Анкара – Евросоюз: этика и эмоции побоку

0
36

Чем отличаются диктаторы 1930-х от 2000-тысячных

Анкара – Евросоюз: этика и эмоции побоку

Политический курс Анкары направлен на формирование турецкого центра силы в многополярном мире, для чего умело используются общие тенденции глобальной трансформации.

Во-первых, это утеря Западом фундамента его пятисотлетнего господства. Во-вторых, развал либерального экономического порядка, созданного после Второй мировой войны. В-третьих, кардинальное изменение соотношения сил в мире. В-четвертых, пандемия, усилившая хаотизацию и неопределенность обстановки, приведшая к страданиям и смерти миллионов людей и трате ресурсов.

Как поймать рыбку в мутной воде

Синергия тенденций наряду с тяжелым социально-экономическим кризисом и дезориентацией правящих элит ведущих государств подпитывает процессы хаотизации мира. Отсутствуют предпосылки решения многочисленных проблем, которые могли бы устроить основных игроков. При этом каждый из игроков рассчитывает поймать свою рыбку в мутной воде и не задумывается о последствиях волны хаоса для своей страны и для мира в целом.

О выработке глобальной и региональных стратегий обеспечения стабилизации обстановки речи нет. Организации обеспечения международной и региональной безопасности низведены до уровня наблюдателей, беспомощных и неспособных использовать инструменты, позволяющие овладеть ситуацией.

В этих условиях Анкара пытается реализовать проекты, которые вынашивались Турцией долгие годы и, по замыслу авторов, должны повысить вес и влияние страны в мире.

Одним из ключевых проектов является строительство канала «Стамбул», дублирующего Проливы, на который не будет распространяться конвенция Монтрё 1936 года. Тогда Турция станет единовластным управляющим узлом торговых и военно-морских коммуникаций в бассейнах Средиземного и Черного морей. Соответственно у Анкары появятся качественно иные возможности влияния, включая рычаги давления на Россию, а военное использование канала станет предметом для торга с Вашингтоном и Брюсселем.

На решимость Эрдогана не повлияло выступление более ста турецких адмиралов в отставке, которые распространили заявление в защиту конвенции Монтрё. В коллективном обращении бывших представителей высшего командного состава ВМС Турции от 3 апреля указывалось на недопустимость отказа от этого международного соглашения, которое установило нынешний статус и режим использования Черноморских проливов.

Турецкая прокуратура выдала ордера на арест десяти адмиралов и предписала еще четырем другим явиться в органы следствия для дачи показаний относительно подписанного ими заявления. Накануне десять адмиралов были выпущены под залог. Следствие в отношении них продолжается.

Строительство канала, действия Турции в Сирии, в Карабахе, подстрекательская политика в отношениях с Киевом, развитие связей с государствами Центральной Азии свидетельствуют, что Анкара последовательно осуществляет долгосрочный проект по позиционированию себя в качестве ведущей военной и политической силы в регионе, границы которого она намерена постоянно расширять.

Евросоюз готов работать с «диктатором»

Следует подчеркнуть, что в глобальной стратегии США сегодня перед Турцией поставлена одна из важнейших задач – способствовать столкновению России и Украины в кровопролитном военном конфликте. При таком развитии событий Турции обещаны серьезные стратегические преференции за счет России и, возможно, поддержка просьбы о вступлении страны в ЕС. Подобные обещания Запада способствуют потере Анкарой чувства меры, пренебрежению уроками истории, когда непомерные амбиции приводили страну к болезненному отрезвлению.

В этом контексте по-другому будут смотреться и многолетние с 1987 года потуги Турции добиться членства в ЕС, которое рассматривается Анкарой как важная стратегическая цель страны, социально-политическая, экономическая, самоидентификационная и даже мировоззренческая проблема последних десятилетий. По результатам опросов в 2017 году 75,5 процента граждан Турции хотят вступить в ЕС, но лишь 36 процентов полагают, что страна когда-либо будет принята.

Президент Реджип Эрдоган выбирает стратегию, которая позволит в среднесрочной перспективе стать желанным членом Евросоюза. Основа такой стратегии – неуклонный рост геополитического влияния и создание новых инструментов воздействия на других международных игроков, наращивание военной мощи, формирование круга союзников и партнеров.

Пока стратегия «буксует». С момента начала переговоров в 2005 году стороны согласовали 16 из 35 технических пунктов, которые должна выполнить Анкара, чтобы достичь необходимых для членства в ЕС стандартов.

Однако есть и позитивные для Турции сигналы, о чем свидетельствует, например, недавнее заявление премьер-министра Италии Марио Драги. Комментируя известную историю о двух стульях на встрече в Анкаре с делегацией Евросоюза, он заявил: «Я совершенно не разделяю поведение Эрдогана в отношении главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, считаю его неподобающим. Назовем вещи своими именами. Мы должны быть готовы к работе с теми, кого можно назвать «диктаторами», потому что нуждаемся в них. Необходимо честно говорить о различиях во взглядах и мировоззрении, но при этом быть готовыми работать с ними в интересах своей страны». Разительно напоминает риторику Запада в отношении другого диктатора в Европе середины 30-х годов прошлого века.

Правящие элиты ЕС готовы работать с «диктатором, женоненавистником», если эта личность олицетворяет собой важную для экономических и военных интересов Запада страну, готовую стать инструментом в гибридной войне против России. Этика и эмоции побоку. Именно на такую реакцию европейских партнеров и рассчитывал турецкий президент.

С учетом вышесказанного для России важно выработать долгосрочную политику отношений с Турцией, которая обеспечит готовность парировать экстравагантные, провокационные, нередко наглые и дерзкие выходки непредсказуемого южного соседа.

, член-корреспондент Академии военных наук, эксперт Лиги военных дипломатов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь