Гастазрада как принуждение к выбору

0
81

Гастазрада как принуждение к выбору

Известие о том, что Минстрой России больше не разрешает малому и среднему бизнесу нанимать мигрантов, всерьёз всколыхнуло российское строительное сообщество. Нанимать мигрантов теперь разрешается только лишь предприятиям, годовой оборот которых превышает два миллиарда рублей.

Сразу раздался возмущённый скулёж и вой, причём как со стороны российских фирм-посредников, так и со стороны их зарубежных «партнёров», то есть «представителей малого и среднего бизнеса».

Я счёл необходимым заострить внимание читателя, дабы объяснить финансовую схему работы этих «товарищей». Плату за выполненную работу получает ежемесячно российская фирма-посредник, в которой на тёплые места устроены как россияне, так и граждане той же страны, откуда завозятся гастарбайтеры. Российский посредник оставляет себе малую толику, а основную сумму отправляет за границу, в ту же саму страну, откуда и завезли гастарбайтеров. И уже иностранная фирма, так называемый диспетчер, которая непосредственно занималась подбором кадров для российских строек, распределяет по списку заработную плату гастарбайтерам и себе любимым, а также основную прибыль.

К примеру, на моём участке заработную плату за украинских гастеров сначала получает российская фирма-посредник, берёт свою долю, а уж потом отправляет основную сумму в Днепропетровск, где днепровский «диспетчер» занимается вышеописанным распределением. В этом и заключается вся их «работа». Больше они ничем не занимаются от слова «совсем». Они не заполняют никаких бумаг (за них это вынуждены делать другие), не ведут отчётность на участке, не хотят ни за что отвечать, а желают просто получать деньги за чужой труд. Просто потому, что сподобились привезти гастарбайтеров с территории Украины в Россию.

Только единицы из представителей малого и среднего строительного бизнеса на российских стройках, что используют труд мигрантов, исполняют полный спектр подрядных обязанностей. Это, как правило, устоявшиеся предприятия, давно работающие на рынке и выполняющие специфические виды строительных работ. У таких предприятий коллектив всегда смешанный: работают как россияне, так и мигранты из ближнего зарубежья.

Остальное большинство, именуемое шарашкиными конторами, месяцами не видит своих подопечных мигрантов, пока не надо будет отвезти их домой, предварительно расплатившись, либо перевезти на новый объект.

Будут ли негативные последствия? Несомненно. Устоявшиеся конторы, которые раньше могли нанимать, к примеру, украинцев в довесок к россиянам, будут лишены этой возможности. Про посредников, которые промышляли исключительно доставкой иностранцев на объект и стрижкой купонов, я вообще молчу. Их бизнесу пришёл конец. Не зря они так воют.

Логичен и разумен ли подход российского Минстроя? Да. Эта система была порочна, ведь добросовестно выполняли свои обязанности лишь единицы, а терпеть такой бардак только ради них нецелесообразно и глупо.

Есть и другие причины. Например, мелким фирмочкам-посредникам заказчики и генподрядчики семь лет намекали, чтобы те тщательнее занимались отбором кадров. Те всё обещали, но к нам на объекты по-прежнему попадали то симпатики «Правого сектора», то «херои АТО» и бывшие «актывысты», не говоря уже об исламских экстремистах из Средней Азии. Что ж, теперь заказчики и генподрядчики будут заниматься «зарубежным кадровым вопросом» сами. Службы безопасности российских строительных и энергетических гигантов далеко не пальцем деланные.

Ещё одной немаловажной причиной является то, что поток денег из России в страны ближнего зарубежья благодаря вышеописанной порочной схеме является организованным и легко отслеживаемым. И дело даже не в том, что с наших украинских строителей вот уже два месяца украинские диспетчеры удерживают часть заработка в пользу днепровского подразделения С14. Да-да, панове «заукраинцы», сомневавшиеся в этом в комментариях около двух месяцев назад, представьте себе, удерживают! А где не получает С14, там наверняка получает «Азов». Украинские нацики и их покровители, если захотят, смогут продавить через Банковую пятипроцентный сбор со всей Украины в пользу «Азова» и С14 вполне себе официально.

