Двойные стандарты Холокоста. Юрий Селиванов

0
103

Эта история случилась довольно давно. Однако её актуальность отнюдь не утрачена, а уникальность заключается в том, что я был её единственным очевидцем. Не считая моего собеседника, который уже никогда о ней не расскажет.

Двойные стандарты Холокоста. Юрий Селиванов

Звали его Клод Ланцман. Он был по происхождению кишиневский еврей, семья которого бежала от погромов во Францию еще до революции. И к моменту нашей встречи он был уже всемирно известным кинорежиссером, автором нашумевшего документального фильма о Холокосте.
«Из документальных работ Ланцмана наиболее известен фильм «Шоа» (שואה — «Катастрофа») – девятичасовая лента о нацистских лагерях смерти, над которой он начал работать в 1974 году и которую выпустил в 1985 году (оператор – Вильям Любчанский). Фильм, не использующий письменных и фотографических документов, а опирающийся исключительно на непосредственные свидетельства живых лиц, включая нацистов и тех, кто их поддерживал, стал мировым общественным событием и уникальным кинофактом.

Он вызвал широкий отклик во многих странах и породил гигантскую литературу о Холокосте, проблеме свидетельства и фигуре свидетеля (сложную, болезненную тему «выживших» глубоко разрабатывал Примо Леви). «Шоа» был удостоен премий кинофестивалей в Берлине и Роттердаме, премии «Сезар» на Фестивале европейского кино (Франция), премий Британской киноакадемии, Международной ассоциации кинодокументалистов, Общества кинокритиков Нью-Йорка, Бостона, Канзас-сити, Лос-Анджелеса, Национального общества кинокритиков США.

Фильм получил продолжение в следующих лентах Ланцмана – фильмах «Живой и уходящий» (1997, о лагерях Аушвиц и Терезиенштадт) и «Собибор, 14 октября 1943 года, 16 часов» (2001, о восстании в нацистском концлагере Собибор; фильм был представлен во внеконкурсном показе на Каннском кинофестивале того же года)».
Так вот, г-н Ланцман, примерно в середине 90-х годов, побывал в Одессе, где автор этих строк в то время работал корреспондентом Общественного российского телевидения (ОРТ). По заданию редакции, мы побывали на его встрече с одесситами, которым он рассказал о том, как создавал свой знаменитый фильм.

Естественно, мы не могли не воспользоваться такой уникальной возможностью, чтобы эксклюзивно побеседовать с мировой знаменитостью. Тем более, что меня давно интересовал тот вопрос, на который я хотел получить от него ответ. Нашу беседу воспроизвожу по памяти, поскольку видеозаписи тех давних лет давно стерты.

Мой вопрос был сформулирован примерно так:

– Уважаемый господин Ланцман! Вы только что очень убедительно и во всех подробностях представили одесситам тему Холокоста, то есть массового и планомерного уничтожения еврейского населения Европы германскими нацистами. Это, разумеется, огромная трагедия и Вы делаете большое и важное дело, рассказывая об этом всему миру.

Однако мне хорошо известно, что в период Второй мировой войны не меньшие, а куда большие потери понес и советский народ. Миллионы людей, в основном, славянского, русского происхождения стали жертвами фашистских палачей. На мой взгляд, это массовое убийство русских людей вполне можно считать славянским Холокостом. Как Вы думаете?

Больше всего мне в этот момент запомнилось лицо Клода Ланцмана. Его буквально перекосило. Это было нечто вроде гримасы мелкого лавочника из маленького городка, которому только что сообщили, что через дорогу открылась другая лавка с точно таким же товаром. И он понял, что утратил свое положение монополиста.

Его ответ во всех деталях уже не вспомню. Но главное врезалось в память навсегда. Ланцман, находясь в крайне раздраженном настроении, ответил мне в том духе, что «Вы молодой человек говорите полную чепуху и сравниваете несравнимые вещи!» Потому что немцы, по его мнению, не проводили целенаправленную политику массового уничтожения славян. Потому что они вообще считали славянские народы одной из ветвей арийской расы, испытывали к ним родственные чувства и даже стремились ассимилировать славянских детей.

Такие попытки ассимиляции наших детей немцами действительно в период войны имели место. Однако мне и в голову не приходило считать эти единичные евгенические эксперименты нацистов поводом для отрицания геноцида славянского населения СССР и Восточной Европы. Однако г-ну Ланцману этого было, видимо, вполне достаточно.

После этого обмена мнениями наш разговор моментально стал ему не интересен, и он откланялся. А точнее быстренько убежал «по своим делам», всем видом давая понять, что сильно разочарован этим общением и считает его напрасно потерянным временем.

Я же остался в полном недоумении, переходящем в состояние шока. Ибо до сих пор мне казалось, а точнее, как человек получивший воспитание в интернациональном Советском Союзе, я был глубоко убежден и до сих на этом стою, что все жертвы нацистской агрессии и преступлений против человечности одинаковы, независимо от их национальности.

Именно с этой мыслью, помню об этом отчетливо, я и задал свой вопрос мировой знаменитости. Представьте мое потрясение, когда вместо слов сочувствия и сопереживания русскому народу, понесшему колоссальные жертвы ровно по той же причине, что и еврейский, я услышал форменный выговор от ведущего в мире специалиста по еврейскому Холокосту.

С тех пор прошло много лет. Но я до сих пор думаю, чем была вызвана та явно неадекватная, на мой взгляд, реакция заезжей знаменитости? Чем-то сиюминутным и малозначительным? Или же все обстоит куда хуже? И мы столкнулись с проявлением глубинного и полного невосприятия чужой беды, независимо от её масштаба, ибо в психике такого эгоцентричного типа для неё места не предусмотрено.

Думаю всё же, что это было второе. Не знаю, каким евреем был Клод Ланцман, но то, что он до мозга костей был человеком западного менталитета, со всеми присущими ему стандартными комплексами и фобиями, сомневаться не приходится. А для этого специфического менталитета проблемы восточных славян или не существуют вовсе, или, во всяком случае, не идут ни в какое сравнение с их собственными. Да, да – те самые «двойные стандарты», с проявлениями которых со стороны Запада мы сегодня сталкиваемся практически ежедневно.

Те самые двойные стандарты, которые в свое время исповедовал Адольф Гитлер и его нацистские головорезы, которые были уверены во второсортности славянских народов, называли их «недочеловеками» и планировали выморить голодом только за первые три года не менее 30 миллионов человек.

Не хочу обижать заслуженного человека, тем более бывшего партизана «маки» и обличителя нацистских зверств, но из песни слова не выкинешь. И то, что я тогда услышал от Клода Ланцмана, больше всего напомнило мне отношение к славянским народам вышеназванного нацистского главаря. Почему так получается, мой давний собеседник уже не скажет, потому что ушел в мир иной в 2018 году.

Да этого и не требуется. Потому что ровно то же самое сегодня говорят и думают о нас с вами миллионы воспитанных на собственной исключительности западных «общечеловеков». К воспитанию коих, увы, приложил руку и помянутый выше проповедник двойных стандартов на почве Холокоста.

Художник: Давид Олер

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь