Белорусская неделя: делили, сажали, защищали

0
30

Белорусская неделя: делили, сажали, защищали

На минувшей неделе белорусский парламент принял в первом чтении законы, которые напрямую касаются и России. Например, это поправки в Налоговый кодекс. Они непосредственно повлияют на прибыль целого ряда российских компаний.

Эта тема затрагивалась нами и ранее, а сейчас получила продолжение. Дело в том, что в Беларуси основной налог, с которого кормится бюджет, – это НДС. То есть, эти деньги для казны во многом генерирует торговля. Да, есть НДС на услуги связи или что-то другое, но розница тут вносит чуть ли не основной вклад. А сейчас очень большой поток товаров идет через онлайн-магазины. Что это значит?

Есть другая особенность белорусского рынка. В крупных городах (особенно в Минске) многие потребители привыкли делать покупки именно в онлайне. Изначально было понятно, что это сектор ждет укрупнение и приход больших платформ из-за рубежа, главным образом из России и Китая. Это и произошло. OZON и Wildberries очень плотно зашли на белорусский рынок.

Так как компании российские, то и налоги шли в российский бюджет. Это тоже было вроде бы понятно. Теперь же Минск в одностороннем порядке заявляет, что часть «пирога» забирает себе. Как раз поправки в Налоговый кодекс это и предусматривают. Вроде бы справедливо – компании российские, но деятельность они ведут в Беларуси, значит, и платить налоги должны здесь. Но всё-таки дух союзничества и партнёрства (в Минске часто рвут рубаху и говорят вообще кровном родстве) предполагает, что такие вещи сначала обсуждаются между странами, а уже потом принимаются в парламенте, хоть и в первом чтении.

Заместитель министра экономического развития России Дмитрий Вольвач недавно прямо заявил, что двойное обложение НДС не соответствует нормам ЕАЭС. Посмотрим, что будет дальше, и как страны поделят между собой НДС (а другого выхода, скорее всего, нет).

Белорусская неделя: делили, сажали, защищали

Несостоявшийся дуче уличных протестов Сергей Тихановский получил 18 колонии
Другая тема недели – большие сроки, которые получили некоторые лидеры белорусской оппозиции. Тут и старая гвардия в лице радикального Николая Статкевича (кандидат в президенты в 2010 году), и несостоявшийся кандидат-2020 Сергей Тихановский, и ярый русофоб Эдуард Пальчис… Все как на подбор. Сроки большие. Тихановский, например, получил 18 лет. В каком-то смысле это жирная точка в истории протестов, но при рассмотрении под лупой оказывается, что все-таки запятая.

Брожения в обществе подавлены и будут скрыты – до поры до времени. И здесь уместно вспомнить Украину. В начале 1990-х годов со времен войны прошло уже много лет, но эмигрантская среда украинских националистов на Западе сохранилась и во многом способствовала отравлению политической атмосферы в новоиспечённой независимой Украине (собственно, и руку приложила к самостийности). Так отравила, что колбасит до сих пор.

Еще один интересный эпизод – переход польского солдата на белорусскую сторону. Польша уже заявила, что у него был «залёт». Мол, ехал пьяным за рулём и был пойман. Так это или нет, но белорусская пропаганда использует его сейчас на полную катушку. Тем более, мигранты постепенно сдаются и уезжают домой. Массовка уже не та. Минску же необходима тема для пикирования с Варшавой. Конфликт – это не фантом. Но и в Польше, и в Беларуси его подогревают в своих целях. Минск в очередной раз продаёт Москве свой образ форпоста на лини противостояния с враждебным Западом. Плюс здесь в том, что на этом направлении у России действительно есть надёжный военно-политический союзник.

Минус же в том, что Минск перестал быть донором стабильности. Союзник генерирует общую напряжённость.

Белорусская неделя: делили, сажали, защищали

Польский солдат Эмиль Чечко стал одним из героев недели, перейдя на сторону Беларуси
Что же касается возможной полной остановки белорусского транзита через Литву, то политики в Вильнюсе через заявления на эту тему решают свои проблемы и достигают своих целей. Например, это хороший способ покрасоваться перед Брюсселем. На бизнес, который от этого пострадает, даже если это литовский бизнес, даже если это государственный литовский бизнес (или важный для государства), таким политикам явно наплевать.

Пока же белорусский транзит через Литву решили перехватить Эстония и Латвия, не увидев в этом, в отличие от прибалтийской сестрицы, отступления от антибелорусских санкций. Как говорится, санкции санкциями, а деньги деньгами. «Сейчас у министерства иностранных дел нет оснований полагать, что эстонское государственное предприятие или компетентные учреждения нарушили установленные санкции», – отрезала пресс-секретарь МИД Эстонии Кристина Отс.

Минску же можно было давно понять, что стратегически транзит калия надо было переводить на Ленобласть ещё тогда, когда это предлагала Москва. Сейчас мгновенно такой переход не сделаешь.

Белорусская неделя: делили, сажали, защищали

Порт Усть-Луга давно ждёт белорусские грузы, но пока терминалов хватит не для всего объема. Нужны вложения
И наконец, стоит сказать о новом законе – «О геноциде белорусского народа». Его приняли в двух чтениях. За отрицание геноцида грозят сроки. По сути, это наказание за приверженность к ультраправым идеям.

Геноцидом белорусского народа считаются «злодеяния, направленные на планомерное физическое уничтожение белорусского народа путём убийства и иных действий» как во время оккупации в 1941 – 1944 годах, так и потом, в 1945 – 1951 годах. По поводу второго периода прямо ничего не говорится, но явно подразумеваются акции остатков Армии Крайовой и недобитых коллаборантов. В законе есть определение «националистические формирования».

В экспертных кругах существуют два мнения по поводу закона: одни аналитики считают, что в Беларуси пока не изжита болезнь самостийности, отсюда – своеобразное вырезание «своего» куска истории Великой Отечественной войны. Другие же возражают: авторы законопроекта делают отсыл к СССР – под белорусским народом понимаются (и это прописано в документе) советские граждане, проживавшие в БССР с 1941 по 1951 год. То есть, речь всё-таки о советском народе, проживающем на территории БССР. Ясно, что вокруг некоторых формулировок закона ещё будут ломаться копья, однако несомненная польза закона в том, что он, во-первых, является ещё одним барьером на пути распространения фальсификаций событий Великой Отечественной войны и в послевоенный период и, во вторых, позволит противодействовать возрождению нацизма – а тема эта, если посмотреть на Украину, более чем актуальна.