Ровно такая же проблема в странах Средней Азии, где открыто действуют эмиссары террористов. В некоторых районах этого неспокойного региона с гастарбайтеров открыто требуют часть заработка «на джихад против неверных». Мотивируют такие поборы экстремисты тем, что правоверный мигрант запятнал себя работой на гяуров, а значит, обязан очистить себя пожертвованием денег на «благое дело». И попробуй не дай.

Разрушение системы «диспетчеров» не сможет полностью прекратить поборы, которыми украинские нацисты и среднеазиатские экстремисты обложили мигрантов. Но по крайней мере это существенно осложнит ежемесячный сбор денег. Одно дело без проблем собирать нектар с больших централизованных потоков, а совсем другое ― отлавливать по одному гастарбайтеров, которые теперь будут стабильно получать деньги напрямую от заказчика или генподрядчика два раза в месяц. При всём этом «сборщики» изначально не знают, сколько «пчёлка» получает, когда получает, а самое главное, где она работает и когда приезжает на родину. Придётся каждого в отдельности «разрабатывать». Уже не в пример сложнее.

Вы думаете, что российское правительство это делает из любви и заботы к мигрантам? Да, и поэтому тоже, поскольку видит в них потенциальных граждан России. Но не в первую очередь. В первую очередь Россия сломала систему «диспетчеров» из соображений национальной безопасности и экономической целесообразности. Россия больше не потерпит, чтобы к ней на строительные участки попадал абы кто. Также она больше не намерена терпеть на строительных объектах шарашкины конторы, которые уклоняются от уплаты налогов. И да, она не может допустить, чтобы деньги российских налогоплательщиков, выплаченные мигрантам, свободно поступали в руки экстремистов, которые впоследствии повернут их против российского государства. Да, полностью воспрепятствовать этому Россия не может, а вот затруднить националистам и экстремистам процесс может запросто. И я подчеркну, какой-то отдельной или главной причины слома системы «диспетчеров» не существует. Просто на момент принятия такого решения количество минусов намного превышало количество плюсов.

Справедлив ли вой «униженных и оскорблённых» диспетчеров, которых поддерживает небольшое количество маленьких изданий и интернет-порталов, о том, что «мигрантов, которые стали частью нашей экономики, будет на стройках значительно меньше» и что без диспетчеров, «что осуществляли коммуникацию между рабочими и заказчиком», им будет хуже? Давайте обо всём по порядку.

Станет ли гастарбайтеров меньше? Станет, но ненамного, да и то на первых порах. Серьёзно пострадает лишь украинское направление. Украинские «диспетчеры» выполняли одну важную функцию: обеспечивали украинским рабочим беспрепятственный выезд с территории Украины. Сейчас никто не может дать гарантию того, что все украинцы, желающие самостоятельно поехать на работу в Россию, смогут беспрепятственно выехать. Чёрт знает, что там у украинского руководства и пограничников в голове. Но вечно подстраиваться под украинское самодурство тоже нельзя. Это идиотизм. Так что придётся украинским рабочим брать инициативу в свои руки. Да, на первых порах будут и неуверенность, и растерянность, но со временем украинские гастарбайтеры организуются и будут ездить на объекты самостоятельно, без участия «диспетчеров». А возможно, и с их теневым участием. На Украине всё возможно. Российские пограничники, увидев копию прямого договора с работодателем, пропустят их через границу без проблем. У остальных же республик бывшего СССР, предоставляющих на стройки России рабочую силу, нет таких проблем с выездом граждан в Россию, как на Украине.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Весенний призыв 2021: что ждет новобранцев на службе

Особенно давят «диспетчеры» и российские посредники на то, что они якобы «осуществляли коммуникацию между заказчиком и рабочими, а также обеспечивали достойные условия труда». Чушь полная. Как я уже упоминал выше, полный спектр подрядных обязанностей выполняли лишь единицы из тех фирм, что используют труд мигрантов. В большинстве же случаев мигранты самостоятельно осуществляли коммуникацию с представителями заказчика или генподрядчика, поскольку фирмы-посредники даже не задумывались о создании своего полноценного представительства на участке со своим инженерно-техническим составом и своей или даже привлечённой спецтехникой.

Так что происходило в большинстве случаев на самом деле? Инженерно-техническое сопровождение выполненных мигрантами работ выполняли либо ИТР заказчика или генподрядчика, либо такие, как я, подрядчики, к которым генподрядчик пристёгивал какую-либо бригаду из ближнего зарубежья. Обеспечением достойных условий труда, то есть расселением, организацией питания, обеспечением спецодеждой и инструментом рабочих из ближнего зарубежья, также почти всегда занимается генподрядчик.

Из этого можно сделать вывод, что гастарбайтеры без особых проблем с высоким руководством и коллегами по работе коммуницируют сами. У них просто выхода иного нет, поскольку «диспетчеры» и посредники вспоминают о них только во время формирования акта выполненных работ, переброски на другой объект или отправки домой. Так что все эти вопли ― это не забота о рабочих, а нечто из разряда «а где же я теперь буду харчеваться?»

Но всё вышеописанное, как говорится, лежит на поверхности и является секретом Полишинеля для абсолютного большинства россиян, занятых в строительстве. Мало того, о возможном закручивании гаек из-за подобного безалаберного подхода «диспетчеров» и посредников специализированные российские издания писали не один год.

К чему же ведёт подобное закручивание гаек? А к тому же, к чему и всегда. К увеличению числа украинцев, принявших российское гражданство. Не верите? Позвольте мне привести некоторые аргументы.

В самом начале 2020 года, когда ковидная истерия только набирала силу, а границы не были ещё закрыты, российское гражданство только за первый квартал приняло больше ста тысяч украинцев. В предыдущие годы, когда не было никаких слухов о том, что границы между Украиной и Россией могут перекрыть, гражданами России в среднем становилось около трёхсот тысяч украинцев за год.

А в чём дело? Какой фактор сыграл тогда? Тот же, который ещё не раз сыграет. Называется он «выход из комфортного состояния». Ведь большинство украинских гастеров, работающих в России, в нём постоянно находятся. Зачем им принимать российское гражданство, если им и так хорошо? Большую часть года, семь-восемь месяцев минимум, они находятся на работе в России, а в короткие периоды пребывания на Украине они беспрестанно умиляются каждой ямке и выбоине в асфальте, поскольку соскучились по родным и по месту, где родились и выросли.

Немаловажную роль играет то, что Россия со всем её порядком и хорошими заработками ассоциируется у заробитчан прежде всего с тяжким трудом и тоской по родине и семье, а Украина ― с радостью встречи с родными, отдыхом и тратой этих самых заработанных в России денег. Поэтому-то заробитчане не сильно обращают внимание на тот хаос и разруху, которые охватили их отчий дом. Положительные эмоции превалируют над отрицательными.

По той же причине не больно-то ценят Россию, поскольку чего её ценить? Она ассоциируется с тяжким трудом и тоской по семье. Она есть и будет всегда, и они скоро неизбежно опять поедут туда на заработки.

Переоценка у некоторых украинских заробитчан происходит только тогда, когда перед ними начинает маячить вероятность того, что в Россию они могут и вовсе больше не попасть. Или по крайней мере она будет для них недоступна в течение продолжительного периода времени. Вот тогда-то они начинают не умиляться родным ямкам, кустам и бурьянчикам, а уже громко возмущаться украинскому бардаку и повсеместной неустроенности.

А если прибавить ко всему этому бардаку беспредел «патриотив и актывыстив» вкупе с беспредельными тарифами, то желание свалить из незалэжной в Россию становится всё острее, а очарование Украины всё бледнее, пока совсем не исчезнет.

Об этом явлении где-то пару-тройку лет назад высказывались в своих статьях и видеороликах сразу несколько наших экспертов. Они как раз и утверждали, что интенсификация принятия российского гражданства среди колеблющихся украинцев, которые находились в описанном мною комфортном состоянии, произойдёт только тогда, когда обстоятельства поставят перед ними жёсткий выбор: Россия или Украина.

Итак, подытожим: я утверждаю, что ограничения, наложенные Минстроем, приведут к временному снижению присутствия украинских гастарбайтеров на российских стройках, но повысят интенсивность принятия украинцами российского гражданства. Считаете, что это нонсенс? Извольте ознакомиться с двумя примерами.

Первый я сегодня уже упоминал. 2020-й. Первый год пандемии. Ограничение на въезд в Россию с территории Украины, да ещё и политика властей России, нацеленная на изгнание со строительных объектов особо щирых украинцев и белорусов. Я это описывал в своих осенних статьях в 2020 году. И мой участок не миновала чаша сия: несколько змагарских змагаров и наследников Бандеры уехали восвояси. А всего в России в 2020 году из-за различных ограничительных мер украинцев работало примерно на миллион с хвостиком меньше, нежели в 2019 году. А интенсификация вступления в российское гражданство увеличилась, и это связано отнюдь не только с раздачей паспортов в Донбассе, как это пытаются представить украинские эксперты.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Навальная улетела в Германию | «Новый этический рейх» | Полный контакт | 11 февраля 2021 года | Соловьёв LIVE

А вот вам пример посвежее и куда как понагляднее ― из моего личного опыта. Конец февраля 2021 года. Ещё не было даже намёка на то, что Минстрой России подложит «диспетчерам» и посредникам такую свинью. Но напряжение среди украинских заробитчан уже было запредельное. Ходили слухи, что обратно на объект после отдыха дома можно уже не попасть.

Здесь нужно пояснить. Обычно украинцы работают пообъектно, а не вахтовым способом. То есть приехала бригада, к примеру, монтажников, выполнила весь объём по техзаданию генподрядчика за три-четыре месяца, да и поехала домой на Украину либо на другой объект.

Но наш объект слишком большой, чтобы выполнить какие-то отдельные работы за три-четыре месяца. Строительство изначально было рассчитано на три с половиной года, работы просто непочатый край. Вот и договорился украинский «диспетчер» свозить украинских гастарбайтеров на время уральской распутицы (конец марта ― начало мая) домой, на Украину, отдохнуть и родных повидать. Всё равно из-за грязи и слякоти нельзя будет ни материал нормально принять, ни даже вообще передвигаться. Наш объект и строительный городок находятся не в городе, а, что называется, в чистом поле, в сорока двух километрах от ближайшего населённого пункта.

Заказчик охотно пошёл навстречу «диспетчеру». Чистая экономия. Ведь если гастеры будут находиться на объекте, то им какие-то суммы нужно будет закрывать каждый день, по-нашему «актировать», ибо не они виновны в том, что мать-природа не даёт им работать.

На моём участке под моим началом после осенней чистки осталось семь украинцев и два белоруса. А всего на всём объекте, на разных его участках, украинцев работает около ста десяти человек. Белорусов ― около тридцати.

И вот среди украинцев на протяжении месяца гудел монотонный гул, слухи о том, что из-за ковидных ограничений вследствие надвигающейся третьей волны и эскалации конфликта в Донбассе попасть на территорию России после вожделенного отдыха будет уже невозможно. Украинцы с нескрываемой завистью смотрели на белорусов, которым на всё это было положить. У них конфликта на востоке страны нет, да и границу с Белоруссией из-за пандемии Россия закрывать не будет, ведь в Синеокой уже начался промышленный выпуск российского «Спутника V».

И вот пришёл день икс, когда «хохловозы» должны были увезти украинцев на отдых на родину. Три автобуса заехали на территорию строительного городка, началась раздача денег и погрузка, а потом поднялся гомон и крик. Оказалось, что двое из семерых моих украинских подопечных отказываются ехать на Украину и вышли к автобусам только для того, чтобы получить деньги. В рублях, а не в гривнах, как обычно.

А всего из более ста десяти человек ехать на отдых на ридну нэньку отказались девятнадцать человек. И все получили оплату в рублях, поскольку украинский «диспетчер» всё знал от них самих заранее и привёз им оплату в российской валюте. Его волновало только одно: что оставшиеся действительно будут только отдыхать на территории России, а не «левачить» напрямую у заказчика. Его уверили, что ни одна гривна мимо его кассы не пройдёт, а другие вопросы его вообще, судя по всему, не волнуют.

Но часть отъезжающей украинской публики была возмущена. Подчёркиваю, часть. Основная масса отнеслась к этим девятнадцати равнодушно. А вот агрессивное меньшинство поносило остающихся самыми последними словами. Из литературных я зафиксировал: «зрадныкы», «путиноиды», «мрази», «вата», «твари», «русня».

Что было дальше? Дней через пять после этого со мной созвонились двое моих украинских подопечных. Оказалось, что не очень далеко от объекта, по дороге от Нефтекамска к Уфе, они открыли для себя маленький городок с очень ухоженным и живописным частным сектором. Сняли сдающийся дом на двух хозяев. Они могут себе это позволить. Такие дома на две семьи строили при Советском Союзе в частных секторах маленьких городов и вручали работникам промышленных производств и сельского хозяйства вместо квартир.

Они рассказали мне, почему решили остаться. Зная о том, что возврат в Россию может быть затруднён, их жёны посоветовали им остаться, закрепиться и «попробовать пожить». К одному из них на днях из Украины выезжает жена с двумя детьми. Так вот почему они сняли двухквартирный частный дом.

После того как они вернутся на работу, будем решать вопрос их трудоустройства напрямую. Их и ещё семнадцати человек, ведь «диспетчер» и посредник теперь однозначно в пролёте. Но мне кажется, что по ним никто скучать не будет.

Да, это не переход в российское гражданство львиной доли украинских гастарбайтеров. Переход львиной доли невозможен по определению. Но если вы читали статью Ростислава Ищенко «Россия белого человека» от 27.03.2021 на портале «Украина.ру», то можете ознакомиться с его мнением, что в ближайшие годы ещё от трёх до пяти миллионов украинцев станут гражданами России. Я скорее верю в три, чем в пять, но даже пять миллионов представляют собой абсолютное меньшинство по отношению к оставшемуся на Украине населению.

Все, кто хотел переехать и стать россиянином изначально, уже давно это сделали. Остались на Украине лишь колеблющиеся по тем или иным причинам люди и антироссийски настроенное абсолютное большинство.

Вожделенное состояние комфорта, при котором можно было метаться от России к Украине и обратно, уничтожено и уже никогда не будет восстановлено. Этому способствуют как российские ограничительные меры, так и украинский беспредел, ещё не достигший своего апогея, при котором жизнь русскоязычных и заробитчан, что работают или когда-то работали в России, сделают невыносимой.

Я ведь не зря упомянул исламский экстремизм. Методы работы, убеждений и поборов украинских нацистов и исламских экстремистов не то что похожи, а идентичны. Дескать, если запятнал себя тем, что работал на россиян, то искупи грех, пожертвуй денег украинским «патриотам», которые пустят их на борьбу с агрессором. И повторюсь, попробуй не дай.

И этот беспредельный украинский нажим будет продолжаться, несмотря на робкие надежды некоторых колеблющихся, что состояние комфорта ещё можно будет вернуть. Напрасные и тщетные мечты. Этого не вернуть уже никогда. Колеблющимся жизненно необходимо сделать выбор. Сегодня. Сейчас.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь