Доктрина Байдена против Стратегии национальной безопасности России

0
26

Доктрина Байдена против Стратегии национальной безопасности России

Как ответить на беспрецедентные за 30 лет постсоветской истории вызовы со стороны США

2 июля президент России В. Путин подписал Указ об утверждении новой Стратегии национальной безопасности (предыдущая действовала с 2015 года). Чтобы понять значение данного документа, следует посмотреть, в каком международном контексте он принят и на что призван реагировать.

В первую очередь это более идеологизированный и по-прежнему конфронтационный, несмотря на отдельные проблески, подход к России новой администрации США. Отвечать надо на то, что в Америке все чаще называют «доктриной Байдена», направленной на глобальное американское доминирование и чреватой ещё большими авантюрами, чем всё, на что был способен Трамп.

Общие контуры этого курса Байден определил в своей предвыборной речи «Спасение внешней политики США после Трампа». Тогда главным вызовом, угрожающим Америке, Байден назвал «быстрое продвижение авторитаризма в мире», который, «к сожалению», справляется со многими проблемами лучше, чем разобщенные и озабоченные собственными трудностями «демократии».

«Международная система, которую так тщательно построили Соединенные Штаты, трещит по швам».
Байденовский «авторитаризм» – это старая-новая идеологема, с помощью которой определяются противники Вашингтона по его выбору. По-прежнему на повестке дня выдвинутая Байденом идея созыва «всемирного саммита демократий», который, судя по всему, должен сформировать мировое правительство. На всемирный саммит намечено пригласить «организации гражданского общества со всего мира, которые стоят на переднем крае борьбы за демократию». То есть укрепить силы «гибридной войны» по прямому вмешательству в дела тех стран, которых не удостоят чести приглашения на данный саммит. Конечная цель сформулирована цинично и просто: «Вновь поставить Соединенные Штаты во главе стола»! (Пищевой цепочки! – Д.М.)

Объявленный мегаломанским лозунг Трампа «Сделаем Америку снова великой!» на этом фоне выглядит бледно.

В марте 2021 года рассуждения президента Байдена обрели директивную форму в виде подписанной им «Промежуточной стратегии национальной безопасности». В ней с экстатическим пылом, сравнимым с религиозным, положение мира, «находящегося на перепутье», уподобляется состоянию последней битвы сил добра и зла!

Якобы дебаты о том, куда двигаться миру, достигли пика. «Мир разделился на тех, которые считают, что лучший путь движения вперед для преодоления всех вызовов – это автократия, и тех, кто понимает, что для этого необходима только демократия».

В этом разделении «фундаментальным преимуществом» Соединенных Штатов является «их демократия». США должны доказать, что американская модель «не является реликтом истории, а единственным и лучшим путем для реализации перспектив будущего всего мира». А США – это «моральный лидер».

Хотя указывать на себя как единственного носителя истины в последней инстанции – это и есть патологический авторитаризм, имея дело с американцами, взывать к этому бесполезно.

Удивительно вот что. Декларируя своё «право» на авторитарный диктат над миром и на вмешательство во внутренние дела других стран, Вашингтон без тени смущения обвиняет в «подрывных намерениях» всех, кто попросту требует «демократического» к себе отношения.

В мартовской «Промежуточной стратегии» в главные враги Америки безоговорочно записаны Китай и Россия. Против них и сколачивается «всемирный демократический альянс». При этом «подрывными», если оставить пустые ярлыки, провозглашаются достигнутые Пекином и Москвой успехи в освоении тех или иных технологий, включая военные. Важно, дескать, не то, что они совершили, а то, что могут совершить, исходя из их «авторитаризма» и их потенциала. «Мы, – говорится в документе, – должны предотвращать угрозы до того, как они достигнут наших берегов».

По этой логики любой, кто попытается хоть в чем-то сравняться с Америкой, будет провозглашен угрозой для нее, не исключая её союзников по будущему глобальному альянсу.

Доктрина Байдена против Стратегии национальной безопасности России

Байден. «Всемогущий и непогрешимый»
Специализирующееся на работе Конгресса США вашингтонское издание The Hill на основе анализа сделанных заявлений и принятых документов полагает, что постепенное формирование «доктрины Байдена» в Белом доме идет по образцу «доктрины Монро». Приветствуется выраженная Байденом увязка внутренней и внешней политики, поддерживается курс на продолжение борьбы с «потенциальными противниками, главным образом Китаем и Россией». Однако против центральной темы Байдена об «эпической борьбе» между «автократиями» и «демократиями» на страницах The Hill выступил даже представитель Атлантического совета, ветеран вьетнамской войны Харлан Улман.

По его словам, служба во Вьетнаме в середине 1960-х годов убедила его «в глупости этой идеалистической идеи переноса американской демократии в места, где она не будет работать и не нужна». Особенно сейчас, когда «образ Америки далек от сияющего града на холме, задуманного нашими основателями. Друзья и враги понимают это, возможно, даже лучше, чем мы».

В результате реализации «доктрины Байдена» Вьетнам и Ирак могут повториться, но уже в ином и, возможно, «очень неприятном контексте».

Формирующейся «доктриной Байдена» названы высказывания президента и в респектабельном Foreign Affairs в статье исследователя Школы международных исследований им. Джона Хопкинса Хэла Брэндса «Демократия, авторитаризм и определяющее столкновение нашего времени».

Сам курс на идеологическую и геополитическую борьбу с Россией и Китаем автор поддерживает, но он сомневается в его осуществимости. Слабость позиций Америки Брэндс видит не только в повсеместных «кознях» Пекина и Москвы, но и в том, что «во всем либеральном мире антидемократические настроения и недовольство представительными институтами достигли высот, невиданных со времен Второй мировой войны».

Брэндс признает, что «даже с основными демократическими союзниками сомкнуть ряды может оказаться сложнее, чем ожидает администрация». Сосредоточенность на идеологической и технологической борьбе может отвлечь администрацию от насущных военных опасностей. «Двухпартийная комиссия по оборонной стратегии США предупредила еще в 2018 году, что Соединенные Штаты просто не обладают военной мощью, необходимой для выполнения своих обязательств на евразийской периферии».

Другой автор Foreign Affairs Дж. Шапиро указывает на фундаментальное противоречие «доктрины Байдена», в которой сталкиваются три «конкурирующих императива»: продвижение демократии, глобальное лидерство (что само по себе противоречит демократической идее. – Д.М.) и «внешняя политика в интересах среднего класса Америки» (которым обе первые задачи мало отвечают. – Д.М.).

Перед Стратегией национальной безопасности России 2021 года стоит принципиальная задача: как ответить на беспрецедентные за 30 лет постсоветской истории вызовы со стороны США, не впадая в алармизм.

Судя по утвержденному президентом РФ тексту, задача на доктринальном уровне выполнена. В документе твердо, спокойно, без излишнего пафоса, представлен курс на дальнейшее укрепление государственного суверенитета России и с полным основанием сделан упор на решение её внутренних проблем. Будет крепка и монолитна страна – не понадобится хитроумных ухищрений в духе «доктрины Байдена» для обоснования Америкой своего места под солнцем в этом мире.

(Окончание следует)

Почему Стратегия национальной безопасности России вызывает противоречивые отклики

Москва отдаёт приоритет отношениям с незападными крупными державами, такими как Китай и Индия

Главный посыл утвержденной Указом президента В. Путина 2 июля новой российской Стратегии национальной безопасности состоит в установке на дальнейшее «укрепление суверенной государственности России как страны, способной проводить самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику».

Непредвзятый читатель этого документа не найдет в нем ни претензий на замену шатающегося американского господства в мире собственным, ни агрессивных планов, ни априорной предвзятости по отношению к другим странам. Нельзя же считать таковым стремление защитить себя, своих союзников и друзей от стремящихся беспрекословно повелевать, как это выражено в заявлениях американских политиков и доктринальных документах Белого дома (например, в Промежуточной стратегии национальной безопасности США).

Доктрина Байдена против Стратегии национальной безопасности России

Джо Байден в роли «управителя миром»
Вопреки очевидности и в угоду собственным интересам российскую «Стратегию» пытаются представить в Америке тем, чем она по определению не является. Ей приписывают все то, что содержится в американской «Промежуточной стратегии».

Основные обвинения по адресу российской «Стратегии» сводятся к тому, что она якобы замешана на «фанатичной антизападности», автократизме и выдвигает претензии на особое, едва ли не лидирующее положение России в мире. Американским рупорам здесь вторят некоторые российские издания. В «Стратегии» такой процесс «приема – передачи» указаний извне и признанными иностранными агентами, и пока этот статус не получившими, описан.

«Голос Америки»**, не заморачиваясь доказательствами, объявил российский документ «антизападным».

Доктрина Байдена против Стратегии национальной безопасности России

Иллюстрация на сайте «Голоса Америки» к тезису об «антизападной направленности» Стратегии национальной безопасности России
Крайнее раздражение экспертов «Голоса Америки» вызвал раздел «Защита традиционных российских духовно-нравственных ценностей, культуры и исторической памяти».

Американцам не понравилось указание на то, что со стороны США и их союзников «традиционные российские духовно-нравственные и культурно-исторические ценности подвергаются нападкам». Что вместе с ТНК, с иностранными некоммерческими организациями они «оказывают информационно-психологическое воздействие на индивидуальное, групповое и общественное сознание путем распространения социальных и моральных установок, противоречащих традициям, убеждениям и верованиям народов Российской Федерации». Создают угрозу утраты ею «своего культурного суверенитета».

С сарказмом пишет «Голос Америки», что россиянам в «Стратегии» «предписывается почитать» «жизнь, достоинство, права и свободы человека, патриотизм, гражданственность, служение Отечеству и ответственность за его судьбу, высокие нравственные идеалы, крепкая семья, созидательный труд, приоритет духовного над материальным, гуманизм, милосердие, справедливость, коллективизм, взаимопомощь и взаимоуважение, историческая память и преемственность поколений, единство народов России».

К опасностям, которые несёт «Стратегия», относит «Голос Америки» и её утверждение о том, что в современном мире «абсолютизируется свобода личности» и «формируются сообщества, отрицающие естественное продолжение жизни».

Что в этом агрессивного, если не считать таковым твёрдое желание жить по-своему, а не по указке извне?

Разве пытается Россия навязать свои ценности той же Америке? Хотите вырождаться? Милости просим! Без нас!

Похожих комментариев хватает и в России. Возьмём «федеральное информационно-аналитическое агентство «Росбалт»», позиционирующее себя как один из крупнейших информационных ресурсов РФ с месячным числом посещений 8 млн человек и 26 млн прочтений.

В одной из статей «Росбалта» утверждается, что «Стратегия» – это «самовзвинчивание и наращивание рисков». Дескать, «антизападная идеология, которая превратилась для Кремля в светскую религию, полностью оторвалась от действительности и стала непригодной для решения любых задач, даже сугубо охранительных».

Есть у «Росбалта» и откровенное передёргивание, превосходящее американские оригиналы. Так, утверждается, что «в «Стратегии» только Россия и Запад. «Всех остальных жителей Земли, а это 85% ее населения, словно не существует». А тезису документа о том, что «все более актуальной становится проблема морального лидерства…», приписывается значение претензий на «духовное превосходство нашего режима над политкорректными американо-европейцами».

Мягко говоря, всё это странно.

Государства, представляющие 85% населения планеты, включая Китай, Индию и другие, в тексте «Стратегии», безусловно, присутствуют. Однако не в качестве угрозы, а в числе надежных партнеров, с которыми Россия намерена и впредь выстраивать прочные отношения. Отрадно, что как источник опасности упомянута лишь та часть мира, которую представляют всего 15% населения планеты, пусть эта часть и тщится утвердить своё главенство.

С этим связана и очерченная в «Стратегии» проблема «морального лидерства». В документе нигде не говорится, что таковое должно принадлежать России. Как раз амбиции Запада по обладанию «моральным лидерством» без малейших на то оснований приводятся как пример ложного обоснования права меньшинства навязывать свою волю большинству населения мира.

Утверждение же об «антизападничестве» как «о светской религии» в России просто списано с американского и имеет мало общего с действительностью. Это в США русофобия превратилась в светскую религию.

Если иметь в виду, что среди учредителей «Росбалта» числится зарегистрированная на Британских Виргинских островах Рэйсон Интернэшнл Корпороэйшн, а сам «Росбалт» связан с московским представительством Фонда Карнеги, позиция этого издания не удивляет. Недовольство понятное. Вошедшие в «Стратегию» положения об иноагентах еще не затронули «Росбалт», но в перспективе могут. Это типичный пример глубины и масштабов проникновения западных паладинов информационной войны в российское информационное пространство.

Неудивительно, что значительное внимание «Стратегия» вызвала в Китае. В той части мира, которая является важнейшим элементом 85% населения планеты, российский документ встречен вполне одобрительно.

Издание «Хуаньцю шибао» справедливо констатирует, что «Стратегия» отражает не только новые подходы России к обеспечению своей национальной безопасности в условиях возрастающего давления Запада, но и устоявшиеся традиции политики безопасности и дипломатической стратегии.

Китайское издание подчёркивает, что в отличие от предыдущих редакций новая «Стратегия» делает упор на внутренние элементы обеспечения национальной безопасности. «Она не только расширяет сферу национальных интересов России, но и устанавливает защиту русского народа, раскрытие потенциала талантов и повышение качества жизни и благополучия граждан как высшие государственные интересы». Выделяется приоритетное направление государственных интересов «развитие – это безопасность».

Китайцы не сомневаются, что сотрудничество с КНР «рассматривается как приоритетное направление российской дипломатии».

В ведущем китайском издании на английском языке Global Times делается важный вывод: «Российское руководство со стратегической мудростью обнаружило, что влияние и сила Запада снижаются, поэтому оно отдает приоритет отношениям с незападными крупными державами, такими как Китай и Индия».

Профессор Китайского университета иностранных дел (China Foreign Affairs University) Ли Хайдун (Li Haidong) заявил Global Times: «Западные СМИ и наблюдатели, которые ожидают, что одна встреча между президентами США и России может перезапустить двусторонние отношения и даже расколоть китайско-российское партнерство, слишком наивны. Они совершенно не понимают, что произошло с российско-американскими отношениями в последние 30 лет. Это была серия трагедий».

Москва и Пекин разделяют общие интересы во многих областях и являются объектами схожего политического давления со стороны Запада. И «вполне ожидаемо, что Россия будет отдавать приоритет своим отношениям с Китаем».

Нигде ни российские, ни китайские эксперты не говорят о необходимости сколачивания «глобального альянса», который должен возобладать над западным миром! Подобные воззрения остались в прошлом. Девиз Москвы и Пекина – сотрудничать со всеми и «не давать себя в обиду». В этом важное отличие Стратегии национальной безопасности России от так называемой доктрины Байдена.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь