«Белые Журавли». Хоров Владислав Витальевич. Позывной «Бледный» | Ермураки Сергей Иванович. Позывной «Чивас»

0
35

"Белые Журавли". Хоров Владислав Витальевич. Позывной «Бледный» | Ермураки Сергей Иванович.  Позывной «Чивас»

Хоров Владислав Витальевич. Позывной «Бледный»
30.11.1995 – 07.12.2017

г. Донецк

— Материнское горе несоизмеримо ни с каким горем, когда теряешь родное дитя. Боль материнская – вечна. Как трудно рассматривать фотографии сына…- плачет Оксана Владимировна, мать погибшего защитника Донбасса. — Вот он, смотрит на нас с фотографии, такой живой и родной. Как хочется его обнять…

Осторожно прикоснувшись к ветке абрикосового дерева, Оксана Владимировна вспоминает:

В 7 лет Влад посадил во дворе абрикосовую косточку. Представляете, она проросла, из нее выросло огромное дерево, приносящее сладкие вкусные плоды. Я их не трогаю. Пусть детвора лакомится. Сколько планов было у сына! Сколько несбывшихся желаний забрала война…

Планы у Владислава были обычные: закончить юридическую академию, служить в полиции, создать семью, жить мирной жизнью.

— Владик рос шустрым, любознательным, общительным мальчишкой. Жили на Лидиевке, где все соседи, как одна семья, — продолжает Оксана Владимировна. — Я работаю во Дворце культуры нашего поселка, сын с трех лет здесь был со мной рядом. Со временем увлекся бальными танцами, посещал студию эстрадного пения, был в театральном кружке.

Когда Влад немного подрос, сменил бальные танцы на спорт. Увлекся гандболом. Но театральные навыки не растерял – участвовал во всех школьных мероприятиях.

Мать воспитывала его одна, сын понимал, как ей трудно и старался на каникулах где-то подработать. В старших классах устроился на камнеобрабатывающий завод (ДСК). Ему нравилось работать с камнем, здесь же были и сварочные работы. По окончании школы решил получить рабочую профессию газоэлектросварщика. Потом поступил в юридическую академию.

"Белые Журавли". Хоров Владислав Витальевич. Позывной «Бледный» | Ермураки Сергей Иванович.  Позывной «Чивас»

Шел 2013 год. Никто из жителей Донбасса тогда и представить не мог, чем обернутся митинги на Майдане. Так начиналась война…

Никто еще не подозревал, что будет настолько страшно, тем более никто не ожидал, что будут стрелять. Люди семьями уезжали подальше от обстрелов и бомбежек. Жители Донбасса думали, что скоро всё уладится и все вернутся домой. В июле 2014 года семья Владислава тоже уехала подальше от войны. Мать с маленькой дочкой поехали к родственникам в Запорожскую область, а Влад отправился в Симферополь. Он не стал бездельничать, сразу устроился работать на рыбный завод. Ему было 17 лет.

— Вернулся он раньше нас – в начале сентября. Принял самостоятельное решение, — рассказывает Оксана Владимировна. — Мы с дочерью тоже вернулись, не смогли жить далеко от дома. Сын поставил меня перед фактом, что пойдет служить.

«Мама, если мы все будем лежать на диване, с места ничего не сдвинется. Ты видишь, что происходит? Надо, чтобы все поднялись», — убеждал Владислав свою мать. Мать говорила, что ему только 17 лет, что он еще ребенок, но никакие уговоры не действовали. «Не пустишь в двери, уйду в окно», — заявил Владислав.

Ни камуфляжа, ни спецодежды, ни оружия в первое время не было. Но была идея, ради которой мужчины поднялись на защиту Донбасса. Не пустить врага в родной город – вот главный настрой защитников.

В октябре 2014 года было еще тепло. Владислав (позывной «Бледный») позвонил матери и сказал, что он в «Оплоте», и на две недели уезжает на учения под Мариновку. Теплые вещи не стал брать, сказал, что скоро выдадут обмундирование, да и что может измениться в погоде за две недели. Запретил звонить, мотивировал тем, что, когда сможет, позвонит сам. Главное – не волноваться и не переживать. Если с ним что-то случится, командир сообщит.

Конечно, мать переживала. Учения продлились больше двух недель. Потом по ночам начались заморозки. Дважды звонил, успокаивал, говорил, что скоро вернётся. Через месяц вернулся. И снова уверенно сказал: «Я буду служить дальше».

В 2015 году мольбами и уговорами Оксана Владимировна уговорила сына оставить службу. Послушал. Знал, что временно, и что скоро вернется в строй. Поступил в юридическую академию на заочное отделение – сбылась детская мечта. Он будет полицейским. Вот только прогонят врага, и заживут мирной жизнью.

Разве мог солдат, защитник оставаться в стороне? Боевые товарищи на передовой, а он – дома. Владислав Хоров (позывной «Бледный») вернулся на боевую позицию.

30 ноября у Влада день рождения. Пришел в увольнение. Пригласил любимую девушку. Посидели, поговорили. Задули на торте свечи и уехал.

А через неделю, 7 декабря…

— Утром рано кто-то позвонил в двери. 4 часа утра, — вспоминает со слезами Оксана Владимировна. — Я подошла, смотрю в глазок – стоит командир. И тут я вспомнила шутку сына: «Не переживай, мама. Если что-то случится – приедет командир»…Я не хотела верить. Я не хотела открывать двери…

— Влад погиб…

Сил не было говорить…

— Ясиноватая. Промзона. Он находился на боевом дежурстве, снайперская пуля, — говорил командир матери. – Ранение несовместимое с жизнью… Вы сильная, держитесь. Влад был отчаянным бойцом.

— Если бы Влад не погиб, стоял бы до конца. Это человек, который никогда не сдастся. Он настоящий герой, — рассказывает о друге Александр. – Думаю, «Бледный», это не про него. Он был живчиком. Он и на передовую поэтому попал. Его не брали по возрасту, но добился своего, попал под Марьинку, когда там были большие бои. Его девиз: «Вперёд!»

Диане (2010 г.р.) было 6 лет, когда брат погиб.

– Я запомнила, как мы с ним весело проводили время. Когда я увидела его в форме, от него пахло войной, оружием. Но он пошел защищать меня. Я скучаю, — заплакала сестричка.

Похоронен Владислав Хоров (позывной «Бледный») на 29-м кладбище на Аллее погибших ополченцев с воинскими почестями. Отпевал погибшего воина его одноклассник священнослужитель Роман.

Оксана Владимировна плачет: «Эта война забрала у меня самое дорогое. Много матерей потеряли своих сыновей, жёны – мужей. Не нужна эта война, не нужна… Мой сын был для меня настоящим героем даже до войны.

Командир передал мне его телефон после гибели. Я всегда ношу его с собой. Его «мамочка, мамулечка» и сегодня звучит у меня в ушах…

"Белые Журавли". Хоров Владислав Витальевич. Позывной «Бледный» | Ермураки Сергей Иванович.  Позывной «Чивас»

Ермураки Сергей Иванович. Позывной «Чивас»
24.02.1983 – 05.06. 2014

г. Донецк

Время не стирает ни одной строки из книги народной памяти. Мы не просто должны, мы обязаны помнить о тех, кто ценой своей жизни защищал свой народ.

Память о тех защитниках Донбасса, которые в мирное время были уверены в своем будущем и будущем своих детей, сегодня живет, будет жить в веках. Цена нашей свободы – героический подвиг всех, кто остановил врага и не отдал на растерзание своих родных и близких, свой дом, улицу, город. В первых рядах защитников был и Сергей Ермураки.

Пройдя в старших классах спортивную подготовку в кружке «Юный десантник», мечтал связать жизнь со службой в десантных войсках. Сергей упорно готовится к армии. Вместе с товарищами в группе занимались строевой подготовкой, рукопашным боем, учились складывать и разбирать парашюты. Готовили ребят к службе в десантных войсках, войны проходившие службу в Афганистане.

К шестнадцати годам у Сергея уже был большой опыт по прыжкам с парашютом, но мечте пройти службу в десантных войсках не суждено было сбыться по состоянию здоровья…

– Вначале была моя инициатива направлять его в нужное русло, потому что энергии у Сережи было очень много, – вспоминает мать погибшего воина Лидия Сергеевна. – Важно было не упустить это с самого детства.

В воспитании Сергея активное участие принимали Алла Сергеевна – родная тетя, а также Сергей Фёдорович и Лилия Ивановна – любимые дед и бабушка.

— Родился Сергей в Донецке 24 февраля 1983 года. Рос весёлым, озорным мальчишкой, – продолжает Лидия Сергеевна. — С раннего детства активно посещал различные кружки, увлекался танцами, пением. Учился в Донецкой школе №125.

Дед, Сергей Федорович, в прошлом служивший в десантных войсках, обладал прирождёнными математическими способностями. Он с удовольствием помогал внуку в начальных классах с выполнением домашних заданий. Всё было в школе: и тройки, и пятерки. Выучил – пять, не выучил — два. Хватал всё на лету. Учителя смеялись, говорили: «Сидит, отвлекается на уроке, но успевает всё сделать – и усвоить учебный материал, и девчонок подёргать за косички, и на месте покрутиться. Поднимаем — отвечает на вопрос».

Когда по состоянию здоровья доктора запретили Сергею и думать о десантных войсках, в десятом классе он принимает решение пойти работать, аргументировав перед родителями это тем, что мама в шестнадцать лет тоже пошла работать. Так Сергей устраивается продавцом в ночной ларёк рядом с домом и продолжает учиться в школе.

– У него черта была — он был очень гордым — не любил просить. Может это и меня в своё время подтолкнуло, а потом и сына – вспоминает Лидия Сергеевна.

В это время Сергей с такими же активными подростками, как и он, увлекается музыкой. Так появилась их первая группа «ДиФО-ДиФО», что означает «Донецк- 44». Сергей начал писать электронную музыку, а также стихи. Так у него появилась песня «Я живой!». Молодой человек не мог знать, что жизнь его оборвет пуля снайпера. Он жил и радовался жизни. Группа принимала участие в различных районных мероприятиях. В 2004 -2007 гг.. на одном из молодёжных конкурсов «Молодая волна» занимают призовые места с песней – «Птица».

Закончив одиннадцать классов, Сергей Ермураки поступает в училище №128 на специальность «официант». После окончания по специальности работает недолго, поступает на курсы барменов и продолжает свою трудовую деятельность в различных ночных клубах Донецка.

Когда Сергею исполнилось 18 лет, в их дружной семье появилось пополнение — родилась Юлия. Сергей был в восторге от рождения сестры, всегда оказывал внимание и проявлял заботу. Отношения были настолько тёплыми, что за всё время он ни разу не повысил на сестренку голос. С огромной разницей в возрасте брат и сестра были единым целым.

Сергей шел по жизни уверенно, рассчитывая на свои силы и любовь, которая царила в его семье. Активный, целеустремлённый, жизнерадостный молодой человек попробовал себя в различных профессиях: продавцом в ночном ларьке, официантом, барменом, потом увлечение музыкой. Хватался за любую работу, словно боялся не успеть. Так сложилось, что нашёл себя, как продавец и сборщик мебели.

Вначале изготовлял корпусную мебель, затем работал под заказ. Первый кухонный гарнитур был подарен матери, она очень дорожит и никогда не заменит на другой. Овладев компьютерной программой, Сергей приходил к заказчикам и как дизайнер, на месте делал расчеты во всех проекциях, показывал, как это будет выглядеть. Эта работа давалась ему легко.

Неспокойные события в Киеве в конце 2013 года не оставили равнодушными многих. Сергей внимательно следил за событиями в СМИ, на душе было тревожно, приходило понимания того, что возможна война…

– Мама, будет война, — часто повторял он. В начале 2014 года Сергей начал ходить в спортзал повышать физподготовку. Продолжая заниматься любимой работой, он в тоже время принимал активное участие в митингах возле здания ОГА, а также на площади Ленина. Причина тому, что он не разделял пропаганду, так называемые лидеров майдана, пришедшие к власти в результате незаконного государственного переворота в Киеве…

– Первый раз я поняла, что это серьёзно, когда в четыре часа утра раздался телефонный звонок, – говорит Лидия Сергеевна. – Услышала: «Мама, я забыл ключи». Открываю двери — он стоит в камуфляже и в балаклаве. В эту ночь была угроза захвата ОГА и они дежурили там…

В конце марта 2014 года Сергей окончательно принимает решение вступить в ряды «Народного ополчения Донбасса», о чём сообщает родителям. Отговаривать было бесполезно — он был твёрд в своих убеждениях.

— «Я буду набирать себе людей, меня назначили командиром взвода», — сообщил как-то Сергей. Он начал набирать ребят, которых хорошо знает. На первом построении (это было третьего мая 2014 года) его представили как командира взвода, – вспоминает мать погибшего Лидия Сергеевна.

Теперь у Ермураки Сергея, с позывным «Чивас», начались ответственные и опасные военные будни по защите Донбасса. «Кто, если не мы!». С этим лозунгом Сергей и тысячи таких же отважных ребят встали на защиту родного края. Карловка, Мариновка — это те населённые пункты, где пришлось проявить настоящую отвагу и мужество…

— 2 июня 2014 года Сергей приехал ненадолго домой. За эти короткие два часа успел пообщаться с родителями, сестрой, увидеться с друзьями, как будто, что-то предчувствовал, – вспоминает Лидия Сергеевна.

5 июня 2014 года, выполняя боевое задание в районе КПП «Мариновка», Сергей Ермураки с позывным «Чивас» героически погиб. Пуля снайпера не оставила шансов на жизнь…

– Бой там был ужасный… После освобождения Мариновки мы выезжали на место гибели сына — там открытое поле, с трёх сторон работали снайперы и задействована авиация, – говорит с надрывом в голосе Лидия Сергеевна. – В эту ночь Сережа приснился сестренке и сказал: «Я живой!». Юля всё поняла…

Когда в школе писали сочинение об ополченцах, Юля писала о своем брате, озаглавив рассказ «Я живой!». «Он меня крепко обнял, поцеловал и сказал «Я тебя очень люблю» и ушёл», — написала девочка…

Похоронен Сергей Ермураки (позывной «Чивас») на кладбище «Чулковка» с воинскими почестями.

В последний путь провожали друзья, сослуживцы. В память о родном человеке звучали его стихи.

Награждён медалью «Защитнику Саур-Могилы»,

нагрудным знаком «200 лет Георгиевскому Кресту».

Каждый год 9 Мая мать погибшего защитника Донбасса несёт его портрет в «Бессмертном полку».

Время не стирает ни одной строки из книги народной памяти. Время не лечит. Оно заставляет с этим жить. Разве мать забудет сына? Разве Родина забудет?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь