Что может быть дороже франко-англосаксонской дружбы?

0
42

Что может быть дороже франко-англосаксонской дружбы?

Франция смирилась. И пошли на попятный

Что может быть дороже франко-англосаксонской дружбы? Я-то думал, что Макрон хотя бы неделю продержится, но ничего подобного. Конечно, коллаборационизм — это французское слово, но чтобы настолько. Очень хороший пример для США, Великобритании и Австралии — единожды с Парижем такое прошло, получается, что можно практиковать и дальше.

Помню комментарии французских пользователей после того, как контракт на строительство атомных подлодок был сорван. Да мы к Путину пойдём. Да мы Крым признаем. Да мы повернёмся к России передом, к Америке задом. Но теперь гнев сменён на милость. А как же конкуренция, выборы? Так французская элита уже всё объяснила — мол, так получилось, ничего страшного, в дружбе всякое бывает. И никакие другие силы справа или слева (Ле Пен, Меланшон) не смогут поколебать позиций Макрона. Французский народ в своей массе поймёт такую стратегию. Ведь не впервой же.

А окажись на месте Макрона хотя бы кто-то, отдалённо похожий на Шарля де Голля, Франция бы осталась в истории двадцать первого века как страна, поколебавшая единство НАТО. Но Де Голлей нынче не водится на французской земле. Нет воли. Есть желание услужить сильнейшим мира сего. И это желание застит ум и чувство самосохранения. И неважно — это французский друг США или афганский друг США. Разница только в национальных костюмах.

Но мало было снова «подружиться» с американцами. Надо было ещё ритуально накатать жалобу на Россию в ООН с тем, чтобы Москва не смела отправлять свой частно-военный контингент в Мали, которая считается исконной вотчиной французского колониального влияния. Хотя Россия ни о чём таком пока не думала. Местные власти — военные путчисты — уже устали от французов и от неопределённости. Франция, хотя и хорохорится, но проигрывает битву за Африку тому же Китаю. Многолетние ужасы, чинимые французами на африканском континенте, не забылись. Африке нужны стабильность и покой. Но западный мир пока ещё недостаточно цивилизован, чтобы этот покой африканским народам предоставить. Написать жалобу на Россию по поводу Мали — это высший пилотаж международной дипломатии. Зачем это было сделано? Чтобы американцы не подумали случайно, что Париж ищет сближения с Москвой. Это уже что-то из «Горя от ума» — мотивы схожие.

Другой французский политэксперт, выступая в эфире российского телевидения (Патрис Бонифас) отметил, что Франция, дескать, готова пойти на сближение с Россией, но «мы ждём сигнала от Путина». Чтобы Россия удостоилась внимания французского истеблишмента, нужно решить проблему с Навальным, Донбассом и честными выборами. И тогда мы, французы, посмотрим. Это уже даже не вызывает эмоций. Лишь сожаление о том, что выдающееся прошлое Франции (эпохи Шарля де Голля) сменилось таким невыдающимся настоящим.

Если Франция и дальше продолжит так себя вести, то она потеряет многое. Она потеряет политический суверенитет. После случая с атомными подлодками она его уже потеряла. Но Эммануэль Макрон так и не смог его восстановить. Хотя у него было для этого целых три дня. Вместо этого он предпочёл коллаборационизм в соответствии с историческими традициями Виши. И это его ничем не отличает от руководителей республик Прибалтики. Отличие снова только в одном — в языке, географии и национальном костюме.

Получается, что Прибалтика снова стала законодательницей политической моды. Судя по всему, старая Европа при выстраивании отношений с США переняла прибалтийскую модель поведения. Она выражается в том, что англосаксам позволено всё, а европейцам не позволено ничего. Между тем, такой взгляд на жизнь стремительно устаревает. И его выражение — это попытка «верных младших друзей» США продлить своё безбедное существование.

Но всё не так просто. Верноподданническое отношение к Америке вредит теперь не только европейцам, но и самой Америке, которая необратимо превращается в Древний Рим эпохи упадка и Советский Союз второй половины 1980-х годов. И тот, и другой с разницей в две тысячи лет столкнулись с необходимостью регулярно подпитывать свои национальные окраины, которые вдруг почувствовали, что их недостаточно обихаживают и любят. Это как птенцы, распахнувшие клювики и глядящие на свою кормилицу пылающим взглядом. Попробуй не дать — заклюют.

Если проследить за риторикой балтийских сановников, то легко можно расслышать требовательные нотки. Мы, дескать, всецело ратуем за то, чтобы Америка вспомнила, что она является гегемоном и занялась наконец-то делом. На США, мол, возлагается особая миссия по поддержанию мира и безопасности на европейском континенте. Мы все рассчитываем на понимание со стороны Вашингтона и ждём упрочения системы глобального сдерживания России и Китая. Эта нехитрая методичка для Джо Байдена была озвучена пару недель назад не кем-нибудь, а самим министром обороны Латвии Артисом Пабриксом. И это далеко не единственный сигнал.

Теперь американскому руководству придётся изящно маневрировать, потому что Европа из лёгкой добычи превращается в бесполезную обузу. Дональд Трамп говорил Европе прямо, что она является банным листом на одном месте, за что его не полюбили ни во Франции, ни в республиках Прибалтики, а Джо Байден должен быть более деликатным.

Любому, даже слепоглухонемому, понятно, что воевать против России с помощью Европы нельзя ни при каких обстоятельствах. Даже информационно-медийная война откровенно пробуксовывает. Кампания фейков в рамках выборов в Госдуму 19 сентября потерпела сокрушительное фиаско по всем фронтам. Хвалёный рижский Стратком у Вантового моста тоже не помог. Трансатлантическим чиновникам только и остаётся повторять за героем рассказа Тэффи: «А ке фер-то? Фер-то ке?». Точно так же провалится и авантюра по милитаризации тихоокеанского региона с целью обуздания Китая. Ничего не выйдет. Кроме масштабного освоения материального ресурса англосаксонского ВПК.

А проблема остаётся — как быть с одним коллективным европабриксом, который без сантиментов будет требовать себя содержать, да так, чтобы рацион как минимум не обеднел. И это очень большая проблема для США, чей внешний долг с годами отнюдь не сокращается. А груз экономических проблем всё накапливается. Так что, право дело, уж лучше бы французы и вправду вышли из НАТО. Как говорится, Макрон с возу… Другое дело, что Европа не подарит Америке такой нечаянной радости. Суждено им быть вместе ещё долго. И тут уж не знаешь, какой из хвостов продолжит вилять собакой.

, Латвия

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь