Байден, «Кистоун» и иранский фактор. Борис Марцинкевич

0
581

Байден, "Кистоун" и иранский фактор. Борис Марцинкевич

В первый же день работу на посту 46-й президента Джо Байден подписал указ о запрете строительство магистрального нефтепровода Keystone XL. Сделано это явно в противовес действиям предшественника Байдена Дональда Трампа, который, в свою очередь, отменил указ предыдущего президента-демократа Барака Обамы. Первое впечатление – это некие внутренние дела США, «разбор полётов» между политическими партиями и группировками, но есть факты, говорящие о том, что решение Байдена может иметь далеко идущие последствия сразу для нескольких стран, в том числе и для России.

Планы реализованные и запрещённые

Для начала, конечно, стоит вспомнить о том, что МНП Keystone XL – это четвёртая очередь сети нефтяных магистралей Keystone, соединяющих нефтеносные месторождения канадской провинции Альберта с нефтеперерабатывающими заводами на Среднем Западе и на побережье Мексиканского залива на территории США. Вторая очередь Keystone проходит через один из основных торговых хабов для сырой нефти в мире, на котором формируется цена нефти сорта WTI. Годовая мощность первой и второй очереди Keystone составляет 590 000 баррелей в сутки, третья очередь, ведущая к южным НПЗ, имеет мощность 700 000 баррелей в сутки. Увеличение мощности идёт как раз за счёт того, что в Кушинге расположено крупнейшее в мире нефтехранилище – общий объем резервуаров, расположенных здесь, составляет 82 млн баррелей. Впрочем, нельзя исключать того, что этот показатель превзошёл Китай, который не любит распространять точные данные о нефтехранилищах, которые в последнее время он строит достаточно активно.

Байден, "Кистоун" и иранский фактор. Борис Марцинкевич

Четвёртая очередь этого нефтепровода, получившая собственное наименование Keystone XL, была спроектирована канадской компанией TransCanada Corporation на годовую мощность 800 тысяч баррелей в сутки. Продолжительность предполагаемого маршрута Keystone XL должна была составить около 1 900 км, при этом маршрут был проложен через территорию, на которой идёт добыча методом гидроразрыва пласта (сланцевые месторождения) легкой малосернистой нефти сора Bakken. Проект Keystone разрабатывался для того, чтобы достигнуть сразу несколько целей. Во-первых, месторождения битумозной нефти Канада не очень удачно расположены географически – чересчур велико расстояние до побережья как Атлантического, так и Тихого океана. Во-вторых, у канадских нефтяников – минимальный уровень экспорта сырой нефти, поскольку качество её делает её малопригодной для переработки: высокая вязкость, высокая плотность, большое количество серы. В то же время на территории США около 90% месторождений содержат нефть легкую и малосернистую, а для того, чтобы НПЗ могли производить полный ассортимент продукции, от бензина до мазута и гудрона (как бы кому-то ни было удивительно, но в Штатах тоже строят новые автодороги и производят их ремонт), необходима и нефть как раз такого качества, которая содержится в канадских битумозных песках.

Нефть Канады, Гуайдо в Венесуэле, Рухани в Иране, а в России — Сечин

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  На слете консерваторов США установили золотую статую Трампа

На побережье Мексиканского залива США расположено множество НПЗ, из которых 12 – крупных. Традиционно они закупали венесуэльскую тяжелую нефть, но пару лет назад эта традиция была нарушена – с той поры, когда в Штатах, а затем и в дисциплинированном ЕС состоялось «назначение» Хуано Гуайдо президентом Венесуэлы. Сразу после того, как стало очевидно, что Николас Мадуро не намерен уходить со своего поста, что очередная «цветная революция» не состоялась, США применили против непокорной страны односторонние дискриминационные меры, которые в СМИ частенько ошибочно называют «санкциями». Теперь еще раз внимательно смотрим на даты. Дональд Трамп отменил указ Обамы о прекращении строительства Keystone XL 12 января 2017 года. Летом 2018 года TransCanada уже начала подготовку к строительству нефтепровода – были зачищены лесные просеки, началась транспортировка труб и других материалов на территорию штатов Монтана и Южная Дакота. Если бы в проект не вмешались всевозможные экологические группировки, завалившие судебные органы Штатов протестами против строительства МНП, в 2020 году Keystone XL был бы уже введен в эксплуатацию. Это гарантировало бы поставки тяжёлой канадской нефти на НПЗ побережья Мексиканского залива и их нормальную производственную деятельность. Известные события в Венесуэле начались, напомним, в январе 2019 года. То, что они были инспирированы именно Штатами – секрет Полишинеля. Основной расчёт США был, разумеется на то, что они смогут поставить к власти в Венесуэле Гуайдо, но операция была достаточно рискованной – именно поэтому Трамп и подстраховался, выдав разрешение на строительство Keystone XL. Во время президентской компании 2016 года именно нефтяные и угольные компании оказывали Трампу наибольшую поддержку, терять её в планы 45-го президента США точно не входило. Однако свержение Мадуро не состоялось, а строительство нефтепровода было блокировано судебными органами.

В результате у нефтепереработчиков США сложилась крайне занимательная ситуация. Отсутствие тяжёлой нефти означало бы и отсутствие дизельного топлива, которое, несмотря на все модные «зелёные» тренды, было и остается весьма востребованным продуктом у американских автовладельцев. Из-за объявленных мер против Венесуэлы владельцы НПЗ оказались лишены возможности импортировать тяжёлую венесуэльскую нефть сорта Merey. По химическому составу максимально близкий по отношению к Merey сорт нефти называется Iranian Heavy – думаю, комментарии тут излишни. Следующий «ближайший родственник» Merey – сорт нефти под названием Urals. Вводя дискриминационные меры против Венесуэлы и Ирана, Дональд Трамп не снижал накал антироссийской риторики, но американские владельцы НПЗ просто вынуждены были наращивать закупки российской нефти. В 2019 году по сравнению с 2018-м поставки российской нефти в США выросли в 3,1 раза – с 1,38 млн тонн (10,1 млн баррелей) до 4,28 млн тонн (31,4 млн баррелей). За первые 10 месяцев 2020 года Россия поставила в Штаты 22,8 млн тонн (167 млн тонн) нефти и нефтепродуктов, выйдя на четвертое место по этому показателю. Впереди – Канада, Мексика и Саудовская Аравия, причем третье место Saudi Aramco связано с тем, что этой компании принадлежит крупнейший НПЗ на территории США и сеть АЗС в нескольких Штатах. Мало того: из этих 167 млн баррелей на сырую нефть приходится только 15%, а остальные 85% — это мазут. Причина в том, что российские нефтяные компании предпочитают работать со своими партнёрами на основании долгосрочных контрактов, в результате чего Urals для американцев просто не хватило. Технологические линии американских НПЗ позволяют использовать смесь лёгкой нефти и с мазутом – вот мистеры и согласились прийти в тяжёлый 2020 год с его противопандемическими мерами и новым соглашением ОПЕК+ на выручку российским нефтяникам.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Вести от 30.01.2021

Выбирай, но осторожно. Осторожно, но выбирай

С учётом всего этого решение Джо Байдена по судьбе Keystone XL выглядит куда как интереснее. Отбрасывая ворох слов про сражения за экологию, что мы имеем? Вариантов немного. Либо Байден будет закрывать глаза на то, как нефтяные компании США «накачивают деньгами» нефтяную отрасль России, тем самым подставляясь под жёсткую критику со стороны политических противников. Либо Байден пойдёт на то, чтобы Штаты вернулись в СВПД (совместный всеобъемлющий план действий) по иранской ядерной программе, тем самым сняв все ограничения, наложенные на это государство Трампом. В этом случае Иран масштабно вернётся на мировой рынок нефти – по заявлениям руководителей энергетики Исламской Республики, они смогут в сжатые сроки вывести объем экспорта до 2,2 млн баррелей в день, тем более, что никаких обязательств в ОПЕК+ Иран не несёт. Это, конечно, позволит американским компаниям, владеющим НПЗ, отказаться от российской нефти и нефтепродуктов. Вот только такое дополнительное количество нефти приведет к падению мировых цен на неёе, что станет новым ударом по сланцевой добыче, которая и так в США пребывает в состоянии нокдауна после всего, что происходило в течение 2020 года. Имеется ещё и третий вариант – Иран может возобновить свой экспорт, но при этом отказаться поставлять нефть в США, причем не только по идеологическим соображениям, но и потому что доставлять нефть своим традиционным потребителям в Индию и в Китай ему куда как ближе и дешевле. Если коротко – «железная труба», которую Байден запретил строить, способна дать много пищи для размышлений политологам.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь