Ближний Восток: кто же «поджигает» весь регион?

0
26

Ближний Восток: кто же «поджигает» весь регион?

Ожидается, что представители Ирана и G4+1 (Великобритания, Франция, Германия, Китай и Россия) проведут седьмой раунд дискуссий по снятию санкций США против Исламской Республики в Вене 29 ноября. Переговоры были приостановлены в июне, когда в Исламской Республике состоялись президентские выборы, и с тех пор новая иранская администрация пересматривает детали шести раундов обсуждений, проведенных при предыдущей администрации.

Вашингтон в одностороннем порядке отказался от ядерной сделки в 2018 году, несмотря на полное соблюдение Тегераном своих ядерных обязательств, что неоднократно подтверждалось ядерным агентством ООН. Затем США развернули злобную кампанию “максимального давления” против Ирана, которая практически лишила страну всех экономических выгод от сделки.

Иран полностью выполнял свои ядерные обязательства в течение целого года, после чего решил активизировать свою ядерную работу в качестве правовой “меры по исправлению положения” в связи с нарушением США соглашения и вопиющей неспособностью других подписавших его сторон, в частности европейских союзников E3, гарантировать свои выгоды.

Администрация Джо Байдена заявила, что готова компенсировать ошибку бывшего президента Дональда Трампа и присоединиться к сделке, но она продемонстрировала преобладающую склонность к сохранению санкций в качестве инструмента давления. Тегеран настаивает на том, что все санкции должны быть сначала сняты поддающимся проверке образом, прежде чем он отменит свои меры по исправлению положения.

Разумеется, переговоры будут и сложными, и трудными, и долгими, пока все стороны смогут подойди к какому-либо консенсусу и наступит определенная разрядка в обширном и весьма турбулентном регионе Ближнего Востока.

Но есть еще один игрок, стремящийся присвоит себе лавры ООН и определять, как ему захочется, судьбы проживающих здесь народов. Это государство Израиль и его новое правительство во главе с премьер-министром Нафтали Беннетом и министром иностранных дел Яир Лапидом, которые делают все возможное, чтобы торпедировать переговоры в Вене и нанести массированный удар по иранской территории.

Учитывая, что Иран – это не та страна, которая в случае неспровоцированного нападения на него будет спокойно реагировать, а также тот факт, что Израиль, не подписавший Договор о нераспространении ядерного оружии и на территории которого не побывало ни одной инспекции МАГАТЭ, обладает ядерным оружием и средствами его доставки, весь регион ядерными безумцами может быть поставлен на грань уничтожения.

И это не преувеличение, а очевидные факты и нынешняя политика Израиля. Даже израильские СМИ не стесняясь регулярно пишут о военных приготовлениях ЦАХАЛ. 2022 год должен стать годом, когда израильские военно-воздушные силы поставят свои возможности нанесения ударов на большие расстояния по объектам ядерной программы Ирана на первое место в списке своих приоритетов, пишет с бравадой и некоторой гордостью, например, израильская хорошо информированная газета «World Israel News».

В последние годы израильские ВВC сосредоточились на своей способности наносить удары по региональным опорным пунктам Ирана, особенно в Сирии и Ираке, а также готовить планы нападений на «Хезболлу» в Ливане на основе концепции выпуска тысяч управляемых боеприпасов в день, и участвовать в частых эскалациях в Газе. Однако теперь израильское командование ВВС, выполняя волю высшего руководства, нацеливается на цели непосредственно на иранской земле.

Ядерные объекты Ирана, самыми известными из которых являются объекты по обогащению урана в Натанзе и Фордо, находятся не только далеко, но и сильно укреплены передовыми системами ПВО. В случае с Фордо объект построен глубоко внутри горы. Оценка прогресса, достигнутого в ядерной программе Ирана, является довольно сложной задачей.

С одной стороны, порог для начала атаки явно не был установлен, и, со своей стороны, Иран объявил о возвращении к ядерным переговорам в Вене с Соединенными Штатами и мировыми державами. Но пока неясно, приведут ли эти переговоры к реальному соглашению. Даже если участники переговоров в Вене это сделают, возврат к ядерной сделке 2015 года — Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) — будет представлять собой очень сложное развитие нынешних событий для региона.

Прежде всего, из-за его положений о краткосрочном прекращении действия, включенных в соглашение, срок действия которого скоро истечет и проложит путь для Ирана, чтобы стать ядерным пороговым государством с полной международной легитимностью. На данном этапе, похоже, более выгодная и долгосрочная сделка пока не рассматривается.

В то время как Иран, похоже, заморозил части своей ядерной инфраструктуры, которые ему понадобятся для прорыва к ядерному оружию, — разрабатывая взрывной механизм и работая над размещением этого механизма на боеголовке ракеты, — он добился прогресса в наиболее сложном аспекте создания ядерного оружия: накоплении достаточного количества расщепляющегося материала.

По данным МАГАТЭ, в октябре Иран обогатил более 120 килограммов урана до 20% уровня, что является значительным скачком по сравнению с 84 килограммами, которые он обогатил месяцем ранее. Иран также открыто обогащает другие, хотя и меньшие количества урана до 60% уровня. Оценки того, сколько времени потребуется иранцам, чтобы пробиться к реальному диапазону вооружений, разняться от 18 месяцев до двух лет. В стратегическом плане это не так уж много времени.

Первоначальная ядерная сделка 2015 года, несмотря на ее многочисленные пробелы, временно задержала ядерный прогресс Ирана, переведя его в мирное развитие, что позволило израильским ВВС инвестировать свои ресурсы в другие миссии и планы. В 2018 году, после того как администрация Трампа вышла из ядерной сделки и ввела античеловеческие разрушительные санкции в отношении иранцев, Тегеран столкнулся с серьезным экономическим кризисом. Тем не менее, Иран, больше не связанный положениями СВПД начал ускорять свою деятельность по обогащению урана.

Теперь, когда администрация Байдена стремится вернуть Иран к той же сделке, любая задержка, которую СВПД приведет к ядерной программе Ирана, будет очень кратковременной. В качестве альтернативы Иран, который нашел новые способы экспортировать свою нефть по всему миру и пережить санкции, может поддаться искушению отказаться от любого возврата к соглашению и вместо этого укрепить свой статус «прорывного ядерного государства».

Израильская пресса уже раскрывает, со ссылкой на военные круги, какие же агрессивные планы планируют «мировые господа». Следует надеяться, что Соединенные Штаты и Израиль, пишут израильские газеты, спокойно заключат между собой побочную сделку, в которой будет указано, какие действия будут предприняты, если Иран приблизится к «зоне прорыва».

Кроме того, в дополнение к обеспечению того, чтобы никто не встал на пути Израиля, если наступит час конфронтации и он совершит агрессию против Ирана. Другими словами, Тель-Авив нападет на Иран, а Соединенные Штаты обеспечивают ему, прежде всего военную поддержку, а также политико-дипломатическую на мировой арене. Но когда стратеги военно-воздушных сил рассматривают проблему достижения Ирана, они должны четко спланировать огромное количество деталей, связав их во единое действие.

Вполне понятно, что такие приготовления занимают значительное время и в них задействованы всё возрастающее число различных специалистов. Оборонное ведомство Израиля всё громче и широко заявляет об этих приготовлениях. В сентябре начальник штаба Армии обороны Израиля генерал-лейтенант А. Авив Кочави заявил: «Мы значительно ускорили нашу подготовку к деятельности в Иране».

Он добавил, что «значительная часть увеличенного оборонного бюджета предназначена для этого. Это очень сложная работа, требующая большого объема разведданных и многих оперативных возможностей. Для этого требуется гораздо больше боеприпасов. Мы работаем над этим».

Эти комментарии отражают истинный огромный масштаб программы наращивания сил, необходимой специально для нанесения удара по Ирану. Они также предполагают, что какие бы планы ни были у ВВС для такой миссии в 2021 году, они будут отличаться от тех планов, которые «будут реализованы в 2022 году». Такая стратегия сама по себе не нова. Израиль впервые начал развивать свой военный потенциал, чтобы напасть на Иран и остановить его мирную ядерную программу еще в 2004 году, но не совсем удачно.

Со временем шансы на то, что Израилю потребуется развернуть эти возможности, похоже, возросли, даже если завтра не будет немедленного толчка к таким действиям. 2022 год, пишут израильские СМИ, с учетом прогресса Ирана и ожидаемого решения о том, следует ли заниматься дипломатией, может оказаться критическим поворотным моментом.

Вне всякого сомнения, военный вариант нападения на Иран находится на израильском столе. Однако, израильтяне прекрасно осознают негативные для них последствия такого поворота событий. Это не в последнюю очередь связано с тем, что в результате удара Иран может быстро активировать «Хезболлу» — ее хорошо вооруженного представителя в Ливане, который сегодня в 20 раз мощнее, чем был накануне Второй ливанской войны в 2006 году.

Арсенал «Хезболлы», насчитывающий более 150 000 ракет класса «земля-земля», предназначен для того, чтобы удержать Израиль от нанесения того самого удара, к которому его ВВС в настоящее время готовятся в непредвиденных обстоятельствах.

Шиитские союзники Ирана в Сирии и Ираке также могут присоединиться к борьбе после нападения, в результате чего на Ближнем Востоке разразиться крупная война, которая затронет многие расположенные здесь государства, в том числе военных США и их базы. Такой сценарий не является неизбежным, и характер войны непредсказуем, но его необходимо учитывать при любых непредвиденных обстоятельствах, связанных с планами некоторых «поджигателей войны».

Увеличенный оборонный бюджет Израиля на 2021 год составляет около 62,3 миллиарда шекелей (и 60 миллиардов шекелей на 2022 год) — это значительное увеличение по сравнению с расходами на оборону в размере 57,5 миллиарда шекелей в 2020 году.

В конечном счете, жизненно важно, чтобы Иран понял, что на столе стоит военный вариант, констатирует газета «World Israel News», и поскольку американский стратегический фокус явно сместился на Дальний Восток, «выполнение этой функции ложится на Израиль». Просто, «господа мира», которые планируют, как им распорядится в своем мировом поместье.

Но в регионе и далеко за его пределами есть весьма здравомыслящие политики, которые размышляют не категориями войны, а планами установления мирного сосуществования для всех, а не только для избранных. Именно такие политики и их государства могут поставить заслон бредовым планам новых поджигателей войны.

Многие политики считают, и весьма справедливо, что даже если Иран получит ядерное оружие, он не будет использовать его против Израиля, поскольку тогда возникнет угроза возмездия и глобальной реакции. Такие аргументы эффективно учитываются при рассмотрении вероятной стратегии Ирана, как только он станет ядерным государством и займет свое достойное место в семье народов Ближнего Востока.

, член-корреспондент РАЕН

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь