украину, румыны на Молдавию и часть Украины, турки на Закавказье.

Великобритания, Франция, Германия видели в Финляндии стратегически выгодный плацдарм для военного давления на СССР. Очарованный перспективой отодвинуть восточную границу Финляндии до Белого моря, получить в свои руки обширную часть морского побережья и выход в северные морские широты, Хельсинки семимильными шагами наращивал военное сотрудничество с гитлеровским режимом при благосклонном отношении Великобритании и Франции.

В это же время СССР проводил активную политику на северном направлении. После беспосадочного перелёта Москва – Северный полюс – Ванкувер Хельсинки понял, что советское правительство приступает к освоению Севера. Финны боялись, что СССР успеет укрепиться на Севере быстрее, чем финны добудут выход к северном морским широтам. Хельсинки опасался освоения Советским Союзом северных пространств, потому что видел их своей геополитической собственностью. Но чтобы их получить в собственность, нужно выйти к побережью Белого моря через Заполярье и Карелию, а для этого нужно сначала заставить Москву эти земли уступить.

Финны сделали ставку на войну. Президент Рюти и маршал Маннергейм встречались с Гитлером для координации планов относительно Советского Союза. Все предложения Москвы договориться о соблюдении Финляндией нейтралитета, не говоря уже о советско-финляндском союзе против Третьего Рейха, финны отвергали. Им казалось, что они ещё никогда не были так близки к берегам Белого моря. В их воображении Финляндия простиралась чуть ли не до Ямала.

Финляндия претендовала на звание регионального лидера и право провести геополитическую трансформацию всей Скандинавии. И уже не Финляндии пришлось бы ориентироваться на Швецию и искать через неё выход на Западную Европу, а Швеции, которая на тот момент сохраняла хоть и дружественный, но всё-таки нейтралитет по отношению к Германии, пришлось бы искать дружбы с Финляндией, обласканной Гитлером. А вслед за Швецией и остальным скандинавским странам – Дании, Норвегии, Исландии.

Не о покорении маленькой мирной Финляндии думал Сталин, когда отдавал приказ начать боевые действия против финской военщины. Речь шла о превентивном ударе по государству, не скрывавшему планов оккупации огромной части советских территорий совместно со своими союзниками на других флангах – Польшей, Румынией, Турцией.

В 1950-1980-х в мировой политике закрепился термин «финляндизация» – политика мудрого соблюдения баланса интересов между маленькой послевоенной Финляндией и крупными державами (США, СССР, Германией и т.д.). Забывают только, что такой финляндизации финнов научил советский солдат, четырежды громивший финские орды – в 1918-1920 (первое вторжение финской армии в Карелию и Архангельскую губернию), 1921-1922 (второе вторжение финнов в Карелию), 1939-1940 (советско-финляндская война) и 1941-1944 (разгром прогитлеровской Финляндии).

Благодаря победе СССР в 1944 году Финляндия закончила войну не как союзница Гитлера со всеми вытекающими отсюда последствиями, а как антифашистское государство. Выходит, что советский солдат спас её от позора оказаться рядом с Германией и Японией на суде истории. Наученная горьким опытом, Финляндия предпочла больше не злить русского медведя. Надеемся, что так будет и впредь.

, Украина
Художник: М. Авилов