Финансовые пузыри или кризис госдолга: Евросоюз на пороге трудного решения

0
46

Монетарная политика ЕЦБ может обострить экономические проблемы в ЕС

Финансовые пузыри или кризис госдолга: Евросоюз на пороге трудного решения

Неделя заседаний советов директоров мировых центробанков тяжелее всех может пройти для Европы: по всей видимости, местному регулятору предстоит объявить о завершении экстренной программы выкупа активов (PEPP). Но только этого решения вряд ли будет достаточно для победы над разогнавшейся инфляцией, а позволить себе поднять ставку ЕЦБ вряд ли сможет, ведь сразу встанет вопрос о платежеспособности крупнейших стран-должников еврозоны.

Печатный станок перегрелся

В четверг, как пишет Reuters, ЕЦБ с высокой долей вероятности подтвердит, что в марте будет завершена пандемическая программа выкупа активов общей стоимостью €1,85 трлн, в которые регулятору, по сути, обошлось спасение экономики Евросоюза от полной катастрофы. Платой за включение печатного станка на два года стала сильно выбивающаяся из таргета в 2% инфляция, которая уже сейчас достигла 4,9% по еврозоне и 6% в ведущей экономике объединения — Германии.

Как пишет агентство, решения о полном окончании программы от ЕЦБ ждать не стоит: ситуация с заболеваемостью коронавирусом во многих странах ЕС оставляет желать лучшего, распространение штамма «Омикрон» только добавляет неопределенности, и на этом фоне регулятор опасается, что резкое завершение программы выкупа активов ударит по рынку.

Аналитик «Фридом Финанс» Елена Беляева уточняет, что, даже после того как ЕЦБ завершит программу PEPP, в силе останется другая программа — APP. Она действует уже шесть лет, и ежемесячный объем покупки облигаций по ней может вырасти в два раза с апреля — с нынешних €20 млрд.

Финансовые пузыри или кризис госдолга: Евросоюз на пороге трудного решения

— Европейский регулятор временно увеличит объемы АРР и, скорее всего, оставит за собой право пересмотра решений на случай, если последствия распространения штамма «Омикрон» приведут к серьезному давлению на экономику, — говорит Беляева. — Сейчас еще нет достаточных данных, чтобы оценить опасность этой новой разновидности вируса, степени его заразности и взаимодействия с вакцинами. ЕЦБ, скорее всего, будет искать компромиссный вариант, пытаясь смягчить удар от резкого прекращения программы скупки активов.

Насколько это решение в действительности поможет побороть неприятно высокую инфляцию — вопрос спорный. Тем более что влияние нового штамма на цепочки поставок и экономическую активность еще предстоит оценить, ровно как и то, приводит ли высокая инфляция в ЕС к росту зарплат, из-за чего растет долгосрочное ценовое давление, пишет Reuters.

Заложники нулевой ставки

Еще одна проблема, с которой сейчас сталкивается ЕЦБ, состоит в том, что регулятор не может позволить себе начать повышать ставку в экономике так, как это, скорее всего, в ближайшее время начнут делать в США. И хотя раньше американская Федеральная резервная система (ФРС) не планировала повышать ставку до начала следующего года, по мнению Майкла Хартнетта из Bank of America, на такой шаг регулятор может пойти уже в среду либо поднять ее в марте 2022-го, но не на 0,25 п.п., как этого ожидает рынок, а сразу на 0,5 п.п.

Ведущий эксперт по международным рынкам «БКС Мир инвестиций» Оксана Холоденко отметила, что вероятность умеренного монетарного ужесточения в перспективе года в целом можно считать достаточно высокой и помешать этому могут только неопределенность в экономике и мутация коронавируса. Другой специалист, наоборот, сомневается в том, что у ЕЦБ достаточно пространства для маневра, чтобы следовать за решениями своих заокеанских коллег.

Финансовые пузыри или кризис госдолга: Евросоюз на пороге трудного решения

— Ставка в ЕС находится на нулевом уровне гораздо дольше, чем в США, и, в отличие от США, ее снижение до этого уровня было обусловлено не пандемией, а состоянием европейской экономики. Поэтому возможности европейского регулятора в вопросе повышения ставки могут быть ограничены, — говорит аналитик КСП Капитал Михаил Беспалов.

Елена Беляева говорит о ненулевой вероятности того, что уже в декабре ЕЦБ повысит ставку на 10 б.п., хотя действовать в этом направлении европейскому регулятору и сложнее, чем ФРС. Но в нынешней ситуации ключевую роль играет то, что инвесторы явно беспокоятся из-за возможностей быстрого восстановления экономики еврозоны.

— Например, индекс ожиданий института ZEW упал до 29,9 в декабре с 31,7 в предыдущем месяце. Индекс текущих условий упал до шестимесячного минимума –7,4 — хуже, чем ожидания экономистов, — констатирует Беляева.

Старые болячки возвращаются

Одним из отражений высокой неопределенности по поводу будущего европейской экономики можно считать курс единой валюты объединения к швейцарскому франку, который инвесторы привыкли считать «защитной» валютой: за последний месяц евро ослаб к франку почти на 1%, с начала года — на 3,5%, а с самого высокого значения в этом году, достигнутого в середине марта, — на 6,3%.

И это при том, говорит Елена Беляева, что швейцарский ЦБ (SNB) декларирует «борьбу с сильной переоценкой франка». То есть, по сути, такое движение курса в валютной паре говорит о том, что крупные инвесторы перемещают капитал в более безопасную юрисдикцию, не боясь того, что доходности там находятся в еще более глубокой отрицательной зоне, чем в евро. Инфляция в Швейцарии сейчас, кстати, только 1,5%.

Финансовые пузыри или кризис госдолга: Евросоюз на пороге трудного решения

Вполне возможно, что такое поведение капитала на европейском рынке вызвано именно опасениями того, что ЕЦБ рано или поздно будет вынужден поднять ставку в экономике. А это, в свою очередь, вернет финансовые власти объединения к необходимости искать новые пути решения подзабытой проблемы качества долговых обязательств некоторых стран.

«Учитывая размер государственного долга (сильно превышает размер ВВП) Италии, Греции, Франции, Испании, практически любое поднятие ставки сразу же актуализирует вопрос неплатежеспособности этих стран», — пишет автор Telegram-канала «Финансовые думки», обративший внимание и на проблему динамики курса евро к франку.

— Если решение (о завершении программы скупки активов) будет отложено, то это может грозить возникновением пузырей на финансовых рынках и ударить по банковской системе. Долговая же проблема еврозоны в случае ужесточения монетарных стимулов может усилиться из-за необходимости их частичной замены фискальным стимулированием, то есть наращиванием государственных расходов, — соглашается Елена Беляева из «Фридом Финанс».